Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Ольга Серебряная

Ольга Серебряная: Мы так не договаривались

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Есть такой вопрос «а что, N еще существует?», и мне, дитяти перестройки, во взрослой жизни приходилось задавать его разным собеседникам не один и не два раза. Году так в 2005-м я посредством этого вопроса искренне выражала недоумение в ответ на предложение опубликовать какой-то мой текст в «Новом мире»: неужели «Новый мир» все еще есть? Как-то я со времен школьного курса литературы его не замечала. Может, тогда и Твардовский еще жив? Году в 2007-м я этим же вопросом отреагировала на объявление, замеченное на задворках дома-музея Чехова в Мелихове: «Здесь строится дача генерала Варенникова». Варенникова, поддержавшего в 1991 году ГКЧП, сегодня уже нет в живых, но вот появляется новость о назначении секретаря ЦК КПСС Владимира Долгих в Совет Федерации — и снова приходится задавать вопрос: «А что, Долгих еще существует на свете?» И опять ответ: еще как существует — гораздо больше, чем мы с вами, вместе взятые.

Вопрос о продолжении существования разных советских фигур и феноменов для меня отнюдь не праздный. Это, как теперь принято говорить, часть социального контракта, возникшего в конце 80-х — начале 90-х. Согласие это состояло, по моему разумению и разумению моих сверстников, примерно в следующем: ОК, стабильности не будет, нормальных стипендий и зарплат тоже, но пусть взамен будет свобода, причем не только свобода для моих действий, но и свобода от — от всего этого совкового морока. От программы «Время», от Слюнькова-Зайкова-Воротникова (и сопутствующего им Долгих), от навязчивых вопросов про цель поездки на паспортном контроле в аэропорту, от гэбистского любопытства по поводу личной жизни, национальности, вероисповедания, места жительства и рода занятий. От газеты «Правда», от прозы деревенщиков, от «Нового мира» и журнала «Октябрь». (Оставить «Иностранную литературу» я лично была согласна.) ОК, фиг с вами, что за работу в университете платят сумму, равную двум книжкам и кружке пива, — только давайте мы больше не будем доказывать научную значимость своих занятий Фуко, Хайдеггером или Витгенштейном 80-летним специалистам по материализму Чернышевского. Договорились? Вроде да.

И это вполне работало. Но только до начала двухтысячных. Потом как-то незаметно вернулись серые люди в штатском, хамоватые тети в учреждениях, списки «правильных» и «неправильных» журналов для диссертационных публикаций, подозрительные вопросы о заграничных командировках. Году в 2009-м уже не зазорно стало утверждать публично, что «первый отдел» всегда существовал. Ну а теперь совсем даже не зазорно, честно и прозрачно избравшись мэром Москвы, выдвигать в Совет Федерации 88-летнего пенсионера союзного значения.

Последнее меня как-то особенно бесит — и даже не в связи с личными качествами товарища Долгих. А в связи с тем, что работа в Совете Федерации — это вообще-то работа (не в настоящем ее виде, конечно, а в идее). И вот эта работа (в идее) достается не работнику, который мог бы что-то сделать (в идее, конечно), а деятелю, которому пора бы уже диктовать мемуары, принимая в промежутках между занятиями порошки от сопряженных со старостью недугов.

Я редко высказывала этот сентимент публично, потому что сразу же обвинят в нескромности. Ну и потому что о публичных должностях мы в этом социальном контракте начала 90-х особо не договаривались. Тогда как бы предполагалось, что выдвигаешься — и потом избираешься (как какой-нибудь Явлинский). Только нам тогда это было не интересно. И вот вдруг стало. Мы глядь кругом — а теперь уже избираются только те, кто уже избирается. Все тот же Явлинский, например. Или вот Владимир Иванович Долгих. Все краны перекрыты.

Этот сентимент недавно удивительно точно обозначил Станислав Белковский, определивший «новое поколение» Навального как поколение «без меня поделили»: «Оно действительно хочет власти. Но — чтобы утолить гигантскую жажду мести старшему поколению, лишившему его внятных надежд и реальных перспектив. И когда их месть выйдет на оперативный простор, может получиться, что “кровавый режим” им. Путина покажется нам маппет-шоу, а какой-нибудь старик Бастрыкин, раздающий ныне направо и налево зверские уголовные дела, — садовым гномом. “Не забудем, не простим” — это для поколения БМП не риторическая фигура, а совершенно реальный лозунг, осмысляемый в предметной реальности».

Это очень точное описание моих чувств в отношении скоро-сенатора Долгих и прочих президентов, депутатов, ответственных работников и рассыпающихся на ходу специалистов по материализму Чернышевского. Я только совсем не понимаю, почему Белковский так боится этого моего чувства. В отличие от старых гэбистов, а ныне президентов, я совершенно не горю желанием посадить Долгих за решетку по сфабрикованному делу — меня терзает пламенное желание никогда больше не видеть Владимира Ивановича в публичном поле. «Месть» состояла бы в данном случае просто в принуждении Долгих к участию в реальном избирательном процессе. На что ни Владимир Иванович, ни, как выяснилось, Сергей Семенович совершенно не способны. Почему же они тогда «все еще существуют»?

