Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: Радуга меньшинств

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Кого бы вы ни увидели на улице, не бойтесь — их меньшинство.

Вот, например, Ураза-байрам. Сто пятьдесят тысяч мусульман собираются возле мечети на проспекте Мира, раскладывают молельные коврики, совершают омовения из бутылок прямо на улице пять раз в день, и милиция должна делить их толпу на коридоры, чтобы они разъехались по домам, не передавив друг друга. Они верят, что именно в эти дни Аллах даровал им священную Книгу, которую без специальной подготовки не прочтешь и в которой главы расставлены не по порядку, а по мере убывания объема. Мусульмане занимают все прилегающие улицы, и все же их меньшинство. Не бойтесь. Попытайтесь прочесть несколько стихов. Это неплохая поэзия, даже если вы не верите ни одному слову. А некоторые сюжеты их истории захватывают меня: особенно про Хиджру, про Кербеллу и про Пропавшего Имама.

Или, например, сто тысяч человек собираются на стадионе и вокруг него. Кричат дурниной, вскакивают по команде, дудят в оглушительные дудки, а иногда и бьют друг друга. Этих я понимаю меньше. Особенно мне не нравится то, как их футбольные клубы покупают друг у друга игроков. Мне это кажется пусть очень дорогой, но все же работорговлей. Но бояться не следует и их. Их тоже меньшинство. Если вникнуть в правила и тонкости игры, которую они все любят, то игра эта и впрямь может захватить ненадолго: в ней весьма отчетливо проявляется удивительное совершенство человеческого тела.

А бывает еще, что сто тысяч человек идут по улицам с белыми ленточками и антиправительственными лозунгами. Их тоже меньшинство. Даже если вообразить себе, что еще сто тысяч таких же людей по каким-то причинам остались дома, все равно двести тысяч не могут считаться большинством в десятимиллионном городе. Они меньшинство. Для меня лично — довольно симпатичное меньшинство. Мне импонируют их идеалы свободы и честности, даже несмотря на то что для самих себя идеалы они зачастую послабляют. Я, пожалуй, даже один из них: точно так же исповедую идеалы свободы и честности с небольшими послаблениями для себя лично.

А бывает наоборот. Сто тысяч человек собираются на Поклонной горе и кричат что-то проправительственное. Это мне совсем трудно понять, но я утешаю себя тем, что, наверное, эти люди хотят порядка. И уж во всяком случае они наверняка — меньшинство. Я всерьез сомневаюсь, что большинство населения десятимиллионного города способно буквально с пеной у рта выкрикивать что-то во славу Путина и что-то оскорбительное про Государственный департамент Соединенных Штатов. Мне трудно это понять.

Но это ничего. Есть довольно много вещей, которые мне трудно понять. Мне, например, никогда не хотелось вступить в отношения интимной близости с человеком того же пола, что и я. Но ведь мне и на футбол никогда не хотелось сходить, а в тот единственный раз, когда друзья затащили, мне совершенно не понравилось, и я ушел после второго тайма, даже и не догадавшись, что следовало еще дополнительное время. Меня и кадисы Сулеймана Великолепного никогда не впечатляли настолько, чтобы поверить, будто «молитва лучше сна», встать и пойти в мечеть. Мне и марихуана не нравится. Я отношусь к другим меньшинствам.

Однажды меньшинство, к которому я отношусь — православные — собрались возле храма Христа Спасителя и устроили молитвенное стояние. Я не пошел, опасаясь разочарований. У меня есть серьезные причины, чтобы относиться к этому меньшинству, но, полагаю, стилистические разногласия с членами моего меньшинства все равно огорчили бы меня.

Еще я отношусь к экзотическому меньшинству заик. Всякий раз, когда меня приглашают выступать куда-нибудь на радио или в телевизор, я знаю, что есть тысячи человек, подобных мне, которым не важно, что я сказал, а важен самый тот факт, что я говорю публично. Многие приглашения в ток-шоу я принимаю именно ради этого.

И вообще, я представляю себе наше общество как сборище меньшинств. Радугу меньшинств, если хотите, чтобы звучало красиво и провокативно. Я полагаю, ни одно из меньшинств не может стать большинством, пока по какой-то причине вы его не испугаетесь.

