Евгений Бабушкин /

Новости — наша профессия. 20 лет НТВ

Сегодня исполняется 20 лет НТВ — в июле 1993 года телеканал получил свидетельство о регистрации. Он уже давно сменил и хозяев, и стиль, и аудиторию  — сейчас три буквы на зеленом фоне отсылают к Свете из Иваново и всяческой расчлененке. А когда-то НТВ был лучшим каналом страны. «Сноб» поговорил со старыми НТВ-шниками — легенды российского телевидения вспоминают, как все начиналось

Фото: Алексей Куденко/Коммерсантъ
Фото: Алексей Куденко/Коммерсантъ
Телеведущий Михаил Осокин во время эфира экстренного выпуска программы "Сегодня", посвященной смене руководства на НТВ
+T -
Поделиться:

Аркадий Мамонтов

В те годы у НТВ был лозунг: «Новости — наша профессия». Туда приходили работать потому, что это было интересно, захватывающе и почти никакой цензуры. Почти. Когда я пришел, на меня посмотрели и сказали: «Ну, езжай в Абхазию». Прибыв на место, я сразу снял переход между Абхазией и Россией, пограничный пункт через Псоу. Там всегда были очереди, творился какой-то бардак. Мы сняли хороший репортаж о том, как над людьми издеваются: кто-то стоит с ящиками мандаринов, кто-то с детьми, кругом война, неустроенность, а это наши бывшие советские граждане. Получился очень гуманитарный сюжет. Я рассчитывал, что поставят две минуты в эфир, но Миша Осокин увидел большее и сделал специальный репортаж. Помню, мне позвонила шеф-редактор выпуска Лена Яковлева и спросила: «Где твой стендап? Ты должен быть в кадре». А я еще никак не мог к этому привыкнуть. Эти первые минуты, первые часы, первые сутки, первые месяцы работы на НТВ запомнились мне тем, что там все было построено на личности, человек должен был больше и больше раскрываться, приносить больше и больше информационной прибыли для компании. Меня буквально заставляли вставать в кадр, чего я не умел и не любил делать.

Сейчас мы разошлись по разным углам ринга. Я уважаю их восприятие мира, уважают ли они мое — их дело. Но все они были настоящие профессионалы.

Эрнест Мацкявичюс

Я пришел на НТВ в 1993 году. Меня позвал мой однокурсник, Володя Ленский. Компания только появилась, и пойти туда было авантюрой, потому что это было первое негосударственное телевидение.    

Я думаю, нам повезло. Мы оказались перед «окном в Париж», которое в тот момент внезапно открылось. Произошел слом эпох, прекратило существовать старое телевидение, менялась страна. И появился шанс сделать новое телевидение. То есть мы оказались в правильное время в правильном месте. У нас были еще не зашлакованные государственным телевидением мозги, свежий взгляд и неуемное желание работать. Людям с других каналов сразу бросился в глаза наш успех. Почему сразу стало все получаться у НТВ-шников? Когда я подрос и поумнел, много чего увидел и переоценил, я тоже задавал себе вопрос «Почему все получилось?». Секрет успеха — на поверхности. Одна из расшифровок аббревиатуры НТВ — «Нормальное телевидение». У старого НТВ был лишь один понятный критерий — здравый смысл. Если к любому вопросу подходить здраво, с точки зрения интереса зрителя и здравого смысла, то успех, мне кажется, гарантирован.   

Время было такое, революционное, которое выносило на поверхность личности яркие, пусть не всегда адекватные, но, безусловно, интересные для зрителя. И каждый сюжет из Госдумы, где мне довелось работать, был яркой серией длинного, крайне увлекательного политического сериала. Были интересны не сами законы, которые принимались на тот момент, а фон, детали, которые этому сопутствовали. Я помню, что карьеру я сделал на пресс-конференциях Жириновского, которого тогда не показывал никто, хотя Владимир Вольфович — абсолютно телевизионная личность.

У нас было очень мало корреспондентов, мало операторов и мало водителей. Все друг друга знали, и отношения были очень семейные. Когда мы выезжали на съемку в наших «Жигулях» четвертой модели, мы ощущали себя единым целым. Всех знали по именам, дружили за пределами нашей работы, могли выпить пива, могли где-нибудь посидеть. Не было никакой субординации, все считали себя равными люди, делающими одно дело. Никакого «тимбилдинга» было не нужно, он существовал сам по себе.

