Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Хороним Капкова с музыкой

Иллюстрация: Bridgeman/FOTODOM.RU
Иллюстрация: Bridgeman/FOTODOM.RU
+T -
Поделиться:

Три дня между появлением в газете «Ведомости» статьи «Капков устал от культуры» и выходом в той же газете текста «Капков устал, но не уходит» — проиллюстрированного, кстати, той же фотографией, что и исходная сенсация, — прошли под песню Александра Лаэртского «Дети хоронят коня».

Капков не ушел из московского правительства, зато узнал, что он: 

— «парки, фестивали, обновленные музеи и театры, модернизированные библиотеки, велосипеды напрокат, уличные театры и модные группы на день города; одним словом, Москва без Газманова» (Ю. Сапрыкин);

— создатель «хрупкой иллюзии Европы» (А. Носик);

— «абсолютно несоветский человек» (Д. Бутрин);

— «куда больший западник, чем большая часть наших театральных деятелей» (М. Давыдова);

— «молодой, живой человек, абсолютно отвечающий современному представлению о стратеге» (М. Лошак);

— «сильный политик, [какого] либо с треском убирают, либо отправляют на повышение, чтобы не держать рядом с собой сильного соперника» (T. Олевский);

ну и, до кучи, что он:

— «вернул обществу... социальную роль конформистов с репутацией и самоощущением конформистов» (О. Кашин);

— «добрый надзиратель, на радость заключенным украшавший жизнерадостными рюшечками колючую проволоку и поставивший в карцеры горшки с цветами» (В. Варфоломеев).

Я в детстве, когда дулся на весь мир, представлял, как умру и над могилой станут говорить всякие хорошие слова, и даже недруги скажут что-то пусть не приятное, но лестное, вроде того, что написали о Капкове Кашин и Варфоломеев. Потому что о мертвых или хорошо, или ничего.

Если была у Капкова такая же детская фантазия, она сбылась. Дети вроде бы хоронили коня, но конь все это время был жив и слушал, как

Средь сучьев из леса сиротливо стучит

По стволам деревянным птица тупая.

Имя ей Дятл, и стуки его

Заглушают рыдания детских глаз.

Возможно, он вместе с шефом, Сергеем Собяниным, песню и заказал. Ведь, кроме них, никому не было выгодно распускать слухи о его грядущей отставке.

Если бы никто слухов этих не распускал, откуда бы взялись анонимные московские чиновники и даже один кремлевский, рассказавшие об «усталости» Капкова «Ведомостям»? Просто так эти дятлы не стучат никогда.

Плач по Капкову заглушил стенания по поводу не-вполне-поражения Алексея Навального. Для Собянина, знавшего, что он Капкова переназначит и тем вызовет у его многочисленных поклонников вздох облегчения, это было весьма удобно. А самому Капкову полезны были разговоры об «усталости». Прогрессивная общественность должна была как следует прочувствовать возможную утрату.

Как же она будет без:

— прокатных велосипедов, почти как в Париже (которые вообще-то проект департамента транспорта, а не капковского департамента культуры);

— новых музеев с мультимедийными инсталляциями, почти как в Берлине;

— прогрессивных театров, почти как в Нью-Йорке;

— парков без детских аттракционов, но с вай-фаем — почти как в квартире — потому что ведь затопчет кто угодно другой все это прекрасное и повсюду включит Газманова (а не группу «Город 312», как на концерте для Собянина на Болотной площади в ночь с 8 на 9 сентября, организованном, конечно же, департаментом культуры)?

Все два дня, что тихонько звучала невозможная на любом официальном концерте — хоть лужковском, хоть капковском — песня про коня и дятла, Капков ничего не опровергал. Слушал музыку. Было, наверное, приятно.

Все слезы уже пролиты авансом, а сколько еще таких концертов на Болотной предстоит организовать, в скольких библиотеках открыть «медиацентры», чтобы про них написала газета «Вечерняя Москва», сколько отличных детских театров оптимизировать.

Когда культура, как в Москве, почти полностью зависит от госдотаций, неизбежно зависит она и от вкуса чиновника, который дотации распределяет. Многим из тех, кто проливал слезы, пока дятел долбил «по стволам деревянным», вкус Капкова — отражение вкуса московской тусовки, нахватавшейся впечатлений в европейских турпоездках, — ближе, чем откровенное лужковское варварство. Прикинувшись ненадолго мертвым, ловкий чиновник Капков напомнил, насколько ближе.

А я давно тут живу. Я видел, как в Манеже экспонировались картины членов МОСХа, потом мед и парадные портреты блондинок с собачками, теперь вот — советские холодильники (артефакты эпохи) и фотографии Картье-Брессона. И то, и другое, и третье было весьма познавательно.

