Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Ольга Серебряная

Ольга Серебряная: Человек со свистком Брэдли Мэннинг

Иллюстрация: CagleCartoons
Иллюстрация: CagleCartoons
+T -
Поделиться:

Есть такое слово, whistleblower, и его очень сложно перевести на русский. Не из-за отсутствия у нас людей, готовых громко посвистеть в свисток, а из-за того, что у нас свистят в основном люди в погонах, чтобы заставить людей без погон прекратить что-то делать, тогда как английский термин-метафора строится на том, что свистит один из нас, чтобы привлечь общественное внимание к неправильным действиям людей в погонах (реальных или метафорических, как в знаменитом скандале с компанией Enron). Брэдли Мэннинг носил погоны, но лишился он их гораздо раньше, чем судья Денис Линд постановила уволить его из армии с лишением прав и привилегий. Глубоко гражданским человеком он стал в тот момент, когда отправил WikiLeaks первый файл.

«Гражданский» значит в данном контексте свободно и самостоятельно думающий о том, что такое хорошо и что такое плохо, и вступающий в открытый диалог по этим вопросам с другими свободными умами. «Человек в погонах» — это тот, чье мышление исключительно инструментально: ему поставлена задача, осмысленность которой сомнению не подвергается, а он думает только над тем, как ее решать. Человек в погонах — существо исключительно эффективное, только пользоваться им нужно правильно, потому что в самом его существе заключен парадокс: если не следить за тем, как он решает поставленные перед ним задачи, он будет делать все возможное, чтобы процесс их решения никогда не кончался, иначе существование самого человека в погонах утрачивает всякий смысл. Это универсальная логика существования всех инструментальных структур — армий, спецслужб, крупных корпораций и пр.

35 лет тюрьмы, которые Брэдли Мэннинг получил за публикацию секретных документов, военная прокуратура обосновала тем, что должны же быть какие-то «сдерживающие средства» (deterrents): если, мол, сегодня не наказать нарушителя устава, то завтра в армии совсем не останется дисциплины, а послезавтра прикажет долго жить ее величество Национальная Безопасность, защитой которой занимаются люди в погонах. Это универсальная логика любой репрессивной системы — от армейской до родительской. Когда мама объясняла мне, почему я должна через не могу ходить в ненавистную музыкальную школу, она пользовалась выражением «катиться по наклонной плоскости»: сегодня бросишь музыкалку, завтра перестанешь ходить в библиотеку, а послезавтра сядешь на героин. Реальности все это никак не соответствовало, но логика сама по себе железная.

В случае с Мэннингом есть еще одна, третья, универсалия: практика бодания инструментальных репрессивных систем между собой. У военных она, кстати, называется все тем же словом deterrence — «сдерживание»: действовать, мол, надо так, чтобы не дать противнику совершить враждебные по отношению к тебе действия. В далекие уже годы холодной войны сдерживание производилось путем гонки ядерных вооружений — сегодня сражаются исключительно судьбами whistleblowers. Стоило американскому суду огласить приговор Брэдли Мэннингу, как уполномоченный МИД России Константин Долгов назвал его еще одним подтверждением «необоснованности претензий США на лидерство в вопросах прав человека». На самом деле в этом вопросе «лидирует», конечно, Россия, предоставившая убежище Эдварду Сноудену. Карикатурное, но от этого еще более точно воплощение это сдерживающее бодание нашло в эфире Russia Today, где американский журналист Джеймс Кирчик, приглашенный обсуждать приговор Мэннингу, выступил со страстным осуждением ужасающей атмосферы гомофобии, которую насаждает в России путинский режим. Логика общения задана: Уильям Хейг будет зачитывать список журналистов, убитых в России, а Сергей Лавров в ответ будет рассказывать о незаконном 9-часовом задержании Дэвида Миранды в аэропорту Хитроу. Нам будут предъявлять претензии в связи со свободой слова, а мы будем осуждать давление британских спецслужб на редакцию The Guardian.

Сдерживающее бодание, армейская дисциплина и логика людей в погонах не имеют ни малейшего отношения к проблемам, стоящим перед западным или российским обществом. Общественной проблемой является как раз контроль над этими тремя универсалиями — и с ней, надо признать, Запад пока справляется лучше нас. У них люди в погонах могут на 35 лет посадить в тюрьму разоблачителя Мэннинга. У нас люди в погонах не только могут посадить в тюрьму кого угодно, но еще и сажают самих себя в президентское кресло — примерно на такой же срок.

