Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Николай Клименюк

Николай Клименюк: Национальная идея возмездия

Участники дискуссии: Сергей Кудаев
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

Так совпало, что новость о голодовке Надежды Толоконниковой и ее письмо о чудовищных условиях в мордовской колонии №14 появились одновременно с новостью о приговоре москвичу Петру Дмитриеву, которую мало кто заметил. Дмитриев получил такую же «двушечку» за ДТП, которое произошло три года назад: в сильный дождь машину Дмитриева занесло и развернуло поперек дороги, в нее врезалась другая машина, пассажирка которой погибла. В этом деле масса нестыковок, и вина Дмитриева вызывает обоснованные сомнения. Но приговор поражает, даже если Дмитриев действительно виноват в том, за что он наказан. Согласно материалам дела, он ехал недостаточно медленно — всего 70 км в час вместо якобы безопасных 57, притом что разрешенная скорость в месте аварии 110. Прокурор просил четыре с половиной года колонии общего режима, а суд дал два года колонии-поселения за недостаточно сниженную скорость. Не многовато ли? Кажется, многовато; но точно никто не знает.

Российская судебная система полностью разучилась не только отличать невиновных от виноватых. Она разучилась определять для тех, кого она признала виновными, адекватную меру наказания. А вместе с судебной системой этот навык утратило и все общество. В Новосибирской области 14 лет строгого режима получил молодой человек, которого случайно приняли за педофила. Преступление, за которое он получил этот кошмарный срок, действительно было совершено, хоть и не им: некто попытался склонить 8-летнюю девочку к сексу, а когда та закричала, оттолкнул ее и убежал. Такой же срок получил серийный насильник из Волгограда, которого признали виновным в шести случаях половых сношений с детьми.

Учитель Илья Фарбер получил семь лет строгого режима за взятку в 300 тысяч рублей. При таком приговоре уже совершенно не важно, виновен Фарбер или нет. Быстрый поиск новостей по словам «осужден за взятку» дает такие результаты: Геленджикский городской суд приговорил бывшего чиновника к трем годам в колонии общего режима за взятку в 100 тысяч рублей. На Камчатке рыбинспектор за 500 тысяч рублей взяток должен заплатить два миллиона штрафа. А вот в Ставрополье такое же наказание, как Фарбер, получил некий Лачин Абдуллаев за попытку передать взятку в 200 тысяч рублей следователю, причем Абдуллаев просил не за себя, а выступал посредником.

Суровость или, наоборот, мягкость наказания, выносимого судами, мало соотносится и со степенью вины, и с размером ущерба, и даже с принадлежностью обвиняемых к властным структурам или, наоборот, к чему-нибудь протестно-оппозиционному. Рядовой гражданин Дмитриев превратился из свидетеля в обвиняемого и осужденного без всяких различимых внешнему наблюдателю причин. Только глубокий параноик может увидеть в этом приговоре какой-то там сигнал, который кому-то там посылает государство. Ну разве что сигнал, что его всегда надо бояться и ему никогда не надо доверять. Но едва ли государство посылает такой сигнал сознательно. Хотя без сигналов не обходится: на фоне кровожадного обращения с фигурантами «болотного дела» особенно диким и циничным вызовом обществу выглядит уютный домашний арест обвиняемой по делу «Рособоронсервиса» Евгении Васильевой с личным поваром и ежедневными прогулками по магазинам. Условия содержания «государственной» Васильевой кажутся слишком мягкими, хотя это совершенно не так: она обвиняется в ненасильственных преступлениях, никуда не убегает и еще не осуждена. Так должно быть со всеми. Но мы понимаем, что суд над Васильевой, если он состоится, будет отличаться от «болотного» суда так же, как условия содержания обвиняемых, и уже сейчас желаем ей всего самого плохого.

Представление о справедливом, адекватном и соразмерном наказании в обществе заменила идея возмездия. Эта идея прекрасно согласуется со всякими духовными скрепами и ветхозаветными представлениями о морали и нравственности. Люди, которые в ответ на письмо Толоконниковой пишут «а чего она хотела, колония не курорт», не вызывают ни малейшего удивления. Все правильно, совершила — получай. Мало не покажется. Это ничем не отличается от умиления пожизненному приговору китайскому функционеру Бо Силаю или от поведения российских полицейских, которые вешают нераскрытые дела на мелких (или не очень мелких) правонарушителей. Какая разница, за что наказывать, если всяко виноват, а наказание — «не курорт»? Многим недовольным нынешней властью очень хотелось бы поменять местами Толоконникову с Васильевой, а Путина — с «узниками Болотной». Мечтать об этом легко и приятно, но, если такие мечты сбываются, результат у них один — мордовская колония №14.

Комментировать Всего 1 комментарий

Да... Только что прочитал Вот это про чеченский суд имени Кадырова, а следом и вашу, Николай, статью. Мрак, просто средневековье какое-то...

А ведь все еще сидит Владимир Макаров, попавший уже в википедию, за мифическое изнасилование своей дочери. И ни один мерзавец в судейской мафии не наказан за заведомо неправосудные приговоры.

Мне кажется, наша система кривосудия не деградирует, как политкорректно пишут некоторые - она уже разложилась до состояния миазма.

Любой человек, в любой момент времени может быть обвинен в любом мыслимом и немыслимом преступлении и посажен - при полном отсутствии доказательств его вины.

Справедливости ради, судебная система "протухла" не только в России, но от этого нам нисколько не легче.

 Одно вот только хотелось бы понять - как эти "судьи" сами себя оправдывают, ведь они же прекрасно понимают, что массово совершают преступления. Тяжкие преступления.