Приговор Ходорковскому сокращен на два месяца.
Репортаж из зала суда

Верховный суд рассмотрел надзорную жалобу на приговор Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву

Участники дискуссии: Iouri Samonov
Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Теперь защита может апеллировать лишь к двум инстанциям: председателю и президиуму Верховного суда. Речь идет о жалобе на приговор, который был вынесен 27 декабря 2010 года Виктором Данилкиным, судьей Хамовнического районного суда города Москвы. Соответствующая жалоба была подана в Верховный суд в феврале нынешнего года. «Если руководствоваться законом, то нет иного решения для судебной коллегии по нашей надзорной жалобе, как отпустить Ходорковского и Лебедева из тюрьмы, отменить приговор и прекратить уголовное преследование», — заявил адвокат Ходорковского Вадим Клювгант. Защита просит ВС отменить все предыдущие судебные решения как незаконные и необоснованные, производство по делу прекратить, а Ходорковского и Лебедева немедленно освободить. Клювгант отмечает, что большая часть изложенных в надзорной жалобе аргументов защиты не принята во внимание.

В 2005 году Ходорковский и Лебедев в рамках объединенного дела были осуждены за мошенничество и уклонение от уплаты налогов. В 2010-м их осудили за хищение нефти и отмывание денег. Ожидается, что они смогут выйти на свободу в 2014 году.

 

Пришли родители Ходорковского

РАПСИ:

Состав судей — Магомед Магомедов, Михаил Шалумов, Сергей Рудаков. Связь будет только с колонией в Карелии, где отбывает срок Михаил Ходорковский.

 

В зале присутствуют адвокаты осужденных Владимир Краснов, Вадим Клювгант, Алексей Мирошниченко.

 Ольга Писпанен:

Видеоконференцию наладили. Михаил Борисович уже готов. ждем судью

 Ольга Писпанен

Суд постановил что съемку можно вести только во время вводной части и оглашении приговора. в остальное время съемка запрещена.

 

Защита и Ходорковский, и даже прокуратура с потерпевшими не возражают против тотальной съемки

 Мила Дубровина:

Адвокат Клювгант хадатайствет об устранении потерпевшего из заседания. Ходорковский поддерживает.

Фото: Мила Дубровина
Фото: Мила Дубровина

 Мила Дубровина:

В зале много прессы (Рейтерс, несколько иностранных изданий), есть граждане, которых пустили по пропускам. Перешли к зачитыванию материалов дела. Прессу с камерами выводят из зала. Далее съемка запрещена.

Фото: Мила Дубровина
Фото: Мила Дубровина

 

Суд оставил на месте представителя потерпевших. Просьба к прессе выключить все камеры, начинаются оглашения материалов дела

 

Судья-докладчик Шалумов вспоминает, как выносился и изменялся приговор Хамовнического суда Москвы.

 Мила Дубровина:

После того, как ушли операторы с камерами, в зале осталось около ста человек. В данный момент судья зачитывает фрагменты надзорной жалобы со стороны защиты.

 

В жалобе защита "высказывает несогласие с вынесенными судебными решениями"

 

Защита: Нет доказательств о присвоении нефти как чужого имущества.

 

Судья Шалумов: защита полагает, что приговоры по двум делам ЮКОСа — взаимоисключающие

 

Судья Шалумов: защита полагает, что за одно и то же деяние Ходорковский и Лебедев были осуждены дважды, но с разной квалификацией

 Мила Дубровина:

Михаил Ходорковский находится в клетке за сеткой, напоминающей сетку-рабицу. За его спиной на стене железная табличка «СЕГЕЖА ИЗ-10/2 ПОМЕЩЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».

 

Судом сделаны взаимоисключающие выводы, считает защита.

 

16.05.05 подзащитные были осуждены по ст.199 УК РФ за те же деяния, за которые они теперь осуждены уже повторно с другой квалиф.

 

В жалобе приводится арифметическое вычисление защиты, почему они считают все произведенные снижения наказания недостаточн.

 Мила Дубровина:

Слово дают Ходорковскому.

 Мила Дубровина:

Читает по бумажке — говорит, что процесс политически мотивирован, он запустил ухудшение работы судебной системы

 Ольга Писпанен:

Уважаемый суд!
Начиная с дела ЮКОСа, в нашей стране прокуратура, а затем Следственный комитет стали, наряду с TV, главными инструментами внутренней политики. Идет ли речь о выборах, о хозяйственных делах или даже о взаимоотношениях в области веры, слова «возбуждено уголовное дело» — ключевые.
МБХ начал говорить

 Мила Дубровина:

Михаил Ходорковский: Правоведы говорят о крушении права. Версий о том, что я похитил, в этом деле аж три. <...> Речь не идет об исполнении закона, а о том, чтобы пожертвовать репутацией суда ради борьбы с оппонентами власти.

