Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Овощная проблема Бирюлева

Фото: Anzenberger/Fotodom
Фото: Anzenberger/Fotodom
+T -
Поделиться:

В Москве большая проблема с овощами. Вот смотрите.

Наутро после того, как толпа погромщиков в Бирюлеве крушила местную овощебазу и топтала арбузы на развале, министр внутренних дел Владимир Колокольцев потребовал «с зачинщиками и активистами этих беспорядков» «работать в рамках уголовных дел». Но погромщиков, задержанных за кидание урн в омоновцев, наутро отпустили «после профилактических бесед» — почти все четыре сотни человек, двоих только оставили на 48 часов. И вроде никто не отменил создание при управе Бирюлева Западного молодежной дружины из 150 человек, которая «будет совместно с представителями ФМС и участковыми ходить по квартирам и выявлять нелегальных мигрантов». 

Но Колокольцев дал и другое указание, выполненное с гораздо большим рвением. Страна услышала начальственный рык министра: «Я хотел бы напомнить о своем поручении разобраться с этими плодоовощными базами. Или вы разберетесь, или вместо вас будут разбираться другие руководители». 

Был ли человек, зарезавший в Бирюлеве в четверг 25-летнего Егора Щербакова, нелегальным мигрантом, работал ли он на овощебазе, имели ли ее владельцы какое-то отношение к преступлению — какая, к черту, разница? Теперь базу закрыл Геннадий Онищенко: «Там выявлены недостатки». Полицейские тоже нагрянули и увезли с собой с базы 1200 человек — вчетверо больше, чем после погромов.

Так с чем у нас проблема? Конечно, с овощами, не с погромами же, в самом деле. Народ как раз был в своем праве: осерчал на «зверьков», которые развели на районе свой мерзкий арбузно-зеленной бизнес. И вот милиции сказали: завязывайте брать с «нерусских» деньги, давайте, волочите их в участок. Чего людей сердить.

Погромщики добились вроде бы своего. Однако Бирюлево Западное (и Восточное тоже) осталось на месте. И главная его проблема тоже осталась.

Проблема эта заключается в том, что Бирюлево населено по преимуществу бедными по московским меркам людьми. Здесь самая дешевая внутри МКАД недвижимость: квадратный метр жилья в среднем стоит $3800 при среднемосковской цене $5100. Снять однокомнатную квартиру на Востряковском проезде, где убили Щербакова, можно меньше чем за 30 000 руб. в месяц. Всякий, кто знаком с московскими арендными ставками, поймет, какое это уникальное место.

Уровень высшего образования в Бирюлеве на 13% отстает от среднемосковского и составляет 27%. Только в двух районах — Капотне и Лианозове — это отклонение больше.

Если представить себе Москву как гигантский овощ — например, подгнивший кочан капусты, — жители Бирюлева, и русские, и не очень, едва зацепились за открытый ледяным ветрам внешний лист. Живется им здесь так себе, и многие из них злы. На скотский московский рынок труда, на котором начальникам все равно, как и на что живут их работники: вокруг ведь еще миллионы людей, уйдут эти — придут другие. На цены, которые непонятно для кого такие, — точно для кого-то другого. На озверевших ментов, которые шагу не ступят бесплатно, разве что из природной жестокости. На власть, которой плевать на Бирюлево, плевать, есть оно вообще или нет его. 

Кстати, Бирюлево Западное на недавних выборах мэра проголосовало за «крепкого хозяйственника» Собянина: он получил тут 64% голосов. А «националист» Навальный получил 19%. Из этого можно было бы делать далеко идущие выводы — мол, какой же национализм тогда в Бирюлеве, — если бы явка не была здесь 26%. Из всех районов, где проходили мэрские выборы, только во Внукове явка была ниже. Бирюлеву тоже плевать на власть. 

За Бирюлево, этот внешний капустный лист, цепляются приезжие и из-за пределов России, и из ее кавказских регионов. Здесь дешевое жилье, и здесь легко договориться с ментами. Но приезжие часто еще беднее местных, и им никто здесь на рад, так что и они озлоблены на все вокруг. 

Вот «нерусский» пристает к девушке у подъезда и, упустив ее, ввязывается в драку с вернувшимся с девушкой из боулинга Щербаковым. А вот русские идут громить овощебазу. Хроники внешнего капустного листа. 

Это не национализм, а отголоски борьбы за выживание в городе, который для выживания бедного человека не приспособлен. Наш капустный кочан, возможно, самый жестокий и бесчеловечный мегаполис в Северном полушарии. Но чем ближе к кочерыжке, тем теплее, тем надежнее люди укрыты от пробирающего до костей ветра.

Бунт, подобный бирюлевскому, едва ли возможен в любом из районов, где цена квадратного метра жилья выше среднегородской. Это неудобная мысль, но вы проникнетесь ею, если вообразите дом, в котором живут «нерусские» Тина Канделаки, Сулейман Керимов, Алишер Усманов, Маргарита Симоньян, Искандер Махмудов — а все их соседи русские с таким же примерно уровнем жизни. Теперь представьте себе, как эти соседи скандируют: «Россия для русских, Москва для москвичей! Скоро, очень скоро мы вырежем хачей!» 

Не получается? 

«Национализм», «межэтническая напряженность», «проблема нелегальной иммиграции» и прочие якобы тревожные явления в нынешней Москве — это все светофильтры, мешающие увидеть социальное расслоение. По районам. По улицам. По типам домов. 

Кто-то всегда должен быть виноват. И в бедных районах — да, в прообразах гетто — люди идут войной друг на друга. Небедные, укрывшись своими дополнительными капустными листами, у кого сколько их есть, пока чувствуют себя в безопасности: им незачем ехать в Бирюлево, они его видели только из окон машины или «Аэроэкспресса». Но повернуть агрессию можно, при желании и умении, в любую сторону. 

Пока очевидно, что власть боится погромщиков куда сильнее, чем оппозиционеров с Болотной. Их не трогают, по их наводке усиливают борьбу с овощами. Любой, кто сможет стать для этих ребят авторитетом, будет в Москве круче власти. А там — почему бы не направить их энергию в сторону кочерыжки? Переворачивать дорогие машины куда веселее, чем «газели». 

У нашего большого овоща начинаются проблемы.