Комментировать Всего 20 комментариев

Великолепнейший пример добротной, настоящей советской журналистики.

Начать вынужденный разговор про то, что делают с "борцами за правду" в "правильной стране", и быстренько свести его к тому, что в "неправильной" ещё, мол, хужее.

Но оно и понятно. Это ж просто - поменять лишь одно слово в давно вызубренном пассаже, который теперь звучит так - "А зато у нас негров линчуют!"

Эту реплику поддерживают: Андрей Главатских

При том, что, как известно, это - древнейшая профессия, некоторые продолжают имитировать оргазм в надежде, что им поверят...

я писала про приговор Мэннингу и Сноудена, получившего убежище в России. 

Ну, тогда я просто не понял...

Андрей Главатских Комментарий удален автором

Все-таки, про оргазм и Челси Мэннинг вы явно не догоняете...

не вижу в несчастьях Мэннинга ничего смешного

Я тоже об этом! Как, все-таки, иногда трудно понять друг-друга...

Надо писать: "в несчастьях Мэннинг". Или вам настолько все равно?

Ну дело же не в журналистике, а в возвращении логики взаимодействия времен холодной войны. Собственно, Вы верно ее сформулировали: а зато у нас негров линчуют. От этого тошно и скучно, но это так.

Вы заявили тему. И раскрыли её совершенно в советском духе.

То, что Новый Совок, в который превратились США за последние 15 лет - Вам более ментально близок, чем ужасная Россия, про которую демократы с обеих сторон с возмущением говорят - "the business of that country is business!" - мне вполне  понятно, и тут нет возражений.

Меня изумило не то, чьи взгляды - совершенно бескорыстно и по убеждению -я уверен -  Вы озвучиваете, а то, что методы письма и штампы советских журналистов остались точно такими же, какими и были, когда роли наших двух стран были противоположными.

я "озвучиваю" свои собственные взгляды. И еще простодушно верю, что журналистика описывает положение вещей и метод у нее один: описывать. Если отношения стали советскими, то и описания их неизбежно будут советскими. Об этом, в общем, я и написала.

Вот во времена оны, которые Вы, возможно, застали - была такая газета британских коммунистов "Морнынг Стар". И вот представим себе статью тамошнего журналиста про то, что в СССР посадили диссидента Х: шуму о нём много, и что-то написать всё же надо.

"Вот, в СССР посадили диссидента Х. Это, конечно, печально. Да, у нас в Британии дали убежище другому советскому диссиденту Y. Но мы же понимаем, что это сделано только, чтобы досадить СССР! И вообще, у нас же негров личнуют!"

Вот такую журналистику я и увидел тут. И стало грустно. Если Вы, как Вы заявляете, и на самом деле так воспринимаете мир (как следует из приведённого "описания положения вещей"), то это делает мою грусть ещё грустнее.

Владимир, эту Вашу мысль я поняла. Собственно, так и построен мой текст, чтобы это стало очевидным и от этого настала грусть. В этом свете было бы очень интересно узнать, как Вы воспринимаете реальность: Вам приговор Мэннингу кажется справедливым или закон о гей-пропаганде? Или Вы видите какую-то иную логику российско-западных отношений?

"Я специально пишу по-советски, чтобы Вам стало грустно". Это прекрасно. Такого я ещё не встречал!

А вот когда советский журналист на вопрос - "что ж так пишем-то?" - спрашивает - "а вы сами-то, сами-то что думаете о положении женщин в Лесото?!" - такое встречал просто ежевечерне.

Ну, и какое отношение моё отношение к закону о гей-пропаганде имеет к тому, что Вы написали совершенно совковую пропагандистскую статью из разряда image damage control?

Ой, посмотрел, где Вы работаете. Всё, извините, вопросы снимаю. Это как удивиться передовице "Правды" образца 1975 года!

дохнуло и навеяло.

Мне было бы интересно прочитать Ваш более развернутый комментарий на тему где я работаю - быть может, мне бы это помогло в дальнейших разговорах с работодателями :)

Комментировать "место работы" - какой смысл? Если бы тут кто-то теми же совковыми штампами стал бы грудью на защиту КПК - то я бы подивился, но узнав, что он[а] работает на Синьхуа - вопросы бы снял.

Вы работаете на "Свободу" - и потому все мои изумлённые вопросы по поводу стиля и направленности острия пламенного пера - я тоже снял.

какой вы прекрасный. Я прям прослезилась.