Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: Побочный эффект

Участники дискуссии: Владимир Невейкин
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

Наши интернет-разоблачения последних двух лет имеют странный побочный эффект. Обличая воров и лицемеров в разных областях человеческой деятельности, мы наносим репутационный ущерб не только этим людям, но и тем областям деятельности, в которых они подвизаются.

Начала этот процесс, конечно, официальная пропаганда. Помните, какую движение «Наши» развернуло кампанию травли против «продажных журналистов»? Продажных журналистов не извели, но саму журналистскую профессию девальвировали значительно. И вот уже много лет единственным критерием качества в журналистской работе является непродажность. Можно не уметь писать, можно не уметь собирать и сопоставлять факты, можно не уметь задавать вопросы. Не продаешься — уже считаешься хорошим журналистом.

Следом официальная пропаганда девальвировала оппозиционных политиков и правозащитников. Записали их всех в шпионы. И теперь единственное качество, которое ценят в правозащитнике или оппозиционере, — чтоб был не шпион.

Со своей стороны, единственный оппозиционер, не замеченный в связях с иностранными посольствами, развернул кампанию, которая, конечно, уличает жуликов и воров, но в качестве побочного эффекта девальвирует государство как таковое.

Обратите внимание: к депутату Пехтину у нас нет особых претензий, пока он сидит в Думе и принимает идиотские законы. Претензии возникают только в связи с недвижимостью в Майами. И к депутату Железняку самая внятная претензия — дом в Ницце. А к депутату Исаеву претензия, что хамил стюардессам в самолете. То есть нас интересует собственность депутатов и их манеры, а про деятельность депутатов мы не знаем ничего и знать не хотим. Не покупай домов в Майами и на Лазурном берегу, не хами стюардессам — и бог с тобой, в рабочее время принимай хоть кодекс Хаммурапи. Таково общественное мнение. Попробуйте-ка назвать плохие законы, кроме гомофобного и запрещающего усыновлять детей в Америку. Но ведь каждый день принимает Дума плохие законы по любому поводу. А нам и дела нет. Таков побочный эффект интернетной борьбы с коррупцией.

Примерно таким же побочным эффектом, на мой взгляд, сопровождается благороднейшее дело борьбы с плагиатом. Сообщество «Диссернет» страницу за страницей разбирает диссертации разного рода чиновников и почти на каждой странице находит плагиат. Трудно сомневаться в пользе такой экспертизы. Но побочный эффект в том, что общественное сознание затверживает: хорошая диссертация — это просто неворованная диссертация. И совершенно забывается как-то, что научная работа должна обладать еще некоторыми свойствами, кроме честности.

Потоки разоблачений, клеветы и просто злословия как в отношении власти, так и в отношении оппозиции в качестве побочного эффекта имеют то обстоятельство, что мир в нашем представлении чрезвычайно упростился. Мы ждем друг от друга не откровений, не прозрений, не идей, не труда, не подвигов, не любви даже, а просто соблюдения даже и не свода правил, но хотя бы одного правила. Из десяти заповедей выбираются одна-две по желанию и почему-то объявляются единственно важными. Причем оппозиция выбирает, как правило, заповеди «Не врать» и «Не воровать», а власть выбирает заповеди «Не прелюбодействовать» и «Почитать старших».

Возьмите любую профессию. Учитель, главное, чтобы не был педофилом, а если невежда, то это мелочи. Министр лишь бы не был вором, а компетентность никого не интересует. Судья лишь бы был независим, а там пусть будет и дураком, ничего. Священник лишь бы был бессребреником, и не важно, каково исповедует и служит. Это с оппозиционной точки зрения так.

С государственнической же точки зрения в учителе, министре, судье и священнике более всего ценится государственничество. И при этом условии пусть куролесят как хотят.

Вот интересно, какой-нибудь либерал в здравом уме сядет ли в самолет, которым управляет неопытный летчик, но зато честный и либеральных взглядов? И ляжет ли в твердой памяти какой-нибудь государственник на операционный стол к государственно ориентированному, патриотичному и воцерковленному студенту первого курса?

Теги: колонка
Комментировать Всего 1 комментарий

В принципе, непродажность журналиста,  честность депутата (в том числе и в вопросах морали и собственности), самостоятельность диссертанта в написании работ и т.д. относятся к т.н. "необходимым условиям", без которых "достаточные" (умение талантливо писать и анализировать, глубоко понимать принципы законотворчества, привносить новизну в научные исследования и т.д.) просто не имеют большого смысла. Зачем обществу талантливый во всех смыслах человек, но вор и преступник. Таланты только усугубят общественный вред от его деятельности.

Поэтому совершенно верно сначала обеспечить необходимые условия, а потом уже думать о достаточных. Я бы предпочел, чтобы ко мне на помощь пришел хоть и неумелый, но все-таки спасатель, чем талантливый убийца, который , например, переоделся в форму МЧС для завершения своего преступления.

Эту реплику поддерживают: Лариса Бабкина