Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Байер   /  Леонид Бершидский   /  Михаил Блинкин   /  Дмитрий Бутрин   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Мария Голованивская   /  Линор Горалик   /  Дмитрий Губин   /  Иван Давыдов   /  Орхан Джемаль   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Максим Котин   /  Антон Красовский   /  Павел Лемберский   /  Татьяна Малкина   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Андрей Наврозов   /  Антон Носик   /  Иван Охлобыстин   /  Владимир Паперный   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Григорий Ревзин   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Алексей Тарханов   /  Анатолий Ульянов   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Cергей Шаргунов   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Рост на идиотизме

Почему государство де-факто поощряет население безудержно набирать банковские кредиты?

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Средний трудоспособный житель России должен банкам больше 113 000 рублей. То есть почти пять своих зарплат. А москвич — почти 400 000, или девять зарплат.

Когда я свел статистику Центробанка по кредитам частным лицам с данными Росстата о численности трудоспособного населения и средних зарплатах, получились вот такие цифры. Я кинулся было пересчитывать: наверняка где-то ошибся на порядок. Но нет, хотите верьте, хотите проверьте (данные тут).

Вот вы, к примеру, набрали кредитов на девять месячных зарплат? Или хотя бы на пять? Нет? Между тем кто-то из ваших соседей взял в долг вот эти деньги, которых не брали вы. И этот человек, с одной стороны, опасен, а с другой — ну как не дашь ему денег?

Конечно, российская статистика особенной точностью не радует. У того же ЦБ, если сложить в августовском «Обзоре банковского сектора Российской Федерации» данные по всем регионам, на 1 июля 2013 года выйдет общая сумма кредитов в 8,54 трлн руб. Отдельно ЦБ указывает данные по всей стране — почему-то 8,39 трлн. Но это мелочи, издержки методики сбора данных. Так или иначе, жители России набрали кредитов почти на 14% ВВП.

Это вроде бы мизерная доля: в Штатах или, скажем, Южной Корее — под 90%. Почему же тогда наш Центробанк чуть ли не каждый месяц публично выражает беспокойство по поводу излишней закредитованности населения? Глава ЦБ Эльвира Набиуллина недавно объяснила: «Нас беспокоит не просто рост потребительского кредитования в целом, а рост беззалогового потребительского кредитования».

И правда, 5,2 трлн от общего объема кредитов частным лицам — больше 60% — это именно беззалоговые кредиты: долги по карточкам и кредитам наличными, выдаваемым банками на покупку всяких там холодильников или вообще на любые нужды. В Штатах беззалоговые долги — только 30% от общей задолженности домохозяйств.

Из 113 000 рублей, которые трудоспособный русский должен по кредитам, 68 000 — необеспеченный долг. Пока он в целом неплохо его гасит. Хоть каждый и знает несколько страшных историй про кредитную зависимость и самоубийства из-за неоплатных долгов, всего 4% частных долгов в России просрочены. В Ингушетии, правда, почти 10%, но Кавказ — дело тонкое. Средний трудоспособный житель Магаданской области вообще занял в банке полмиллиона рублей, но там просрочка всего 1,6%.

Правда, абсолютная сумма просроченных долгов с 1 января 2012 года до 1 июля 2013 года выросла на 29%. И люди, пристрастившиеся к жизни в долг, продолжают занимать даже тогда, когда банки перестают давать им деньги. Они отправляются к ростовщикам, готовым одалживать под несколько процентов в день. Статистики по таким кредиторам в России вообще нет.

Сколько на самом деле должен средний трудоспособный русский, ни Центробанк, ни кто-либо еще в стране понятия не имеет. Если вас не напугали цифры, с которых начиналась эта колонка, бойтесь неизвестности.

Во многих американских штатах небанковское ростовщичество с огромным трудом изжили. Законы там устанавливают предельные ставки, по которым можно давать в долг "до получки", а кое-где и вовсе запрещают этот тип финансового бизнеса. Банки, выпускающие кредитные карты международных систем, под антиростовщические законы не подпадают, но ни одному из них не придет в голову кредитовать по этим картам под 40 с лишним процентов годовых. А у нас это норма жизни.

