Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Ольга Серебряная

Ольга Серебряная: Бутылочное горлышко власти

Транспортные проблемы Москвы носят экзистенциальный характер

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Есть такое словосочетание: «транспортные проблемы Москвы». Сами транспортные проблемы в Москве, наверное, тоже есть, но меня, как немосквичку, больше волнует словосочетание. И контекст, в котором оно употребляется.

Дебаты. Пять кандидатов в столичные градоначальники обсуждают бутылочные горлышки. Шестой кандидат и наиболее вероятный победитель их не обсуждает — вероятно, потому что застрял в бутылочном горлышке, плюнул на все и поехал общаться с избирателями Южного округа на метро. То, что он не доехал до телестудии (метафорически, конечно, выражаясь), тоже транспортная проблема Москвы.

Важно еще, какие транспортные средства стоят в этих бутылочных горлышках. Если следить за дорогами российской столицы с достаточного расстояния, то складывается не впечатление даже, а убежденность, что в них стоят в основном автозаки, развозящие задержанных — в ОВД и арестованных — в спецприемники. В них стоят машины с нарядами полиции, спешащими по анонимному звонку вскрыть дверь в нехорошую квартиру, в них стоит депутат Левичев, спешащий в ту же самую квартиру, и журналисты, спешащие осветить деятельность Левичева. Хотя самому Левичеву, конечно, кажется, что пробки создают машины, развозящие по Москве незаконную агитацию Навального.

Вторая транспортная проблема носит временной характер. Когда каналы сообщения становятся непроходимыми, сообщения доходят с удивительным, эпохальным почти запозданием. Один из кандидатов в мэры говорит: у Москвы есть две транспортные проблемы — это Тимченко и Ротенберг. Но на путях сообщения пробки, поэтому в студии продолжают говорить о троллейбусах. Четверть века назад я жила еще дальше от Москвы, чем сейчас, но транспортные проблемы в тогдашней столице СССР были те же: вся страна прекрасно знала, что проблема обозначается аббревиатурами типа КПСС, КГБ, ВЛКСМ и ВЦСПС, а в телевизоре продолжали рассуждать про социализм с человеческим лицом. Потом пробка куда-то исчезла, и одуревшие от свободы передвижения люди ломанулись вперед на предельных скоростях — не очень понимая, куда и зачем. Короче, лучше бы пробки рассасывались постепенно, а то придется опять сумбурно проваливаться, а не достойно вступать в новый эон.

И вот есть еще такая транспортная проблема Москвы — о ней удобно рассказать на примере Калининградской области. Там есть дороги, много дорог, только ездить по ним не очень удобно, потому что они мощеные. Их построили задолго до того, как регион получил свое нынешнее название, и построили так хорошо, что они до сих пор функционируют. Грохот, конечно, жуткий, когда на машине едешь, зато время над ними не властно, новые строить как бы и незачем. То есть дороги в этом регионе — данность. В прочих же данность состоит в их отсутствии. И проблема, собственно, в том, что к этой данности не клеится никакая созидательность. На контрасте с немецким наследием это ясно как белый день. Но для пущей ясности я приведу в пример еще один транспортный узел — бывший нацистский аэродром на Балтийской косе (о нем Кашин написал целый пост — с очень, кстати, логичным окончанием, дочитайте). За 68 лет, которые прошли с момента передачи этого транспортного узла в руки победителей, ангары успели приобрести вид античных руин — величественных и назидательных. И урок, который они молчаливо преподают взирающим на них, состоит в том, что все попавшее под юрисдикцию Москвы, остается в том же виде, в каком было. То есть вообще все: инженерные сооружения, сибирские просторы, финские болота. Некоторое коррективы вносят только время и дачники (тоже метафорически выражаясь): они появляются ненадолго из какой-то пустоты, начинают пасти своих коров на заросшем бурьяном аэродроме, вспахивать целину и замусоривать лес.

Но главная транспортная проблема Москвы состоит все же в том, что дороги, которые в нее идут, все до одной с односторонним движением. Из регионов (как теперь почему-то принято называть Россию) в Москву приехать можно, а уехать из нее — уже никак. Столица пухнет, расползается, уплотняется, в рекордные сроки сооружает лагеря для незаконно проникших на свою территорию и вообще скоро взорвется. Но сделать ничего нельзя. Собянина переизберут не из-за поддержки горожан и не из-за подтасовок на выборах, а потому что уехать из Москвы обратно в Ханты-Мансийск невозможно. И даже в Петербург не получается. Если бы это было можно, Путин с Медведевым и прочими Левичевыми давно бы уже вернулись на родину, а в столице остался бы один Митрохин, коренной москвич и «единственный легитимный кандидат в мэры».

В общем, вы поняли. Главная проблема Москвы называется на русском языке «несменяемость власти». Но в теледебатах о мэрских выборах надо говорить на языке троллейбусов.

Комментировать Всего 4 комментария

Никогда не прибегал к такому приему. Но, здесь, вынужден:

Это все - милое девичье щебетание о том, о чем упомянутая девица не имеет никакого представления... А о чем тогда щебетание, спросите вы? Да, о том же самом - о девичьем!

Было бы крайне интересно узнать, о чем конкретно я не имею ни малейшего представления.

И еще было бы любопытно узнать, что именно заставило вас впервые в жизни воспользоваться патриархальным аргументом.

Эту реплику поддерживают: Максим Прокопец

Понимаете ли, чтобы рассуждать про транспортные и иные проблемы мегаполисов и лихо подстегивать их к текущему политическому моменту, надо, как минимум, понимать немного в данных вопросах. Я считаю себя профессионалом в транспортном планировании и муниципальной экономике. Вы же, кроме журналистского задора ничем себя в этой публикации не проявили.

Извините, если вас обидел. Но такова жизнь.

Вы меня не обидели - вы меня не поняли. Я писала о неуместности обсуждения транспортного вопроса в нынешних обстоятельствах. И объясняла, почему эти транспортные проблемы являются лишь метафорами проблем политических. Чтобы осмысленно и результативно обсуждать транспортные вопросы (в которых не только я ничего не понимаю, но и все без исключения кандидаты в мэры), нужно выйти из политического поля и профессионально, то есть технически их обсудить. Но это невозможно сделать в сегодняшней России. Потому что технические и организационные вещи принципиально не обсуждаются профессионалами - откуда ни возьмись, появляются вдруг готовые решения, и профессионалы разводят руками. Это касается не только транспортных проблем Москвы, но и реформы науки, образования, ЖКХ и даже перевода стрелок часов. 

Пока нет чистой политики, нет и чисто профессионального разговора. Возможно лишь "щебетание". Таков был мой тезис.

Эту реплику поддерживают: Максим Прокопец, Андрей Главатских