Екатерина Лахова: Это миф, что иностранцы брали больных детей

В СМИ появилась информация о том, что депутат «Единой России», глава организации «Союз женщин России» Екатерина Лахова подала обращение к президенту с просьбой создать министерство по делам семьи, детей и женщин. Инициатива депутата собрала 430 тысяч подписей. Однако сама Лахова делает акцент на том, что ни о каком создании ведомства речь не шла, она лишь просит обратить внимание на семейные проблемы на федеральном уровне. Екатерина Лахова рассказала «Снобу» о том, что она подразумевает под «единой семейной политикой», почему нельзя отдавать деньги непосредственно семьям и кто сейчас усыновляет детей-инвалидов

Фото: PhotoXpress
Фото: PhotoXpress
+T -
Поделиться:

СПочему вы не воспользовались сайтом roi.ru при сборе подписей? Это была ваша принципиальная позиция?

Когда наши женщины собирали подписи, они очень много разговаривали с людьми, которые чаще всего порталами не пользуются. Как правило, это зрелые люди, поэтому я считаю, что в нашем случае это наиболее удачная форма. Есть такие регионы, где мы за короткий срок собрали 23 тысячи подписей. Мы могли и миллион собрать, просто в мае, когда у нас уже было необходимое количество, я решила остановить процесс. Президент же сам издал такой указ: инициатива, собравшая 100 тысяч подписей, имеет право на существование. Изначально мы не ставили цели достигнуть этой отметки, но раз — и пошло, пошло, пошло. Значит, проблема такая действительно есть. Это во-первых.

Во-вторых, мы же разговаривали не по поводу создания министерства. Журналисты иногда неправильно понимают. Мы просто обратили внимание на то, что сегодня на федеральном уровне никто государственной семейной политикой не занимается. Когда я разговаривала на этот счет с Топилиным (Максим Анатольевич Топилин, министр труда и социальной защиты Российской Федерации. — Прим. ред.), он сказал: эти полномочия входят в субъекты Федерации. Я ему возразила: мы не в конфедеративном государстве находимся, а в федеративном, и вы, когда отчитываетесь, делаете это за все регионы.

Сейчас получается так, что проблему сирот поднимаем, поднимаем, поднимаем, но мы ее не сдвинем, потому что это уже следствие проблемы. Поэтому нужно организовать систему, занимающуюся семьей ежедневно. Мы же не собираемся влезать в личную жизнь, разбираться там. Нужна система, которая занималась бы сложными семьями каждый день, а не когда он, извиняюсь, убил, спрыгнул с тринадцатого этажа, извиняюсь, наркоманит. Есть регионы, которые уже в течение многих лет к проблемным вопросам внутри семьи подходят грамотно. Например, как Самарская область: у них в каждом муниципалитете есть те структуры, которые семьей занимаются. Президент говорит о том, что лишение родительских прав должно быть крайней мерой, гораздо труднее работать с неблагополучными семьями.

Когда женщина приходит в женскую консультацию, по ней видно, откажется она от ребенка или нет. Можно же направить к ней социального работника, психолога. Сейчас получается, что в одном регионе это есть, а в другом — нет. Поэтому и нужно заниматься этим на федеральном уровне. Мы также просим, чтобы из Министерства образования убрали несвойственную им функцию — опеку несовершеннолетних. Никогда они не будут убирать свои интернаты, детские дома, которые находятся в их ведомстве.

СПочему название министерства звучит как «министерство по делам семьи, детей и женщин»? Несколько странно, что здесь не упоминаются мужчины.

Опять же, мы не говорим о создании министерства. Мы говорим только о проблеме. И потом, извиняюсь: три года назад мы Союзом женщин России проводили форум отцов, у нас есть советы отцов, которые работают с женсоветами вместе. Но еще раз повторю: никто не говорит о создании министерства, речь идет о том, кто из существующих ведомств возьмет на себя эти обязанности.

СМежду какими ведомствами можно распределить эту работу? 

На сегодняшний день единую семейную политику надо сконцентрировать в одном месте, дать ему возможность на уровне зампреда по социальной работе осуществлять эту работу. Все семьи у нас разные. И проблемы у них разные.

СКто бы мог возглавить такой орган? 

Если бы было подобное желание, нашли. 

СВице-президент Центра политических технологий Туровский считает, что вы претендуете на эту должность.

Я?! Да вы чего?! Извиняюсь, я буду готова помогать, но туда нужно брать кого-то молодого из регионов, где эта работа проводилась хорошо. В Самаре, например, много хороших кадров.

СПредполагается ли, что этот орган будет следить за исполнением таких законов, как, например, закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди детей и подростков? 

Я думаю, только в том случае, если будут затрагиваться нарушения прав ребенка. Вообще, здесь нужно проводить мониторинг, а не так, от случая к случаю. 

СЧто вы подразумеваете под словами «единая семейная политика»? 

Я еще раз повторю: мы находимся в федеративном государстве. Когда человек заболевает, он куда идет? В поликлинику, правильно? Когда появляется социальная болезнь в семье, кто будет оказывать помощь? Почему я сейчас привожу в качестве примера Самарскую область: у них в каждом муниципальном образовательном учреждении есть центр помощи семье и детям. Когда мы говорим «единая», мы подразумеваем систему, а сейчас у каждого губернатора свои приоритеты. Я с одним губернатором столкнулась, он размахивал руками и говорил, что у него в регионе все хорошо, и автобусы он с пандусами купил. А когда начали копать, оказалось, что у него инвалиды сами по себе, дети из социально неблагополучных семей — сами по себе.