Работая в банке — который потребительским кредитованием принципиально не занимался, — я много раз слышал от коллег, для которых этот прибыльный бизнес был главным: мол, заемщики сами виноваты в собственной безграмотности. Кто мешает этим людям внимательно прочесть условия, во всем разобраться, прикинуть свои возможности и только тогда подавать заявку на кредит? Этот аргумент всегда казался мне лукавым. Сами банкиры и мешают: недавно я уже описывал, как это делает, например, банк Олега Тинькова «Тинькофф кредитные системы». Клиентов сбивают с толку разнесением условий по нескольким документам, психологическими играми с мелким шрифтом, предложениями никому не нужных (и нигде толком не описанных) страховых услуг за дополнительные деньги, рекламой низких ставок, которые действуют лишь при определенных условиях. Среди моих знакомых много неглупых людей, которые, скорее всего, запутаются в этой паутине недомолвок и полуправд, просто потому что никогда не работали в банке.

Если бы банкирам действительно было нужно, чтобы заемщики понимали, что делают, они разработали бы тест по каждому из своих кредитных продуктов с вопросами типа «В каком из перечисленных случаев действует ставка 12% годовых?» и «Какую сумму вам потребуется платить по кредиту каждый месяц?» — и выдавали деньги только в том случае, если потенциальный заемщик правильно ответил на все вопросы. Но нет, банкиры прекрасно знают, что многие клиенты, если не большинство, не понимают условий, под которыми подписываются, — и все равно кредитуют. Потому что в процентную ставку уже «зашит» риск невозврата. За тех, кто не вернет долг, расплатятся добросовестные заемщики.

При таких ставках, какие действуют в России по потребительским кредитам, оценивать платежеспособность клиентов банкам вообще ни к чему. Поэтому математические модели, рассчитывающие риск невозврата, в русских банках ни к черту не годятся. Но если наступят тяжелые для экономики времена, людей, способных платить ростовщические проценты, в одночасье станет меньше. Вот Центробанк и тревожится так: 14% ВВП — это мало, только пока по долгам дисциплинированно платят. А перестанут — и рецессия усугубится.

Многие запутавшиеся заемщики винят в своих бедах государство — возможно, по глупости: иные из них, вообще ничего вокруг не понимая, воспринимают кредиты как госпомощь. Но государство и в самом деле виновато в том, что кредиты дают не просто тем, кто не в состоянии их выплатить, но даже клиническим идиотам.

Чиновники и законодатели вполне могли бы ограничить максимальные ставки по потребительским кредитам, вынудив банкиров всерьез заняться совершенствованием скоринговых моделей. Они могли бы и заставить банки внятно излагать условия кредитования, навязав стандартные формы договоров. В этом конкретном случае государственное вмешательство в бизнес было бы благом: ведь невежество заемщиков и угроза, которую оно несет, очевидны и властям, и рынку, а излечить народ от невежества — задача едва ли быстро решаемая.

Но реальной борьбы с ростовщичеством мы в ближайшее время не увидим. Иначе что же будет с экономическим ростом? За первую половину 2013 года объем кредитов частным лицам в России вырос на 1 трлн руб. Если бы эти кредиты не были выданы, торговцы, а следом за ними производители и импортеры недосчитались бы триллиона — 1,6% прошлогоднего ВВП России.

Россия — страна дураков ровно в той степени, в которой безудержное ростовщичество обеспечивает ей рост.

Читайте также

Комментировать Всего 20 комментариев
"излечить народ от невежества — задача едва ли быстро решаемая"

...особенно если даже не пытаться этого делать. Конечно, по телевизору интереснее рассказывать про память воды и торсионные поля, чем выпустить доступный и понятный ликбез о потребительских кредитах и о кредитах вообще.