 Мила Дубровина:

Михаил Ходорковский: Невозможно одновременно присваивать нефть и не платить налоги — обвинения противоречат друг другу. Налоги платят только собственники товара.

 Мила Дубровина:

Михаил Ходорковский: ЕСПЧ признал наличие этих противоречий, и Уголовный кодекс РФ не менее однозначен. Хамовнический суд же признал два противоречащих факта. И что ЮКОС имел право распоряжаться нефтью, и что имел и распоряжался.

 Ольга Писпанен:

МБХ: Вся система права в стране постепенно рассыпается.
Обычные люди говорят об отсутствии доверия к суду, серьезные ученые — о крушении права.

 Ольга Писпанен:

МБХ: Неправедные судебные решения уже стали одним из главных детонаторов протестов. Требования все большей части общества сводятся к простой формуле Александра Солженицына: «Жить не по лжи». Или, словами улицы: «не врать и не бояться». Не знаю, как для бюрократии — для страны это было бы полезно.

 Мила Дубровина:

Ходорковский говорит, что главное — жить не по лжи. В этом видит и искупление своих грехов, и единственный шанс власти справиться с ростом протестов.

 Мила Дубровина:

Взял слово адвокат Клювгант. Он просит немедленного освобождения. «Не было ни одной юридической причины для пребывания Ходорковского и Лебедева в тюрьме даже 1 дня. Приговор — нагромождение бессмысленности и лжи. Суд приходил к взаимоисключающим утверждениям (перечисляет страницы дела)».

 Мила Дубровина:

Говорит известную в связи с делом Ходорковского фразу: подсудимых обвинили в краже нефти у самих себя. Даже суд признал в приговоре их юридическими собственниками нефти. Называет приговор юридической и экономической ересью.

Судьям явно некомфортно, они смотрят на Клювганта и стараются выглядеть равнодушными.

 

Клювгант объясняет суду, что такое право собственности и почему юридическое право собственности не может быть отделено от фактического.

 Мила Дубровина:

Как возможно быть собственником чего-то, получить прибыль от реализации этого и пострадать от хищения этого же? Спрашивает Клювгант.

 Мила Дубровина:

По логике вещей, никто иной, кроме ЮКОСа и его добывающих дочек, никто не владел нефтью и не мог ее похитить. Затем Клювгант цитирует приговор и называет его фантасмагорическим, в зале хихикают.

 Мила Дубровина:

Клювгант: Как же так получилось, что после наслоения друг на друга актов правосудия, количество якобы похищенной нефти превысило количество вообще существовавшей?

 

В приговоре содержатся "заведомо нереализуемые", "противоречащие природе" вещи, считает адвокат Клювгант.

 

Клювгант: дело ЮКОСа создало прецедент, по которому любого можно осудить за возмездную сделку, и после этого стало возможно дело "Кировлеса".

 Мила Дубровина:

Изображение клетки, в которой содержат Ходорковского, на экране под потолком контрастирует с убранством зала: розовыми стенами а-ля Помпадур, огромными хрустальными люстрами, красными президиумными креслами, массивными дверями и огромным золотым двухглавым орлом за спинами судей.

  

Стол перед судьями завален томами дела, адвокат по ходу выступления ссылается на страницы, судьи, видимо, их ищут и изучают.

 

Клювгант теперь рассказыает о "надругательве над вступившими в силу законными актами". Обращается к заявлению ЕСПЧ по первому делу.

 Мила Дубровина:

Клювгант продолжает перечислять детали неправосудного приговора, ссылаясь на страницы дела и разъясняя противоречия. Судьи ерзают, несколько человек в зале уже заснули. Прямо передо мной сидят родители Ходорковского.

 Мила Дубровина:

Речь Клювганта близится к финалу. Говорит, что в приговоре суд ссылался только на то, что ему было удобно, и старался не дискредитировать коллег.

 

Клювгант заверш. выступл., говоря о глобально 2 группах нарушений — неравноправие сторон и воспрепятствование работе защиты. 

 Мила Дубровина

Завершает речь Клювгант словами о праве каждого человека на справедливый суд и на защиту. Цитирует европейскую конвенцию. Приводит примеры ее нарушения: обыски у адвокатов, вызов их на допрос и так далее.