Поэтому не надо никого бояться: ни геев, ни десантников, ни мусульман, ни православных, ни путинистов, ни белоленточников — это всё меньшинства.

Вы вот, например, к какому меньшинству относитесь?

Комментировать Всего 12 комментариев

А есть ещё маньяк, расчленяющий тело жертвы. Да, жертва кричит страшным криком, и всё вокруг залито кровью, но это ничего - посмотрите, какой страстью горят его глаза, как искусно он владеет топором! Я тоже хотел бы научиться так же владеть топором... Он тоже меньшинство, пожалуй, он находится на крайнем спектре радуги меньшинств - на красном. Но я бы всё таки предпочёл, чтобы некоторые меньшинства были бы изолированы от общества...

Что за глупости? Вы правда не понимаете разницу между понятиями "меньшинства" и "преступники"?

Когда меньшинство футбольных болельщиков начинает драку с себе подобным меньшинством или громит витрины магазинов - это тоже преступление. Когда меньшинство мусульман занимает все прилегающие улицы - это, хоть и не преступление, но правонарушение, называется нарушением общественного порядка и должно караться согласно административному кодексу. Конечно, мой пример абсурден - но всё дело в грани, а грань иногда очень тонкая.

Я примыкаю к разным меньшинствам по несколько раз на дню. Иногда даже создаю собственные меньшинства в составе меня одного. И вообще, сторонюсь большинств прямо с тех пор как узнал основы "демократического централизма". сейчас, например, я в меньшинстве с вами, Валерий. спасибо

Эту реплику поддерживают: Саша Копов, Мария Овчинник

Отличная идея - создавать меньшинство из самого себя. Это по мне. Спасибо за формулировку!

Эту реплику поддерживают: Александр Баранов

В данный момент (прямо в этот час) я отношусь к меньшинству современных урбанизированных женщин, готовящих на обед не полуфабрикаты или макароны с сосисками и майонезом, а буйабес с соусом (потому что стало не жарко, и хочется давно не етых "зимних" сытных супов). И вспоминающих А.Шухова с доброй улыбкой.

А если завтра такие женщины станут вдруг большинством, я все равно продолжу так делать. Ведь если большинство любит Пушкина или Моцарта, все равно нет смысла оригинальничать ради ощущения собственного меньшинства. Не так ли?

Никакие женщины, никогда не могут стать большинством. Хотя бы потому, что женщин -- примерно половина населения. Из них многие вообще ничего не готовят, будучи детьми, старухами, больными, богатыми и проч... Получается всяко меньше половины -- меньшинство.

Я имела в виду меньшинство ИЗ современных урбанизированных женщин... Соответственно такие, как я теоретически могут стать и большинством опять же ИЗ современных урбанизированных женщин. Была бы очень рада не столько стать большинством, сколько видеть вокруг больше довольных своей жизнью женщин.

Я отношусь к леворукому меньшинству. Честь принадлежания к этому меньшинству даётся по праву рождения, примкнуть к нему в сознательно нельзя. Поэтому это уже даже не меньшинство, а элитный клуб! :)

По теме поста, я Вас горячо поддерживаю, однако, пока большинство не осознаёт свою силу, меньшинства доооолго могут продолжать гнуть свою линию.

Только вот нету никакого большинства. Людей, объединенных по какому бы то ни было социальному признаку, всегда окажется меньше, чем всех остальных. Даже физиологически людей сложно объядинить в большинство. Даже обладатели печени не могут считать себя большинством. Эндокринологи тут давеча объяснили мне, что печень бывает мужская и женская. Обладатели мозга -- точно в меньшинстве. Интересно, можно ли считать большинством обладателей сердца?

Эту реплику поддерживают: Александр Баранов

Дураки - большинство? Лентяи - большинство? Безответственные - большинство? Корыстные, точнее, мелокорыстные, что тянут, что плохо лежит - большинство?

Плодотворная дебютная идея, Валерий, ей-богу, получается, что хорошее общество - то, которое не просто состоит из меньшинств, но и заботится о них, а большинствам не даёт развиваться, угнетает их, выживает. Политика максимецида. Это повод для сплочения меньшинств.

Все, перечисленные Вами -- меньшинства. По причине проблем с самоидентификацией. Человек на Ураза Байраме может надеть майку "я мусульманен", а безответственные-лентяи-дураки вряд ли такую майку наденут.