Я боюсь, если государство ограничит банкам максимальную ставку по кредитам, и без того запутанные условия договоров станут вообще непролазными. Риски будут прятать в дополнительные комиссии за погашение кредита, страхование, интернет-банкинг, да хоть за пользование банковскими бланками. Способ выкрутиться найдется всегда. Это как с сигаретами в ресторанах: запретили продавать сигареты по свободной цене - ок, продаем набор пачка сигарет+зажигалка. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов, Алия Гайса

При этом Леонид абсолютно прав, и этим заниматься НЕОБХОДИМО.

(Говорю это, в том числе, и как человек, занимавшийся ростовщическими кредитами лет 20 с хвостом назад).

Как мне кажется, главная проблема нашего общества вообще в том, что общество практически не влияет на законотворчество, и минимально влияет на происходящее в стране.

У нас есть "население", есть - "власть", и есть - тонкий слой элиты... И вот "население" не влияет, и даже толком не пытается влиять на происходящее, а власть и элита, связанная с властью, кроят жизнь под свои собственные узкие интересы...

Думаю, особой проблемы так организовать банковское дело, чтобы оно перестало плодить нищету среди людей, - нет... Проблема - в том, что это не нужно ТЕМ, КТО МОЖЕТ ВЛИЯТЬ на организацию банковского дела... Зачем им? У них другие интересы... И в России куда ни ткни - везде так.

Ну разумеется. Кто будет заниматься невыгодным и тем более рискованным для себя делом.

Это обычное мошенничество, впрочем вполне легальное. В профите остаются потребкредитующие мошенники- банкиры и нечестные дураки. Убытки несут на себе дураки честные и отчасти- люди непричастные. Особенно показательна реакция Тинькофффа, к которому один из его клиентов применил его же схему. Не о чем даже и говорить, тем более - что мошенничество - это уже давно норма жизни во многих ее сегментах.

Эту реплику поддерживают: Артур Изотов

Вопрос действительно серьезный. С одной стороны мы имеем довольно безграмотное население в состоянии потребительского ража, а с другой - не всегда добросовестные банки и "изобретательных" банковских работников на разных уровнях банковской иерархии. В результате растут системные риски, которые в случае кризиса могут привести к еще большей разбалансированности экономики. Не говорю уже о человеческих драмах.

Мне, все-таки представляется, что регулятору надо устанавливать более жесткие и четкие стандарты предоставления разного типа кредитных продуктов. И занять более активную позицию по контролю за их соблюдением.

Эту реплику поддерживают: Артем Донец

Вот интересно. И колонка отличная, и проблема серьезная, но я не знаю лично никого, кто взял кредит хотя бы на мобильник. И сам я никогда не брал. Мотивация простая: если я что-то не могу себе позволить - значит я не могу себе это позволить. 

я не знаю лично никого, кто взял кредит

Приятно познакомиться, Евгений, теперь знаете ;) Но я, правда, бывший банкир, и как раз в курсе про соотношение своих реальных платежных возможностей с хотелками.

Как это правильно... :)

Кстати, Евгений, читал на-днях Вашу статью - классная статья...

Эту реплику поддерживают: Лариса Гладкова

А я вот знаю людей, которые берут кредиты. Они в Москве платят половину дохода за съемные квартиры и с трудом выживают на остальное. При этом надо выглядеть "презентабельно", Москва же...

Чиновники и законодатели вполне могли бы ограничить максимальные ставки по потребительским кредитам, вынудив банкиров всерьез заняться совершенствованием скоринговых моделей.

Леонид, все-таки они начали заниматься ростовщической темой :)

С 1 июля ЦБ поменял порядок определения рискованности определенных типов активов, включая оценку «рискованности» потребительских кредитов. Такие кредиты ЦБ сейчас рассматривает как высокорискованные и устанавливает для них повышенный коэффициент риска (конкретный размер такого коэффициента указан в Инструкции 139-И для каждого типа активов). Например, для потребительских кредитов (выданных после 1 июля) со ставкой 25% коэффециент равняется 1,1;  для потребительского кредита со ставкой свыше 60% такой коэффициент равняется уже двум.

