Евгений Бабушкин /

Драчуны, кобели и ракеты. Политические итоги недели

Ракеты падают, ученые кричат «долой», политики совершают ну очень странные поступки, а что до кобелей из медиа-бизнеса... нет бы радоваться жизни, так зачем-то грызутся. «Сноб» выбрал самые важные события минувшей недели

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Реплика. «Выполнять общественные работы не собираюсь, только если на посту главы "Газпрома"» 

Кто сказал. Александр Лебедев, предприниматель

Контекст. Историю с порванными штанами Сергея Полонского успели подзабыть, а жаль — конфликт был шекспировский. Вначале Лебедев дал Полонскому в челюсть, затем тот снял штаны и показал, где у него от падения образовалась дырка (твиттер взорвался обидными комментариями), а вскоре подал в суд. Разбирательства длились два года, в итоге Лебедева приговорили к 150 часам исправительных работ по самой популярной статье в России — побои. Обычно, правда, муж жену лупит, а тут миллиардер миллиардера. Но наказание одинаковое. В общем, справедливость восторжествовала — пусть и в чахлой, карликовой форме.

Реплика. «Очень мало тех, кто разделяет его образ мыслей и поддерживает его»

Кто сказал. Сергей Собянин, врио мэра Москвы

Контекст. Аттракцион невиданной щедрости: фавориты призывают голосовать за своих соперников-оппозиционеров. В Москве Собянин поддержал Навального, а подмосковный единоросс Воробьев предложил муниципальным депутатам поддержать Геннадия ГудковаМожет Собянин и прав, что Навальный никому не нужен. Но звучит все равно неприятно — подберите мол, коллега, объедки с барского стола.  Впрочем, шансы пройти муниципальный фильтр у соперников Собянина действительно невысоки.

Реплика. «Они сказали, мы тебе взятку дадим, наркотики подбросим. Ты не доживешь до Нового года. Дожили!»

Кто сказал. Евгений Урлашов, мэр Ярославля

Контекст. А если кто-то приличный и победит ненароком на выборах, что с того? Вот год назад Евгений Урлашов разгромил официального представителя «Единой России», а после  даже принял участие в протестном митинге. И это не прошло ему даром. Мэр Ярославля стал фигурантом дела о взятке, как он сам и предсказывал. По версии следствия, Урлашов вымогал у местных предпринимателей откат в размере 14 миллионов рублей — история удивительно похожа на дело «Кировлеса». В сентябре Урлашов собирался идти на выборы в областную думу от партии «Гражданская платформа», но теперь, конечно, никуда не пойдет.  

Реплика. «Давайте мы объединим гинекологию с сантехникой, и будет у нас одно гинекологическо-сантехническое отделение поликлиники. Ну а что? Там трубы и тут трубы»

Кто сказал. Михаил Гельфанд, заместитель директора Института проблем передачи информации РАН

Контекст. Политика на этой неделе — с уголовным привкусом, зато наука —  с политическим. Госдума приняла в первом чтении законопроект о реформе РАН, и ученые вышли на многотысячный митинг протеста. На этом пока все — в реальности все затихло. Зато вспучилось информационное пространство, все только и делают, что обсуждают реформу: пилят хладный труп Академии наук или наоборот реанимируют? Как бы то ни было, впервые за долгие годы российская наука стала всем интересна. И это хорошо.

Реплика. «Мы двигаться дальше не будем»

Кто сказал. Дмитрий Рогозин

Контекст. Кстати, о научных достижениях. Ракета-носитель  «Протон-М», которая должна была вывести на орбиту три спутника  ГЛОНАСС, рухнула на девятнадцатой секунде  полета, и пламя пожрало шесть миллиардов бюджетных рублей. Дмитрий Медведев, разумеется, потребовал найти виновных, а главный по ракетам Дмитрий Рогозин, разумеется, пообещал их найти. Он также гарантировал скорую реформу в ракетно-космической промышленности. Вероятно, по рецепту Академии наук: взять все, да и объединить.

Реплика. «Дружить с кобелем я никогда не буду, потому что я сам кобель»

Кто сказал. Сергей Доренко, журналист

Контекст. В мире животных, как обычно, интереснее всего: король желтой прессы Арам Габрелянов уволил легендарного телекиллера Сергея Доренко, точнее, тот сам ушел, не желая терпеть равного по силе альфа-самца. Так, во всяком случае, утверждает Доренко. Холдинг Габрелянова увеличился на треть: к «Лайфньюс» и «Известиям» прибавилась «Русская служба новостей», где Доренко распоряжался пять с лишним лет.