Да, мы допускали ошибки. Да, нас иногда носило, да, мы что-то делали не так. Но нашими стараниями медленно и верно телевидение превращалось в серьезный информационный продукт.

Светлана Сорокина

Я пришла на НТВ в 1997 году. Тогдашний руководитель НТВ Добродеев мне предложил вести не новости, а актуальные интервью. Была такая программа «Герой дня» — это интервью, привязанное к событиям — и выходила она сразу после семичасовых вечерних новостей. Такое «один на один» в студии с собеседником. Я пришла в декабре, в начале месяца оформилась, 15 числа уже вела первую программу. Осенью 2000 был последний сезон, до апреля, до разгона, я тогда вела ток-шоу «Глас народа». И фильмы снимала. В апреле 2001 команда раскололась, часть осталась, а часть ушла. Я из ушедших. Вернуться я бы не хотела, я не листаю страницы назад. Ушла и ушла, никогда не думала вернуться назад.

Лев Новоженов

Летом 1993 года я работал в программе «Времечко» на Четвертом канале Останкино. И вот поползли слухи, что будет новая телекомпания и что она возьмет вечернее вещание. Когда НТВ действительно пришло, стали решать, оставить ли «Времечко» — программу считали сомнительной, желтой. А канал был наоборот взвешенным, аналитическим, застегнутым на все пуговицы.  

По поводу «Времечка» мнения разделились, но Олег Добродеев сказал: «Пускай остаются эти пацаны-хулиганы, я за ними присмотрю». Так мы и просуществовали на канале до 1997 года, когда через главного продюсера Леонида Парфенова меня пригласили уже не в качестве ведущего, а как социально оформленного сотрудника НТВ. Годы были бурные, эфира было много, все было как на войне.

Сейчас это совсем другой канал, другая страна, другая атмосфера. Лиц того старого НТВ сейчас на канале практически нет, если не считать Миткову. Все разбрелись кто куда. А когда-то НТВ было золотым слитком. Оно было блистательное во всех отношениях. Его творческими открытиями пользуется все телевидение — оформление, подача материала, концептуальность. До НТВ каналы представляли из себя сборную солянку из разных передач, не было единого стиля. НТВ выработало этот стиль и показало пример. НТВ обогнало время.

Это был канал той страны, которая должна была состояться в будущем, он был предвестником. Но будущее не состоялось.

Владимир Кара-Мурза

Летом 1993 года я ушел в отпуск на Первом канале, а вернулся на Пятый — НТВ тогда было на пятой кнопке. Я стал корреспондентом «Итогов», делал спецрепортаж про сожженный Белый дом. Потом был ведущим программы «Сегодня в полночь», по выходным делал сюжеты для «Итогов», не отказывал себе в удовольствии поработать обычным репортером.

В апреле 2001 года произошла смена владельца. Пришли Кох с Йорданом. И на этом НТВ закончилось. То, что сейчас на четвертой кнопке, невозможно смотреть. Мы уволились 14 апреля 2001 года и разбрелись по разным телеканалам.

Говорят, мы устраивали какие-то акции, не возвращали какие-то ссуды, но все это было выдумано. НТВ было островком свободного эфира, свободной журналистики. Ельцин доказал, что он за свободу слова: никогда нас не прерывал, не обижался, не огрызался. С властью у нас были хорошие отношения, работали мы тоже хорошо. Кто-то остался, до кого-то — вот, до Лени Парфенова — задним числом дошло, где он оказался. Миткова и Пивоваров до сих пор там, сотрудничают с теми, кто делает «Анатомию протеста» и «Чрезвычайное происшествие», позорнические передачи. Свою роль сыграли большие деньги, люди к ним привыкли.

Многие застряли в НТВ, не могут ни о чем другом думать. Но я считаю, что надо двигаться вперед. Дают где-то работу — там и надо работать. Снявши голову, по волосам не плачут.

Комментировать Всего 1 комментарий

Коммерческое телевидение  просто по-определению  грязь...   секс-насилие-реклама  и выгода.  неужели НТВ хотело изменить  этот мир?  И предложить альтернативную модель? христианско-демократическую?  Франсисканскую?