Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Константин Зарубин

Константин Андреев: Кого-то придется назначить черным

Участники дискуссии: Андрей Главатских
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Начитался я в очередной раз российских дум о национальном вопросе. Типовая мысль «умеренного» сетевого автора развивается примерно так: некая либеральная интеллигенция, политкорректная на всю голову, не называет вещи своими именами. Это плохо. Путинский режим, связанный дипломатическими условностями и Рамзаном Кадыровым, тоже не называет вещи своими именами. Это совсем плохо. Надо сию же минуту назвать вещи своими именами. Толерантность смерти подобна и вообще фу. Что потом делать — посмотрим, есть масса заковыристых моментов, но главное, надо немедленно назвать вещи своими именами. Только тогда дело сдвинется с мертвой точки.

«Свои имена» при этом проговариваются не всегда. Мол, читатель поймет. Но нам ли с вами не знать, какой бывает читатель. Произнесем же заветную постановку проблемы вслух: ЧЕ ДЕЛАТЬ С ЧЕРНЫМИ?

Теперь, пожмурившись от кристальной ясности формулировки, обсудим все это и ответим на поставленный вопрос. Совершенно серьезно.

Прежде всего, политкорректная интеллигенция. Не знаю, где уважаемые коллеги видели в России такого зверя. От меня он, видимо, бежит, затирая за собой фейсбуки. А те милейшие ботаники, те прекраснодушные либералы, что попадаются на глаза, в голос гордятся своим расизмом и ритуально лягают Европу, где «все думают так же, но молчат».  

Ладно. Допустим, есть в России отдельные политкорректные особи. И вот хотят они, заодно с трусливым режимом, поставить на пути у кавказо-азиатских захватчиков дырявую ширмочку толерантности.

Вообще, слово «толерантность» в российском общественном дискурсе сродни слову «фашизм». Кто первый выкрикнул, тому балл за расторопность. «Толерантность» никто никогда не определяет, но все знают, что это вроде как добровольно встать раком и протянуть садисту бутылку из-под шампанского. Все свято уверены, что «толерантность» — это смуглые амбалы с бородой до пят, которые палят из калашникова на Новом Арбате или насилуют в «ленд-ровере» школьницу, в то время как некто с неподдельной научной степенью стыдливо прикрывает ладошкой очечки и мямлит: «Ну, что вы, право. Это же иная культура…»

К толерантности как таковой эти остросюжетные образы, разумеется, не имеют никакого отношения. Она, по определению, есть готовность терпеть лишь то, что не запрещено Уголовным и Административным кодексом, — вроде лезгинки на площади, крестного хода по центральной улице или воплей певицы Ваенги в маршрутке.

Но хорошо. Допустим, есть идиоты, которые понимают толерантность как отмену Уголовного кодекса для определенной части населения. Окей, не будем слушать таких идиотов.  

Теперь по существу.

Первым делом надо решить, кто у нас будет «черным». Формальные юридические критерии предлагаю отбросить сразу. Узбекское гражданство, махачкалинская прописка — это все для лицемеров. Нам, называющим вещи своими именами, нужна полноценная расовая политика. Иначе как быть с белобрысым уроженцем Ташкента? Что делать с владельцем российского паспорта по имени Исламбек Албиев?

Чтобы не задаваться вопросами, нужен, во-первых, подробный список «черных» этносов. Узбеки, таджики, туркмены, киргизы, казахи, азербайджанцы, чеченцы, ингуши, кумыки, чамалалы, ногайцы, табасараны, аварцы, даргинцы, лезгины, лакцы, агулы, рутульцы, цахуры, кабардинцы, карачаевцы, адыги, абазины. Всех назвал? Более расово подкованные товарищи внесут уточнения.

(Примечание: татары, судя по реакции на убийство Руслана Маржанова в Пугачеве, у нас больше не черные. Впрочем, и не совсем белые — иначе заголовки трубили бы, что «чеченец убил татарина», а не «чеченец убил десантника». Потребуется дополнительный список «получерных». Но об этом ниже.)

Во-вторых, по каждому этносу заводим перечень расовых параметров. Оттенок кожи, отлив волос, изгиб скул, форма черепа, размер носа, кулинарные пристрастия, особенности произношения. Необходим также реестр этнических фамилий.

Что до полукровок, четвертькровок и так далее, изобретать велосипед не придется. Немцы в 1935 г. приняли чудный «Закон об охране немецкой крови и немецкой чести». Даже картинки нарисовали для наглядности. Сразу видно, кто титульная нация, а кто под большим вопросом, требующим замера черепа, анализа переносицы и теста на знание репертуара «Дорожного радио».

