Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: Неуловимый «легал»

Участники дискуссии: Сергей Кудаев
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

У меня в гостях сидит друг-доктор, интеллигентнейший человек, и грязно ругается матом. Если он ругается матом, то это всегда на медицинские темы. На этот раз он ругается матом потому, что ему опять ужесточили порядок использования обезболивающих препаратов. Он онколог. Ему не для баловства нужно. Он писал письма в Министерство здравоохранения, участвовал в каких-то там межведомственных комиссиях, однажды даже, спускаясь с Путиным в лифте, пристал к главе государства со специальными разъяснениями и получил обещание разобраться. Он настаивал на том, что использование обезболивающих должно быть упрощено, поскольку невозможно же уже работать врачом. А использование обезболивающих, наоборот, усложнили, приписав к наркотикам множество довольно безобидных препаратов, например корвалол.

Да, я знаю, что во многих европейских странах фенобарбитал натрия, на основе которого изготавливается корвалол, запрещен. Зато в этих европейских странах, когда вы вызываете скорую по причине острой боли, скорая приезжает к вам с промедолом, с трамалом и еще с кучей каких-нибудь опиатов, которые врач имеет право использовать, потому что он врач. В России запрет фенобарбитала обернется исключительно тем, что мой семидесятичетырехлетний отец не сможет накапать себе тридцать капель корвалола, когда у него заходится сердце, а скорую вызывать не станет, зная, что скорая приезжает пустая, без лекарств. Не знаю, что он будет делать. Наверное, выпьет водки.

Борьба с незаконным оборотом наркотиков в России осуществляется примерно как в том анекдоте, где пьяница искал рубль не под забором, где потерял, а под фонарем, потому что под фонарем светлее. Наркотики в России попадают под запрет не там, где они действительно существуют и где действительно опасны, а там, где их легче учесть. Легко ужесточить учет наркотиков в больницах, потому что там есть уже учет наркотиков. Легко ввести тестирование на наркотики в школах, особенно если посылать в школы тесты на те наркотики, которые вышли у подростков из моды уже лет десять назад. Легко ограничивать использование наркотиков в хосписах, чтобы пациенты хосписов не дай бог не стали наркоманами. Но сколько лет потребовалось, к вящей радости фармкомпаний и варщиков, чтобы ввести на кодеиносодержащие препараты хотя бы рецепты.

На вашем доме, на автобусной остановке возле вашего дома, на дверях школы, в которую ходит ваш ребенок, написано «Легал» и номер телефона. Попробуйте остановить это. Так называемые «легальные наркотики», «быстрые», «соли», «спайсы» ввозятся в страну вагонами и центнерами производятся в не очень даже подпольных лабораториях — легально или почти легально. Известна ли вам официальная причина, по которой Госнаркоконтроль все никак не может быстрые наркотики толком запретить? Причина, говорят, в том, что нельзя точно определить их химическую формулу, слишком много вариаций. Иными словами, государство не может запретить «быстрые», потому что неизвестно, из чего они состоят, и поэтому запрещает корвалол, потому что про него точно известно, из чего он состоит.

То есть вот я, не химик и не биолог, глядя на человека, могу почти безошибочно сказать, что он на «быстрых», а весь Госнаркоконтроль со всей своей королевской ратью экспертов не может отличить химически быстрые наркотики от этилового спирта — прекрасная работа.

«Быстрые» действуют быстро. Люди, особенно молодые, доходят до полного разрушения личности в считаные месяцы. Я видел мальчика, которому мешала голова, и он пытался отпилить ее бензопилой. Видел другого мальчика, который считал свое тело заклинившим космическим скафандром и пытался расковырять «скафандр» ножом. Вас беспокоит статистика подростковых самоубийств? Попробуйте запретить «быстрые», дети прыгают из окон на «быстрых». Я не психиатр и не нарколог, но поведение «белгородского стрелка» Помазуна и поведение убийцы псковского священника Павла Адельгейма кажется мне типичнейшим — «быстрые». А следствие даже не может установить, находились ли убийцы под воздействием наркотиков: нет разработанных методик, чтобы находить в организме человека следы «быстрых». Не разработали эксперты.

Конечно, куда как легче отбирать трамал у моего друга-доктора и корвалол у моего старика-отца.

Комментировать Всего 1 комментарий

Валерий, я всецело поддерживаю высказанное вами мнение и о так называемой "борьбе" с наркотиками, вернее - об ее имитации Госнаркоконтролем,  вашу тревогу по поводу распространения "быстрых" наркотиков в молодежной среде.

Но не поторопились ли вы с высказыванием  о фактическом запрете или необоснованном усложнении доступа к  поименованным вами медпрепаратам?

Вот здесь, как будто, эта информация официально опровергается.