Не мочите депутатов. Политические итоги недели

В Южной Америке ловят шпионов, в Саратовской области начался крестьянский бунт, а москвичи приступили к постепенному физическому уничтожению фракции ЛДПР. «Сноб» выбрал самые важные события минувшей недели

Фрагмент репродукции картины Джона Лавери
Фрагмент репродукции картины Джона Лавери
+T -
Поделиться:

Реплика. «А мне пох..й!!»

Кто сказал. Житель города Пугачев

Контекст. В Саратовской области начался классический крестьянский бунт — с невнятными лозунгами и умеренными повреждениями движимого имущества. Повод для нового Пугачевского восстания — бытовой: два тинейджера подрались, и один на беду оказался чеченцем. И понеслось: нерусский русского зарезал, да еще второй раз за три года. Впрочем, местные власти мудро ограничили продажу алкоголя, и эскалации насилия не случилось. Пострадал только глава местной администрации господин Сидоров, которого митингующие облили водой.

Реплика. «Говорю: "Я обычный депутат Госдумы”. А они в ответ: "Да вас надо мочить вообще!”»

Кто сказал. Роман Худяков, депутат Госдумы

Контекст. В Москве народный гнев куда конкретней и прицельней. На Бережковской набережной машину Худякова подрезал черный джип, откуда вышли двое мужчин «с характерным акцентом» и избили депутата — то ли руками, то ли битой, тут показания расходятся. Впрочем, сейчас Худяков чувствует себя нормально. Интернет в расстройстве: на поле боя встретились две ненавистные социальные категории — «кавказцы» и «депутаты», и непонятно, кого бранить. Поэтому самый распространенный комментарий — в точности такой, как у жителя города Пугачев.

Реплика. «Все прошло в теплой дружественной обстановке. Даже на руках носили»

Кто сказал. Алексей Навальный, кандидат в мэры Москвы

Контекст. Четыре минуты — именно столько Алексей Навальный успел побыть зарегистрированным кандидатом в мэры Москвы, пока его не скрутила полиция. Впрочем, отпустили его быстро, да и какой смысл задерживать, если 18 июля суд в Кирове огласит Навальному приговор. Прокурор требует шесть лет, и на оправдание почти никто уже не надеется.  

Реплика. «На этом зловещем примере будут теперь учиться миллионы людей во всем мире»

Кто сказал. Иван Черкасов, партнер Hermitage Capital

Контекст. Тем временем главу фонда Hermitage Capital Уильяма Браудера заочно приговорили к девяти годам колонии. Сергей Магнитский, замученный в СИЗО четыре года назад, также признан виновным — в России показательно осудили мертвеца, и это довольно редкий случай для современной юридической практики. Уголовное дело Магнитского прекращено в связи с его смертью,  в реабилитации погибшего отказано.

Реплика. «На термин "иностранный агент" они обижаются, а документы на родном русском языке найти не могут

Кто сказал. Юрий Чайка, генеральный прокурор

Контекст. Злые люди уже успели обозвать речь Юрия Чайки лебединой песней, хотя хоронить его  пока рановато. Короче говоря, Чайку совсем не устраивает, как в России соблюдается закон об НКО: потенциальные «иностранные агенты» всячески сопротивляются тому, чтобы зарегистрироваться и получить обязательное клеймо. Впрочем, выступая перед Советом Федерации, Чайка никаких выводов не сделал, просто пожаловался.

Реплика. «Соотечественники, закройте свои аккаунты в Facebook!»

Кто сказал. Мария Ирис Варела, министр Венесуэлы по делам исправительных учреждений

Контекст. Пропал дом: в Венесуэле на смену эксцентричному, но вменяемому Уго Чавесу пришли какие-то очень странные люди. Разумеется, не более странные, чем наши сановные соотечественники. Те тоже считают, что все зло от интернета, только венесуэльцы ловят в соцсетях шпионов, а наши — пиратов и педофилов.