Фото: предоставлено автором
Фото: предоставлено автором

Вместо «еврей» подставляем везде элементы списка (см. выше) — и вперед.

Дальше нужны специальные депортационные бригады, много транспорта и пара поправок в Конституцию. Всех, кого можно отправить в Среднюю Азию, отправляем в Среднюю Азию. Тех, у кого российское гражданство, поражаем в правах. Выдаем особые паспорта с черной обложкой и запрещаем проживание за пределами национальных республик. Тем, кто самовольно покидает черту оседлости, — тюремные сроки. Ну и, естественно, всем «черным» отдельные зоны и двойное наказание за любое правонарушение.

И никакой политкорректности.

Не спрашивайте, во сколько триллионов рублей и декалитров крови это выльется и как вообще организовать операцию такого масштаба в условиях повальной продажности и тотального распила. Хотели называть вещи своими именами? Называем вещи своими именами. Исходим из того, что все получилось. Вывезли «черных».

Что дальше?

А дальше, бледнолицые мои носители высокой культуры, откатов и фальсификаций, процедуру придется повторять. Многократно. Сначала свезем в резервации всех «получерных»: татар, бурят, башкир и так далее. Потом вышлем оставшихся евреев. На следующем витке назначим «черными» украинцев и белорусов. Когда этнически «черных» под рукой не останется, возьмем другие критерии. Депортируем атеистов. Хипстеров. Уроженцев Саратовской области.

Ведь ради чего вывозим-то? Не только ж ради припадка племенной солидарности и упоения войнушкой с абсолютным злом. Мы ж чего хотим? Мечта известная: вот выдавим всех черных — и не будет на Руси пьяной поножовщины. Драк массовых в метро не будет. Компании молодых подонков перестанут сутками избивать женщин. Школьниц перестанут сжигать на кострах. Матери бросят душить своих детей. Наркоманов станет меньше в разы. Эпидемия ВИЧ забуксует.

На место люмпен-пролетариата из Средней Азии набегут белозубые, высоколобые стахановцы с коммунистических плакатов о радости труда. Везде замаячат привлекательные рабочие места и прибыльные ниши для малого бизнеса. Дома и дороги начнут строить на совесть. Рассосутся пробки, затянутся колдобины, и на зеркально гладких улицах наконец восторжествуют правила дорожного движения. Ну, и в качестве бонуса — больше никаких межнациональных конфликтов.

Похвальная у нас мечта. Проблема только в том, что от депортаций она не исполнится. Рано или поздно гнать все равно придется не «черных» из Саратова, а воров и подонков из государственных органов. Из полиции, которая пытает, насилует бутылками и стрижет взятки со всего, что движется. Из системы правосудия, которая пачками фабрикует дела против предпринимателей и политически активных граждан. Из исполнительной власти, которая если что и исполняет, так до того похабно, что лучше б не бралась.

Не знаю, насколько реально объяснить эту азбучную истину большинству граждан Российской Федерации, пока она еще не развалилась от массовой охоты на козлов отпущения. Пожалуй, что уже не очень. Но другого решения у национального вопроса нет.

Комментировать Всего 1 комментарий
Отраженный синдром в исполнении К.Андреева

В медицинской науке есть такие понятия как фантомные боли и отраженный синдром. В обоих случаях смысл состоит в том, что ощущаешь даже того, чего нет. Многие досужие рассуждения на тему политкорректности в России потому спекулятивны, что их авторы на своем опыте не прочувствовали глубину темы. Тема серьезная, если это не предмет журналистских спекуляций (как в вышеприведенном тяжелом случае, когда даже практики нацистской Германии приходятся в строку). Но, с другой стороны, тема достаточно проста: это вневременная тема человеческого общежития. Которая в разные времена решалась разными способами. И даже нынешняя политкорректность совсем не готова простирать свое крыло над прошлыми эпохами. Что является очевидным свидетельством временной ограниченности (оппортунистичности) этого политического лозунга нашего времени (в скобках вспомним "... Несть ни эллина, ни иудея"). Хотя, конечно же, тема важна, и дешевый интеллектуальный стеб здесь не уместен. А так, многострадальная русская интеллигенция конечно же изящно обойдет любые налагаемые цензурой ограничения. На вскидку, политически корректное/некорректное высказывание: альтернативножопый...