На 28-м году перестройки приходится напоминать: дорогие товарищи, мы так не договаривались.

Комментировать Всего 28 комментариев

А вы-то сами еще способны к деторождению?

В моем и сегодняшнем общекультурном понимании использование ссылок на возраст - безобразно. Вы не усомнились в своем праве сделать это в отношении Владимира Долгих. В таком случае, я не сомневаюсь в своем праве сделать это в отношении вас...

Здесь дело не в моем эйджизме, а в том, что силы реставрации (если перестройку считать революцией) не способны рекрутировать в свои ряды новых людей, которые могли бы отстаивать свои принципы хоть в какой-то борьбе, тем самым хотя бы слегка их модифицируя. Проблема не в том, что Долгих 88 лет, а в том, что он политическая мумия.

Эту реплику поддерживают: Dmitry GUSEV

В том-то и дело, Ольга, именно так тогда и договаривались! "Они", а не "мы"! Нас никто не спрашивал! Потому сегодня оказался вполне избираем в мэры "совсем даже не Робеспьер". Потому у него есть обязательство - послать своим представителем  в Совет Федерации не яркого политического деятеля, а 88-летнего  старца. который и в лучшие свои годы интеллектом не блистал. Пытаться же остановить и усовестить его защитника, претендующего на  "общекультурное понимание" бессмысленно и неинтересно. Ведь этого джентльмена занимает совсем не суть ваших беспокойств - что  в публичном поле  появляются люди весьма преклонного возраста с опытом работы и ментальностью Секретаря Центрального Комитета КПСС.

Вероятно, вы правы по поводу того, что так тогда и договаривались. Я тогда по возрасту была еще недоговороспособна, но договор представляла себе так, как описала. Мне кажется, сейчас это надо проговорить. Из того, что нас никто не спрашивает ведь не следует, что мы ничего не думаем.

Конечно, надо  и проговорить, что происходило, и думать, что происходит, и писать об этом. Дело в контекстах и в акцентах.

В лучшие свои годы интеллектом не блистал...

Что заставляет вас с такой уверенностью про это говорить?

Владимир Долгих поднялся с низов, сделал профессиональную инженерную карьеру и стал главным инженером, а потом директором Норильского никеля прежде чем перейти на партийную работу. Также большое заблуждение думать, что в партийной иерархии не было естественного отбора.

Думаю, что вам и мне стоит только позавидовать человеку, который  сохранил в таком возрасте светлый ум и человеческие качества, позволившие ему стать в новой России сенатором.

Разве не так?

В партийной иерархии был естественный отбор, а в назначении сенатором сегодня его нет. В Сенат Долгих попадает не за "светлый ум и человеческие качества", а потому что у Собянина никого больше нет, а Сенат не имеет ни малейшего политического веса.

Что же до светлого ума, то он в последнее время проявлялся, кажется, только в борьбе с шашлычной "Антисоветская".

Про шашлычную "Антисоветская"

Когда единственный источник журналиста статьи других журналистов - надо уже кричать караул! А что еще вы знаете про Владимира Долгих?

Не думаю, что это так. Человек возраста, скажем, академика Лихачёва, если он в светлом уме, не пошёл бы заседать в такой послушный "Сенат", , а нашёл бы дело, соответствующее светлому уму!Охотно соглашусь, если Владимир Иванович, вдруг, откажется  от этого лестного предложения. Но ведь не откажется же!

Еще один комментарий вдогонку. Послевоенные советские поколения привыкли к девальвации профессии инженера. Вполне расхожим было выражение "простой инженер". Не буду вдаваться в историю вопроса. Или рассказывать почему сегодня музыканты, литераторы и журналисты - люди едва сводящие концы с концами.

Так вот, Владимир Долгих был из той блестящей плеяды инженеров, которая создала промышленную мощь страны. И его заслуги перед страной трудно переоценить. И, в этом смысле, совершенно неважно, какое мнение о нем имеют Гурвич и Серебрянная. Масштаб несоизмерим. 

Удручает только, что они сами этого не понимают. Но ничего не поделать - "совок".

За заслуги перед промышленной мощью страны Владимир Иванович уже получил двух Героев социалистического труда и статус персонального пенсионера союзного значения. При чем здесь Сенат? Туда же по идее не за заслуги должны сажать.

А "Серебряная" пишется с одной н.

Моя 82-летняя тетя Г.А.Главатских за свою книжку получила в прошлом году Макарьевскую премию из рук Патриарха и Президента РАН. Мне непонятно, почему вы продолжаете настаивать на дискриминации людей по возрастному признаку...

Мои поздравления вашей тете.

Ни о какой дискриминации старцев речь не идет. Дискриминация - это ограничение в правах. Нет такого права, как "быть назначенным в Сенат Собяниным". Есть право избирать и быть избранным. Вот если бы сенаторов избирали и Долгих выиграл бы выборы, а я бы пеняла ему возрастом - это была бы дискриминация. Я рассуждаю об устройстве власти, которая не может обойтись без Долгих, а вовсе не о Долгих, многие ему лета.