Это означает, что при расчете Н1 ранее потребительский кредит со ставкой 60% учитывался бы в сумме долга по такому кредиту (например, 10 000 рублей), а сейчас это значение нужно умножать на 2 (получается 20 000 рублей).

Таким образом получается, что потребительские кредиты с высокими ставками «проедают» капитал банка, поскольку они увеличивают знаменатель формулы (активы взвешенные на риск). 

Эту реплику поддерживают: Леонид Бершидский, Андрей Главатских

Даже не сомневался, что они там думают.

Вообще, ЦБ и Минфин последнего десятка лет были профессиональней некоторых других ветвей власти. Хотя, кто сидит на мешке с деньгами и имеет прямой выход на Президента, заведомо, чаще всего, оказывается прав.

Ну в ЦБ, как и везде, разные люди работают.

И даже иногда некоторые решения вполне приличных департаментов могут вызывать желание написать похожую статью о том, что кто-то где-то зажрался - например, если средний банк перебрал кредитов у ЦБ, у него проблемы, и в итоге вырабатывается какая-то программа возврата, во исполнение которой банк превращается в натуральное МММ...)) другие фининституты денег ему уже не дают, а вот зато вклады физических лиц прекрасно можно собрать под повышенную ставку.

Плюс, меня, например, удручало всегда, что ЦБ идет на поводу процесса "борьбы с инфляцией" через постоянный дефицит денежной массы.

С одной стороны, конечно, некоторые банки совершенно отвязались со ставками, но и сам ЦБ со своей ставкой рефинансирования душит экономику :(

Ну это уже макроэкономический вопрос, рассуждать про который реально могут три-четыре человека в России. Я к ним не отношусь.

Мне кажется, что таких человек гораздо больше ;) А вот те три-четыре человека, видимо, намеренно не обсуждают вопрос удушающей ставки рефинансирования публично.

Эту реплику поддерживают: Андрей Главатских

на самом деле банк, у которого хорошие отношения с местным управлением ЦБ, всегда найдет способ "правильно" классифицировать активы. Ограничение ставки было бы гораздо эффективнее. Вижу, кстати, что о нем уже заговорили. Только надо четкие ограничения устанавливать и поменьше исключений.

Эту реплику поддерживают: Варвара Грязнова

Экономика любой страны это в какой-то степени финансовая пирамида. В США очень многие вещи напоминают именно такую структуру. Ну тут есть хоть какой-то опыт в этом плане. А вот что случится в РФ если вдруг нефть станет стоить 60 долларов? Вроде как никто напрямую нефть не качает, какое людям до этого дело? А вот посмотрите что случится в этом случае с финансовой пирамидой частного кредитования. Да и нечастного тоже. Люди выйдут на улицу и не просто с безобидными плакатами. А власть срочно будет искать категорию людей, на которых можно показать пальцем и отвести удар от себя.

что случится в этом случае с финансовой пирамидой частного кредитования. Да и нечастного тоже.

будет неСчастное кредитование...)

Я не думаю, что это феномен исключительно российский. Жадность и глупость не дискриминируют по месту проживания.  Несколько лет назад в Америке на фоне бешеного роста цен на недвижимость прокатилась волна ипотечного кредитования жилья, при которой кредиты совали кому угодно, даже совсем мало зарабатывающим. В результате люди, которым нельзя доверить даже цветы вовремя полить, оказались держателями кредитов на энные суммы. Чем это кончилось, всем известно.

Эту реплику поддерживают: Юлия Смагина, Филипп Сапожников

Это правда. Еще хуже в Англии: там вообще не регулируют payday lenders, и есть такие, что и под 4000% дают ссуды – и ничего, бедные люди берут.

Так точно, помню был совершенно анекдотический пример этой практики. Сборщик клубники с зарплатой в 1200 долларов получил ипотечный кредит на дом стоимостью 700 тысяч... Видимо, руководствовались той же мантрой, что и столичные риэлторы: цены на недвижимость, мол, снизиться не могут.

 

Новости наших партнеров