СО каком регионе вы говорите?

Один из регионов. Не буду называть. Вот в Краснодаре, например, удивительно, но они сделали департамент по делам семьи. И их никто не заставлял это делать!

СНасколько государство может вмешиваться в семейную политику?

Да не вмешиваться, Господи! Зачем вмешиваться? Государство просто должно создать необходимые условия. Привожу пример опять же из центра помощи семье в Самарской области: приехала туда, посмотрела карточку. Там написано: ребенок 14 лет, не посещает школу, неполная семья, мать пьет, находится в конфликте с ребенком. Что делает государство: госпитализирует мать, уговаривает ее кодироваться, ребенка кладут на стационарное обследование в диспансер, с ними обоими впоследствии работает психолог, им находят работу.

СПолучается, что мы говорим только о критических случаях?

Только там, где надо, конечно. Экономический фактор имеет немаловажное значение, но, извиняюсь, у нас немало материально благополучных семей, в которых проблемы с детьми. У нас каждой второй семье нужен психолог. Сейчас на третий-пятый год люди уже разводятся! Психологи в 50 процентах случаев предотвращают эти разводы.

СВы были одним из инициаторов закона, запрещающего усыновлять американцам российских детей-сирот. Что сейчас вы делаете для российских сирот? Что планируете? 

Самое главное, что сейчас активно начали работать субъекты. Я всегда говорю: решить проблему сирот можно будет только тогда, когда мы займемся неблагополучными семьями. А у нас сегодня так: комиссия по делам несовершеннолетних одну цифру назовет, полиция — другую, социальное ведомство — третью. Поэтому я и говорю: нужна система, которую потом каждый регион сможет углубить, улучшить, везде же своя культура, традиции. Вы знаете, что меня пугает: у меня был прием, ко мне пришла бабушка с ребенком, которая оформила на себя опекунство. Я спрашиваю: а что с дочерью? Живет вроде с ними. А она отвечает: а кто потом квартиру-то даст? То есть женщина специально лишила дочь родительских прав, чтобы получить квартиру. Это же тенденция такая начнется. 

СМожно ли подвести промежуточные итоги по работе с сиротами с момента принятия закона?

Мне сегодня сложно что-то сказать. Думаю, к осени уже можно будет назвать какие-то цифры, мы же приняли закон во втором чтении только в конце сессии. Самая большая проблема: отсутствие работы с неблагополучными семьями. Трудно взрослого ребенка отдать на усыновление. Маленьких берут неплохо. Я думаю, что те средства, которые мы заложили из бюджета, — это довольно большая сумма. Та бюрократическая машина, которая работает на уровне администрации, иногда мешает усыновлению. Мы недавно оценивали данные по регионам. Я знаю, что у нас в Брянской области, когда мы начинали работать, шесть лет назад, было очень мало приемных семей, а сейчас 1200. Опекунских гораздо больше. Самое главное, что на иностранное усыновление отдавали раньше 170-180 детей, сейчас около 10. Ну, разница?

СКакой процент больных из этих детей? 

Вы знаете, что я вам хочу сказать: это миф, что иностранцы брали больных детей. Примерно 1,4 процента от общего количества. По-настоящему инвалидов. У нас же, по большому счету, вообще нет здоровых детей. Они в основном берут с диагнозами: косоглазие, рахит, анемия. Извиняюсь, ребенок действительно считается больным, но это все можно поправить.

СА россияне берут инвалидов? 

Ну я же говорю: все дети, и домашние, и сироты, — они практически все с тем или иным заболеванием. Нет сейчас абсолютно здоровых. 

СГубернатор Смоленской области Алексей Островский говорит о том, что было бы логичнее отдавать деньги непосредственно семьям, а не выделять их на работу какого-либо органа. Что вы об этом думаете? 

Ну, что я могу на это сказать Леше? Нужно отработать такую систему, которую. отработали в Самаре. Когда Леша так говорит, я его понимаю, но хочу подчеркнуть, что никто никакое ведомство создавать не собирается, а если раздавать деньги, то проблема не решится. Вообще, на семью впервые было обращено внимание только в 2006 году. Я часто по-доброму вспоминаю Зурабова, которого так ругали. Впервые тогда обращение Владимира Владимировича касалось семьи. Я аж подпрыгнула, когда услышала!

Комментировать Всего 6 комментариев

ФЕМИНАЦИСТКА Лахова льет крокодильи слезы по российской семье и детям?! 

"министерство по делам семьи, детей и женщин" - МУЖЧИНЫ и ОТЦОВСТВО в понятие семьи не входят?

Эту реплику поддерживают: Андрей Кужелев

Дмитрий, а что такое феминацизм? Объясните, пожалуйста.

Вы знаете, что я вам хочу сказать: это миф, что иностранцы брали больных детей.

Циничное вранье.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Дмитрий Селезнев

" три года назад мы Союзом женщин России проводили форум отцов, у нас есть советы отцов, которые работают с женсоветами вместе."  - что она ЛЖЕТ?! С кем она там общалась?С Отцовским комитетом России? С организацией "Отцы и дети" может быть? Или с активистами Мужского Движения? :-)

Дайте НАМ, Мужскому Движению, интервьюировать эту ... Лахову! Обещаю, что материал будет очень интересный.  :-)