Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Вуду off the record

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Президентский пресс-секретарь Дмитрий Песков пришел читать слушателям частных курсов — Академии журналистики «Коммерсанта» — лекцию на тему «Новостная журналистика в России». Договорились, что лекция будет off the record, то есть не для цитирования.

Если бы я рассказывал вам анекдот, уже пора было бы смеяться. То, что знает о новостной журналистике кремлевский пиарщик, конечно же, нельзя распространять. Растекшись по городу, это тайное знание может добить наконец московский медиарынок.

Но жизнь приделала к анекдоту другую концовку. Спустя минут двадцать после начала встречи в зале появилась некая «девочка с сайта» kommersant.ru, не подозревавшая о незримом грифе «Секретно», витавшем над головою лектора. Наивная «девочка» принялась записывать полные темного каббалистического смысла цитаты Пескова и отправлять их посредством SMS другой «девочке», также работавшей на сайте «Коммерсанта». Дальнейшее известно кэшу Google и всей Москве. А именно: Песков считает, что, если Владимир Путин произнесет имя Алексея Навального, «он отдаст ему часть своей популярности». Но на самом деле знать об этом никому нельзя, поэтому «Коммерсант» убрал цитату со своего сайта и с лент всех успевших сослаться на сайт агентств, а «девочек» уволил. Теперь они совсем off the record, потому что имена их не называются — вероятно, чтобы не упал на них солнечный зайчик популярности Путина, отраженный волшебным зеркалом Пескова.

Кремлевские любят прикрываться мировой практикой, из которой неизменно берут все самое удобное, то есть все худшее, животное, гордости за морем не вызывающее. Что ж, с точки зрения этой самой мировой практики в песковском off the record нет ничего необычного. В 2007 году один из почтеннейших американских редакторов, Норман Перлстин, издал книгу под названием Off the record. В ней он писал: «В особенности в Вашингтоне бэкграундные брифинги [не для печати] до такой степени заменили разговоры под запись, что многие журналисты исходят из того, что каждое интервью — не для публикации, если источник не скажет иного».

Москва мало чем похожа на Вашингтон, но некоторое сходство все же есть. Перлстин цитирует Джека Шейфера, медиаколумниста Slate: «Переизбыток журналистов и недостаток осведомленных источников позволяет источникам диктовать правила игры». Вот Песков и диктует. Он решает, когда вещать для публики, а когда — тонко влиять на умы будущей журналистской элиты, припавшей к такому роднику профессиональных ценностей, как легендарный «Коммерсант».

Звезда «Коммерсанта» Андрей Колесников излагает эти ценности так (не забывая сослаться на мировой опыт): «Разговор был такой откровенный, потому что с самого начала и я, как куратор академии, и господин Песков предупредили присутствующих в зале, что это будет разговор off the record. Понимаете, такие разговоры довольно часто происходят с ньюсмейкерами в закрытом режиме, это общемировая практика, ньюсмейкерам они тоже нужны, потому что они заинтересованы в том, чтобы журналисты не писали ахинею про них, а говорили, так сказать, хоть с некоторым знанием дела».

Мнение Перлстина на этот счет несколько иное: «Большинство журналистов считают, что информация из анонимных источников более достойна доверия, чем консервированные цитаты для публикации, содержащиеся в пресс-релизах и произносимые на пресс-конференциях чиновниками, бизнесменами и звездами. Если репортер берет интервью для публикации, обе стороны предполагают, что источник старается подать каждый факт в наиболее выгодном для себя свете. Поэтому если в какой-то момент интервью источник просит перейти в режим off the record, то естественная реакция репортера: "Ага! После десяти минут бессмысленного трепа мне наконец-то дадут что-нибудь сочное, что мне пригодится!" Репортеру редко приходит в голову, что источник может "подкручивать" факты, а крутить репортером в режиме "не для печати" проще, потому что источник не несет ответственности за свои слова».

Перлстин, работая репортером, и сам пользовался неназванными источниками. Например, когда он писал о мафиозных поборах с казино, его информатором выступала красавица, подсаживавшаяся в игорных залах к богатым игрокам, чтобы они просадили побольше денег. Ее настоящее имя Перлстин и в книге не назвал — понятно почему.

Но какая опасность грозит Пескову, если хоть вся Москва, хоть весь мир, хоть даже сам Алексей Навальный узнает о кремлевских вудуистских практиках? Соблюдение его нелепого условия — это профессиональная ценность или скорее издержка как-бы-журналистской деятельности в нынешней Москве? Не имело ли смысла сказать человеку, который вообще не существует вне пиара, что нет, off the record в его случае — это неинтересно, необоснованно, нелепо? Кстати, журналисты в Вашингтоне периодически говорят так президентским пресс-секретарям, см. все ту же книгу Перлстина.

Сам Перлстин, кстати, работает сейчас директором по контенту компании Bloomberg. Я пишу для нее колонки. Сейчас я сообщаю об этом не только для того, чтобы указать на потенциальный конфликт интересов (в некотором смысле я хвалю работодателя), но и еще по одной причине.

В конце 1980-х я начинал журналистскую деятельность подмастерьем в московских бюро западных СМИ. Потом участвовал в попытках построить качественные СМИ на русском языке. А теперь — снова перехожу на английский (кстати, и многие из моих наиболее умелых коллег оказались в последние годы в западных новостных организациях вроде того же Bloomberg). Как и в последние годы советской власти, и раннеельцинские тоже, московские СМИ в большинстве своем работают в ценностной системе Пескова, а не Перлстина. Отсюда увольнение безвестных «девочек» из «Коммерсанта», отсюда же и «эксклюзивное интервью» главы президентской администрации Сергея Иванова сразу четырем изданиям, и прочие гнусные компромиссы, а скорее — прогибы, перечислять которые нет нужды.

Да, в жизни и в профессии полно дерьма, но им, господа, нечего гордиться. Его изготовление — не предмет изучения в академиях. Оно пусть и представляет собой часть мировой практики, но как раз ту, от которой приличные новостные организации стараются избавиться. У нас избавление поставлено на паузу по политическим причинам, которые ни для кого не тайна. Но сколь бы долгой эта пауза ни была, люди — и журналисты, и читатели — не перестанут чувствовать характерный запах и обрадуются, когда он начнет понемногу выветриваться.

Комментировать Всего 5 комментариев

Степан Пачиков Комментарий удален автором

Андрей Кужелев Комментарий удален автором

Инструкция как цеплять линк в к любому слову в комментарии

1) Скопировать нужный линк в буфер клавиатуры (CTRL C на windows)

2) Выделить слово (или картинку, или группу слов)

3) нажать на иконку в левом верхнем углу комментария, который вы редактируете (земля со звеном цепи)

 4) Откроется черное окошко и в нем, в поле ссылка, надо вставить (paste) скопированную в буфер ссылку

PS: Леонид, извините за офтоп - Stepan 

Спасибо. Исправил. Лишнюю переписку удалил... Предлагаю и Вам...)

Инструкцию видимо лучше оставить так как она может быть полезна другим членам клуба

Да как же пытливый читатель узнает, что инструкция именно здесь...!? ))