 Мила Дубровина

В приговоре даже фигурировало утверждение, что Ходорковский продолжал преступную деятельность, находясь в тюрьме, через своих адвокатов. Потом, правда, адвокатов переименовали в «иных лиц». Клювгант просит судей принять смелое и историческое решение и прекратить весь этот позор.

Слово взял адвокат Лебедева. 

 Мила Дубровина

Алексей Мирошниченко требует прекратить тиражировать околесицу, отказывается цитировать надзорную жалобу. Говорит, что «нас приучили к неизбежности несправедливости». И что слова материалов дела и приговора — это оболочка этой несправедливости.

Пресс-центр Михаила Ходорковского:

Алексей Мирошниченко сосредоточился на фактах, которые, по его словам, «на корню убивают ложные обвинения». 

 

 

Мирошниченко называет приговор противоречивым, а обвинение абсурдным, также требуя свободы своему клиенту Платону Лебедеву.

 Пресс-центр Михаила Ходорковского:

Говорил Алексей Мирошниченко и о вольном отношении Данилкина к решениям других судов (что-то судья Данилкин подвергал ревизии, что-то игнорировал). Например, в приговоре Басманного суда в отношении Малаховского и Переверзина Виктор Данилкин «не заметил», что «цена на нефть в РФ в инкриминируемый Ходорковскому и Лебедеву период считается установленной судом и она такая же, как и пресловутые якобы «заниженные» цены, указанные в Хамовническом приговоре».

 Мила Дубровина

Мирошнеченко говорит, что до последнего надеется на справедливость в Верховном суде. Слово передается адвокату Краснову.

 Мила Дубровина

Краснов называет преступную группу, в которую якобы входили Ходорковский  и Лебедев, мифической. Он говорит, что к уголовной ответственности привлекли заведомо невиновных — Ходорковского и Лебедева, которых нельзя ни в чем обвинить даже на словах.

 РАПСИ ‏@rapsinews

Краснов: "О каких доказательствах может идти речь, если президиуму Мосгорсуда «совершенно очевидно»?!"

 Пресс-центр Михаила Ходорковского:

Владимир Краснов говорит о тех примерах беззаконности, устранение которых из приговора «с неизбежностью должно повлечь и общее сокращение неправосудно назначенного наказания». Например, устанавливая для Платона Лебедева срок наказания, президиум Мосгорсуда «накинул» ему 4 месяца якобы не отбытого им наказания по приговору Мещанского суда (однако этих месяцев, как уточнил Владимир Краснов, на момент вынесения того решения просто не существовало). 

 Мила Дубровина

Владимир Краснов: Единственный шанс России остаться правовым государством — отменить приговор.

Суд удалился на совещание. Приговор будет оглашен после часа.

 Мила Дубровина

В перерыве огромные очереди в туалет, которых в Верховном суде мало и они «семейные»: в одной кабинке два сидячих места. Отец Ходорковского смеется: это кто же такую дурь спроектировал? В очереди шутят, что на такие условия нужно жаловаться в ЕСПЧ.

 Мила Дубровина

Отец и адвокаты Ходорковского в ожидании приговора у здания суда

Фото: Мила Дубровина
Фото: Мила Дубровина

 Мила Дубровина

Первый пикетирующий у суда

Фото: Мила Дубровина
Фото: Мила Дубровина

 

В зал подтягивается пресса, которую просили заранее установить камеры, пришла представитель прокуратуры.

 Мила Дубровина

Стихотворение, написанное Катей из группы поддержки МБХ

Кате около 60. По ее словам, она пишет стихи и Пичугину, и Платону Лебедеву, и матери Ходорковского. Говорит о них и их детях как о членах своей семьи. Надеется на освобождение.

Фото: Мила Дубровина
Фото: Мила Дубровина

 Мила Дубровина

Удовлетворить частично. Наказание в виде 10 лет 10 месяцев каждому с учетом отбытого.

Приговор сокращен на два месяца.

 Мила Дубровина

Ходорковский отключен от трансляции. Судебное заседание закрыто.

 Мила Дубровина

Клювгант дает интервью у выхода. Говорит, будут продолжать бороться.

Фото: Мила Дубровина
Фото: Мила Дубровина

У здания небольшая акция протеста — кричат позор.

Фото: Мила Дубровина
Фото: Мила Дубровина

 

Комментировать Всего 1 комментарий
"искупление грехов..."

впервые из уст политика услышал такое - это обнадеживает...