Подводя некоторый итог. Похоже, в результате нашего диалога вы согласились со следующим:

- Владимир Долгих - выдающийся человек, который внес большой вклад в создание промышленной мощи страны;

- Находясь в здравом уме и твердой памяти, Владимир Долгих вполне может претендовать на государственные посты;

- Дискриминация по возрастному признаку безнравственна.

Что же остается в "сухом остатке"? А то, что вы не принимаете идеологической позиции Владимира Долгих и, используя свои журналистские навыки, пытаетесь недозволенными приемами опорочить достойного человека. То есть подыгрываете определенным политическим настроениям. И пользуетесь дремучестью того молодого поколения, которое поддерживает Навального.

Вы не похожи на "дитя перестройки". Или похожи, но в отрицательном смысле. Владимир Долгих представляет большую часть наших сограждан, которые должны иметь право быть услышанными. Но либеральная образованная часть публики последовательно пытается заткнуть им рот. История про кафе "Антисоветское" - блестящий образчик такой тактики. Там еще, вполне гнусно, либеральные политтехнологи пытались раздуть антисемитский скандал.

Нет, к той перестройке, которую я знал, вы имеете отдаленное отношение.

Я поверю, что Владимир Долгих представляет большую часть наших сограждан только тогда, когда он самостоятельно выдвинет свою кандидатуру на конкурентных выборах и победит в условиях честного подсчета голосов. Пока что он представляет мэра Собянина и больше никого.

Есть законодательство. И в рамках этого законодательства с назначением Владимира Долгих не было никаких нарушений.

Победа Собянина на выборах в определенной части была обеспечена электоратом, разделяющим идеологические установки Владимира Долгих. И он получил это назначение. По-моему, все логично. Настоящий политический процесс...

Да, есть законодательство - и вот именно с этим законодательством "мы" (в том смысле, в каком я это местоимение в статье употребляю) и не согласны.

Равно как и с вашим пониманием политики.

У вас, как и у всех, есть конституционное право участвовать в политической деятельности. И писать, что вам вздумается, если, конечно, на это будет находиться спрос со стороны читателей и работодателей.

Но я против откровенных манипуляции и очернения имени достойного человека. Вы, ради своего копеечного гонорара, наносите огромный ущерб общественному согласию и поискам путей эволюции российской общественной модели.

Про политику в вашем понимании даже не хочу продолжать.

Я тоже не очень хочу продолжать.

Что же до "очернения", то рекомендую вам обратиться в суд - у нас же теперь есть уголовная статья за клевету. Вперед.

Думаете, у меня есть какая-либо мотивация сделать вас очередной жертвой "кровавого режима"? Увы! Нет никакого интереса разнообразить ваши журналистские будни.

Мне кажется, Ольга, что тут недоразумение.Это Серебряная с двумя "н" настаивает на дискриминации...А с одной "н" ни на чём таком не настаивает. Ну, так я вижу. Речь-то идёт о политическом интеллекте старца с таким тяжёлым идеологическим грузом, который он несёт на своих плечах, о его способности  полноценно участвовать в политической жизни  очень  важного органа   страны, 28 лет назад как бы покончившей с коммунистической идеологией. Сама же по себе старость, как впрочем, и зрелость ( в случае с вашим оппонентом,Ольга), далеко не всегда - признак политической, да и жизненной тоже, мудрости. Ой, как далеко! А тётя, премии, как и звания, и признания не имеют никакого отношения к предмету разговора.

Эту реплику поддерживают: Ольга Серебряная

Видела много достойных пожилых людей. А вот сам Долгих, он сейчас как? Он силен духом и мудр (дай бог каждому) и поэтому еще готов, он в маразме,в не адеквате считает себя способным? или это непубличнй договор, где дедушку заморочили?

Это не мудрость и не маразм. Это железные убеждения. Вот из его интервью 2004 года: "Нынешняя власть тоже начинает соображать. Она идет по примерно такому же пути, как шли мы. Что такое "Единая Россия"? Правящая партия. Администрация президента — это тот же ЦК КПСС. От номенклатуры открещивались, а теперь к ней возвращаются". http://www.kommersant.ru/doc/530969

Представьте себя человеком железных убеждений и представьте что вам 88 лет. СФ зачем? 

ЦК сказал - боец пошел рубиться. Они же не думают.

А еще, может, это месть. За то, что его Горбачев в 62 года на пенсию отправил. Теперь вот дорабатывает.

И пользуетесь дремучестью того молодого поколения, которое поддерживает Навального. (с)

Удивительно, Андрей.

С одной стороны Вы призываете к сдержанности в оценках, к толерантности, к взаимоуважению.

С другой стороны целое поколение (а это не один десяток тысяч молодых людей) Вы, мягко говоря, скопом и бесцеремонно обзываете дремучими, сиречь - тупыми. 

Только на том основании, что их мнение и жизненные позиции расходятся с Вашими.

Вы призываете  оппонентов не выходить за рамки  этических норм. Но на себя, похоже, это уровень общения считаете возможным не распространять.

Эту реплику поддерживают: Ольга Серебряная