Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: Почему нельзя уехать

Фото: Getty Images/Fotobank
Фото: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

У меня выдалась неделя странствий. Варна, Санкт-Петербург, Париж, Эрки, Екатеринбург — за десять дней. Еще несколько часов я виртуально просидел в Кирове, глядя, как Алексея Навального сначала берут под стражу, а потом освобождают из-под стражи.

А Настя, пока я странствовал, ни разу даже не вышла на улицу. Только спустилась пару раз во двор, посидела на лавочке и вернулась в квартиру, задыхаясь на каждом лестничном пролете и отдыхая на площадках между пролетами. Девять лет. Сердце. Врожденный порок сердца.

Я ездил в Париж и Бретань, чтобы поговорить с экономистом Сергеем Гуриевым о том, каково это — принять решение об эмиграции, стать добровольным изгнанником… Да, но Гуриев принял решение об эмиграции, а Настя не может принять решение и уехать туда, где будут для нее приличное здравоохранение, приличные кардиохирурги и приличная медицинская страховка. Дети вообще не могут принимать никаких решений. Могут только стоять между лестничными пролетами и задыхаться.

Я засобирался в Екатеринбург, чтобы поговорить с Евгением Ройзманом про то, как он выдвигается в мэры и как собирается дальше бороться с губернатором Куйвашевым… Да, но он ведь может в любой момент отказаться от этой борьбы — выполнить несколько унизительных условий власти, закрыть свой фонд «Город без наркотиков», собрать чад и домочадцев и уехать хоть бы даже и в Болгарию, где Катя Гордеева гуляет по пустынному пляжу. А Настя не может принять решение уехать туда, где пройдет боль. Дети вообще не могут ничего сделать со своей болью — могут только плакать или терпеть молча.

Даже Алексей Навальный — я уверен — может сдаться. Совершить показательно несколько ритуальных пакостей, и его отпустят даже из-под подписки о невыезде с женой и детишками куда глаза глядят. А Настя не может сдаться. Не может совершить никакой подлости и никакого подвига, чтобы боль в груди отпустила.

В Санкт-Петербурге я был на книжной ярмарке. И там местный журналист брал у меня интервью. И спросил, почему пятнадцать лет я пишу о детях, собираю деньги детям, прокомпостировал всем мозг этими сиротами, обездоленными, инвалидами и уродами. Да потому что, черт побери, они не могут сдаться!

Потому что если говоришь «я не могу больше» и решаешь бросить все и уехать, то бросаешь не только любимую работу, не только любовно обставленную квартиру, не только дорогих друзей и пейзажи с березками. Бросаешь их, этих детей, которых, может быть, никогда в жизни и не видел.

… которые бегут тебе навстречу в интернате для умственно-отсталых в Порхове и кричат «незнакомый дядя, наконец-то ты приехал, давай обнимемся!»

… которые лежат сведенные судорогой в детском доме для инвалидов под Дмитровом и даже не знают, что их теперь запрещено усыновлять в Америку.

… которые заглядывают в глаза доктору Мише Масчану и думают, что лекарство у них в инфузоматах купило государство.

Вот почему нельзя уехать. Вот почему следует оставаться в аду. Ни один человек никогда в жизни не найдет ни одной весомой причины, чтобы остаться в аду. Никто никогда не остается в аду ради себя. В аду остаются только ради других людей.

Вы спрашиваете, что будет с Настей? Мы ее вылечим. Она будет взбегать по лестнице без одышки. А я буду одним из десятков людей, приложивших усилия к тому, чтобы Настя не задыхалась. И это лучше, чем закат над Ла-Маншем.

Комментировать Всего 13 комментариев

Валера, скажи, пожалуйста, как можно поучаствовать?

В пятницу будет опубликовано вот здесь http://www.rusfond.ru/

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Валера, благодарю!

Там и сейчас, по этой ссылке, есть чем заняться!

Пардон, конечно, но выглядит это текст как самолюбование "несущего вахту в аду" .

Ну, в общем, я и правда нравлюсь себе, когда делаю эту работу. Редкий случай.

Согласен. Благотворительность это скорее прежде всего для себя. Что бы можно было жить с самим собой и своей совестью.

Валерий, честно говоря, у Вас есть основания для этого :)

Не знаю, правда, что делать с беспокойствами г-на Куличика, но... Видать, больному ребёнку помочь легче, чем решить эту проблему :)

Ссылку почитаю, чем смогу, помогу. Удачи!

Ну и что?

Человек, который за свой счет с гордостью несет службу в аду, куда лучше и полезнее скромных фейсбуковских "лайкателей" и "перепостеров у себя".

Эту реплику поддерживают: Мария Сапожникова

Игорь, Вам не кажется абсурдным в то время, когда счёт таким детям идёт на десятки, если не сотни тысяч, беспокоиться больше, как бы кто не посамолюбовался ненароком?

Скажите лучше человеку нормальное человеческое же спасибо за то, что делает.

А с его моральным обликом он как-нибудь разберётся. Со Всевышним на пару :)

Эту реплику поддерживают: Tatiana Neroni

Валерию, конечно, спасибо за его добрые дела.

И такое же огромное спасибо десяткам и сотням людей, которые делают это молча .

Игорь, ну, это же разные вещи!

Ок, представьте себе Чулпан Хаматову, которая совершенно секретно и молча пытается делать то, что делает, дай Создатель ей здоровья!.. И много денег она соберёт, если об этом никто не будет знать?

В конце концов, Валерий пишет о многом другом. А Вас всё беспокоит, почему человек об этом высказывается. Странно, право слово... Для людей же делается.

Эту реплику поддерживают: Tatiana Neroni

Странно, что эмигрант Иосиф Раскин еще здесь ничего содержательного не сообщил. Оглядывается, видимо, по сторонам в поисках Альбукерского городского детского дома. 

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин

А все таки жаль...

     "Былого нельзя воротить, и печалиться нечего"...

     Главный враг России сегодня - ее народ. Конечно, не мешало бы определить понятия: Росии и народа. Ну вот, Россия - то, что осталось от уничтоженных временем и, по большей части, глупостью, двух империй. Народ - во имя кого и при чьем непосредственном попустительстве все это сотворено было. Народ - это кого презирают частью его являющиеся и не считающие сами себя таковой.  И еще тот, про кого покойная Анна Политковская говорила, что его нельзя осчастливить против его воли. И хрен бы с ним.

     Но есть люди, малая часть этого т.н. народа, которые не растеряли даров - чувствовать и думать. Их мало, наверное - процента три. Они понимают, пусть иногда интуитивно, что с останками их страны продолжает происходить нечто, вселяющее ужас, но ничего не могут сделать. Потому что получается потом какое-нибудь очень болотное дело. А те, оставшиеся 97 процентов, имели все это в виду. Мне до боли жаль людей, входящих в 3 процента. Потому что настоящая Россия, ну, та, которой "...больше нет, на последях ее мы прогалдели, проболтали, пролузгали, пропили, проплевали, замызгали на грязных площадях...", она -то как раз и есть эти три процента.