Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Единая Линия, она же Безысходная Хрень

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Не бывает, чтобы просто так посадили и тут же отпустили. Чтоб вот тот же самый прокурор, который вчера требовал закрыть, сегодня против этого возражал. Что-то здесь неладно, какой-то здесь Макиавелли порылся со своим другом Сунь Цзы. Интрига, это же очевидно.

Версии, насколько я понимаю, следующие.

1. Путин — провокатор. Вот он упек Навального в тюрьму самым что ни на есть грубым образом, поручив судье Блинову отринуть все разумные доводы, надеть на подсудимых наручники прямо в зале суда и тут же отправить их гнить в тюрьму, не дав и с семьями толком проститься. Это — чтобы понять степень народной поддержки Навального. А там уж думать, как дальше действовать. Например, если выйдет много народу на улицы протестовать, требовать, чтоб Навального отпустили, — значит, надо по полной впаять ему по всем остальным уголовным делам, объяснить народу, как делать не надо. А если выйдет мало, можно и милосердие проявить, дать жалким десяти процентам проголосовать за Навального на выборах мэра, сделать из него клоуна. (Впрочем, эти тактические сценарии можно легко поменять местами.)

Слабое место: Какая у Навального поддержка, понятно из соцопросов — никакие провокации не нужны. Незачем делать лишние шаги.

2. Путин — кукловод. Он использует Навального так же, как использовал на президентских выборах Михаила Прохорова: тот оттянул на себя протестные голоса и проиграл. Просто сейчас игра тоньше: взяли не социально неблизкого миллиардера, а простого парня с окраины, к тому же с репутацией настоящего оппозиционера, и теперь используют, потому что как он может помешать? Да никак. Вот немножко приподняли его, засадив в тюрьму, дав изобразить Нельсона Манделу, но тут же и отпустили, чтоб не заигрался. Пусть себе займет второе место на выборах со своими 10-12%, чтоб не совсем смешно было. А там уж все равно, что с ним делать, — сдуется.

Слабое место: Непонятно, чем, с точки зрения драматургии, 10% лучше 5%, которые Навальный мог бы получить без дополнительного пиара в виде посадки. Все равно никого, кто мог бы набрать больше, нет — разве что коммунисты, с которыми и так все ясно.

3. Грызня под Путиным. Силовики в путинском окружении выступают за жесткое подавление любого протеста, чтоб неповадно было. Либералы хотят условной легитимности, поэтому им важно наличие в стране не слишком сильной оппозиции. Те и другие задумываются, как им жить после Путина. Первые рассчитывают править сами при любом царе: опричнина, власть тьмы. Вторые делают ставку на Собянина, а для начала хотят сделать его единственным честно избранным политиком всероссийского масштаба. Ну и вот силовики нагнули судью, чтоб тот закатал Навального в консервную банку и пустил по морям, а либералы добились, чтобы это решение отыграли назад и Навального из банки для них извлекли.

Слабое место: Прокуратура вроде бы на стороне силовиков, но отпустить Навального потребовала именно она.

Вроде бы это все основные версии. Ну еще никогда нельзя сбрасывать со счетов руку Госдепа и жидомасонов. Мелкая моторика этой руки в крайнем случае объясняет абсолютно все.

Есть, конечно, еще версия номер четыре, которую всегда предъявляют в ответ теоретикам заговора. В Кремле, как и везде в России, бардак. И в судах бардак. И в прокуратуре бардак. То, что там происходит, — тупое броуновское движение. Прокурор требовал по максимуму, не рассчитывая это получить, а получил — и испугался, что, когда защита начнет обжаловать неоправданную жестокость судьи Блинова, отменят и более важное завоевание, то есть сам приговор. И решил облегчить себе жизнь на будущее. Или: судья обиделся на зажравшихся москвичей, которые все четыре месяца процесса над ним издевались, и отомстил. А в Кремле решили дурака поставить на место и все сделать, как сами собирались.

Как российский житель с сорокалетним стажем, я, конечно, склонен верить в четвертую версию: если у тебя нет логичного объяснения, значит, происходящее хаотично и без логики прекрасно обходится.

Но на самом деле хочется сказать совсем не это. На макроуровне тактические события вроде неожиданного освобождения Навального — до суда следующей инстанции — вообще не имеют никакого значения. Планировать их — не стоит кремлевского времени. Бороться из-за них силовикам и либералам незачем и лень.

Об этой самой кремлевской подковерной борьбе рассказывают сказки с незапамятных, еще советских, времен, но побеждает всегда Единая Линия, она же Безысходная Хрень (достаточно вспомнить второй срок Бориса Ельцина, случившийся, как говорят, в результате победы «либералов»). Если видишь эту линию, светящуюся даже в темноте, — к черту детали.

Как ни странно, нынешняя линия описана-таки у Макиавелли в «Государе»: «Государь, если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости. Учинив несколько расправ, он проявит больше милосердия, чем те, кто по избытку его потворствует беспорядку. Ибо от беспорядка, который порождает грабежи и убийства, страдает все население, тогда как от кар, налагаемых государем, страдают лишь отдельные лица».

Кремль собирается-таки упрятать Навального за решетку. И по делу «Кировлеса», и по прочим шитым белыми нитками делам. Намерение это очевидно, все остальное — милые галлюцинации и случайные временные просветы.

Вы считаете, что в связи с этим не стоит ходить ни на какие площади? Ваше право. Я считаю, что как раз в связи с этим и надо. Раз уж мы здесь и раз уж можем оказаться следующей партией «отдельных лиц». От нас зависит, будет ли у нашей страны свой Нельсон Мандела  или будет у нее всегда Единая Линия, она же Безысходная Хрень.

Комментировать Всего 4 комментария

 Историческим "другом" Макиавелли (если уж быть идеологически точным) был один из чиновников государства Цинь советник Шан Ян (390-338 гг до н.э). Именно он разработал концепцию жесткого централизованного государства, в  основе которого лежит исключительная (и очень жесткая) власть Государя. Он ратовал за то, что на 10 наказаний должно приходиться только одно поощрение...

Вопрос, конечно, серьезный. Только надо помнить, что очень трудно искать черную кошку в темной комнате. А в России это вам обойдется еще в два раза дороже...

... особенно, когда ее там нет" (это завершение известной фразы "про кошку")

Эту реплику поддерживают: Андрей Главатских

А вообще, конечно, тоска читать такую безысходную хрень...