Я также помню, что Пьера и Жиля в Манеже выставлял еще комитет по культуре Москвы, а не департамент, а никаким Капковым в том ужасном, гомофобном городском правительстве и не пахло. С другой стороны, уже капковский департамент запрещал концерт Noize MC в Зеленом театре с формулировкой «не вписывается в концепцию ЦПКиО имени Горького как парка культуры и отдыха».

Кто помнит, как звали бесстрашного главу комитета по культуре, развернувшего у самых стен Кремля гомосексуальную пропаганду (когда она, впрочем, была еще технически легальна)? Память города коротка, а культурные пласты в нем наслаиваются быстро. Вот двадцать сантиметров церетелиевского периода, вот шестнадцать с половиной — псевдоевропейского, и копается в этом всем не археолог с кисточкой, а экскаватор.

Хитрый Капков заставил рыдать по себе «при жизни» — и лучше выдумать не мог. Потом будет поздно.

Москва, она не только слезам не верит. Она и плачет только в детских мечтах, а не в исторической перспективе.

Комментировать Всего 7 комментариев

И на этом фоне совсем проигнорировали вниманием уход Шаронова. 

А ведь влияние на то, что собой представляет Москва, у Шаронова с Лискутовым в разы больше , чем у Капкова. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Громак

Ну, по Шаронову просто уже отплакали: он ведь давно собрался уходить.

Шаронов сделал свое дело и решил, что надо уйти.

Действительно - сделал. Те, кто что-то понимает на Снобе в экономике (из публикующихся трех-четырех человек) несколько раз в превосходной степени говорили о Шаронове. Его беседа с Соколовой, для тех кто понимает, подведение серьезных итогов того, что было сделано.

Собянин сумел создать отличную команду по муниципальному управлению. Кроме Шаронова, из тех про работу которых немного знаю: Капков, Ликсутов и Бочкарев. Все из бизнеса, достаточно молодые, со своими идеями и уже достигнутыми результатами. Надо быть слепым - или специально надеть примодненные синие очочки - чтобы не видеть всех положительных изменений, которые происходят в Москве. Часто приезжая из Питера, я это все вижу незамыленным взглядом.

Эту реплику поддерживают: Игорь Куличик

Андрей, на 99% согласен , но последний абзац не понял ваабще! )))

"гомосексуализм Бершидского понял" - это что значит? 

Неудачная попытка пошутить. Убрал.

Согласен с автором.

Более того: спасибо, конечно, Дорогой Редакции, а особенно очаровательной Ксении Соколовой, что они нам раз за разом показывает, какие умные, вдумчивые, трудолюбивые люди работают на разных уровнях власти в России...

Нет, не так: за то, что нам показывают, что во власти сидят не придурки, и не инопланетяне, а нормальные, вменяемые люди - так как, простите меня, но не вижу я гения всех времён и народов ни в том же Капкове, ни в том же Шаронове, ни в прочих... Да, НОРМАЛЬНЫЕ, ВМЕНЯЕМЫЕ ЛЮДИ, СУДЯ ПО ТОМУ, ЧТО ОНИ ГОВОРЯТ, А ИНОГДА ДАЖЕ ДЕЛАЮТ.

Но - отчего же, каждый раз, как выходишь на улицу, опять начинаешь подозревать, что тебя обманули, и правят всё-таки придурки, инопланетяне, или, на худой конец, люди, которым пофиг всё, кроме собственного кармана?

Про покраску деревьев, гранитных столбов и колонн, про многократные переделки газонов - я уже писал, а это, в масштабе Москвы - ОГРОМНЫЕ ДЕНЬГИ, которые каждый год проваливаются в тар-тарары, мимо всех этих умных и вменяемых чиновников, с которыми беседует Ксения.

Что же до молодого архитектора, который меня потряс и воодушевил, то его руки и мысли не доходят вот до этого:

А, раз так, то при всех "нормальных и вменяемых чиновниках" в Москве, походу, нет ни нормального хозяйственного контроля, ни вменяемого архитектурного...

Да, были мы тут недавно в ЦПКиО. Неплохо. Туалетов прибавилось. Других существенных перемен со времен моей юности я как-то не заметил, если не считать совсем уж ветхие и разрушающиеся мостики в парке, которые на моей памяти были как раз в отличной форме...

Т.е., не понимаю я всех этих восторгов. Да, не развалили парк в центре города, не застроили его фанерными борделями, не распродали под коттеджи... Сделали с ним как-бы то, за что получали деньги, собранные, в том числе, и с меня... На амбразуру для этого не кидались, сердце у себя из груди не вырывали, в целях улучшения освещения города в тёмное время суток... Спасибо им за это - простое человеческое спасибо. На "спасибо большое" не наработали, так как тогда нам придётся писать о каждом дворнике, не совсем забывшем про свою метлу, и каждом водителе троллейбуса, который прогуливает не слишком много смен, и ездит без особых происшествий... А на это не хватит не только Сноба, а и вообще рунета...

Эту реплику поддерживают: Елена Алексеевна Чаплыгина