Михаил Виноградов:
Вчерашние подрывники могли не слышать слова «Бирюлево»

В Волгограде — теракт. Взорван автобус, шесть человек погибли,  28 получили травмы, пятеро из них находятся в тяжелом состоянии. Власти  пообещали выплатить семьям погибших по миллиону рублей, тяжелораненым — по 400 тысяч рублей, а остальным пострадавшим — по 100 тысяч. На месте трагедии был обнаружен паспорт на имя Наиды Асияловой, которая, по версии Следственного комитета, и подорвала себя в автобусе. Психиатр-криминалист Михаил Виноградов, криминолог Яков Гилинский, журналист Григорий Шведов и другие рассказали «Снобу», что стало причиной теракта

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

Яков Гилинский, криминолог:

Теракты были, есть и будут. Первая и вторая чеченские войны породили волну терроризма. А терроризм, если говорить примитивно, это всегда ответная реакция на действия государства. После политики, проводимой властями, после действий федеральных войск на Северном Кавказе остались вдовы, матери, дети. Ничего другого ожидать не приходится.

Властям надо менять всю политику, надо перестать натравливать одних людей на других. Наша власть с двухтысячного года действует по принципу «разделяй и властвуй», который хорошо известен еще со времен Древнего Рима. Коренное население и «понаехали», лица славянской и неславянской внешности, православные и мусульмане, лица с традиционной сексуальной ориентацией и с нетрадиционной — все эти естественные природные различия используются властью. Власть не может решить ни одну проблему, разобраться с социальной сферой, ЖКХ, образованием, медициной.

Я не думаю, что есть прямая связь между событиями в Бирюлеве и терактом в Волгограде. Сейчас модны конспирологические теории, но сам я являюсь их противником. Однако сложно поспорить с тем, что наши спецслужбы умеют создавать, скажем так, спорные ситуации. Достаточно вспомнить взрывы жилых домов в Москве и учения ФСБ в Рязани. Ждать можно чего угодно.

По поводу компенсации. Существует мировая практика в случае гибели людей возмещать ущерб семьям, есть специальная формула, учитывающая возраст погибшего, его зарплату, количество оставшихся членов семьи и так далее. Получается сумма раз в пять большая, чем та, что выплатят в Волгограде.   

Юрий Торшин, почетный сотрудник ФСБ:

К трагическим событиям привело много причин. Но прежде всего — полная распущенность кавказского народа. К счастью, не всего. Уделяется  мало внимания молодежи, молодые люди попадают в секты. А с событиями в Бирюлеве я не вижу никакой связи. События в Бирюлеве сами по себе, а теракт в Волгограде сам по себе.

Яков Костюковский, криминолог, социолог:

У нас очень плохо развита социальная защита. Семьям погибших платят миллион рублей. То есть жизнь человека оценивается в стоимость автомобиля. И на том спасибо: традиционно в России человеческая жизнь вообще ничего не стоит. С другой стороны, разве что-то может возместить утрату?

Можно придумать много причин трагедии. Можно даже выдвинуть версию о личных мотивах — о мести, например. Но любой терроризм имеет в первую очередь социальное происхождение. В стране сформировались проблемные регионы, они нестабильны, несмотря на дотации, и население там под постоянным давлением, даже если на первый взгляд это не так. Ну, а качество работы правоохранительных органов — уже другая тема, и она бесконечна. Зачем было тратить столько денег на реформу системы, если по факту ничего не меняется? Вот установили они личность, а та ли это личность?

Григорий Шведов, журналист:

К сожалению, подрывов в Волгограде было уже немало, и часть вины явно на спецслужбах, которые должны были отреагировать, но либо не имеют достаточной поддержки федерального центра, либо недостаточно хорошо исполняют свои обязанности.

Взрыв, который произошел вчера, стал уже вторым за этот год. 7 августа произошел взрыв рядом с батальоном ДПС, тогда никто не пострадал, одновременно был произведен подрыв у служебной стоянки батальона ДПС. Это так называемая тактика двойных взрывов, которая часто используется в других регионах России, например, на Северном Кавказе. Я обращаю на это особое внимание, потому что и в апреле 2011 года прогремели именно два взрыва, и тоже у зданий МВД, о последствиях «Кавказский узел» тогда сделал видео. Я ставлю эти события в один ряд со вчерашним взрывом.

Что до подозрительного паспорта, он вполне мог остаться цел. Бывает, при взрыве отрывает голову и она полностью сохраняется. Тогда легко установить личность человека. Как-то я был в Грозном, когда там произошел самоподрыв смертницы. Голова девушки, оторванная при взрыве, пересылалась людьми с помощью ММС-сообщений с телефона на телефон, и подрывницу очень быстро опознали. Паспорт мог находиться в той части тела, которая не пострадала. Но при этом у меня сомнения вызывают быстрые выводы: наши правоохранительные органы нередко выдают желаемое за действительное, и проверять данные об удивительной сохранности паспорта, конечно, нужно.

Михаил Виноградов, психиатр-криминалист:

Взрыв в Волгограде связан с активизацией боевиков, которых сильно прижали на Кавказе. Там вводятся всякие чрезвычайные меры, боевиков уничтожают на месте. А боевики давно рвутся в центральную Россию, и долго у них не получалось, но вот, к сожалению, получилось. Волгоград — случайный выбор террористов: город большой, сразу откликнется на трагические события. А потом, это случилось на самой окраине, там, где боевику легче всего появиться со взрывчаткой. Не могу сказать, что спецслужбы бездействуют. Если посмотреть сайт ФСБ, можно узнать, что в год нейтрализуется более трехсот терактов, но все предотвратить бывает невозможно.

Не думаю, что это как-то связано с погромами в Бирюлеве. Наша страна очень сложная: где-то вспыхивают одни проблемы, а где-то в то же время — другие. Вчерашние подрывники могли и слова «Бирюлево» не слышать.