Сергей Калашников: Онищенко еще мало запрещал

У главы Роспотребнадзора истек срок полномочий. Об этом заявила вице-премьер правительства России Ольга Голодец, добавив, что место Геннадия Онищенко займет Анна Попова, до вчерашнего дня работавшая его замом. Дальнейшая судьба Онищенко пока неизвестна: кто-то пророчит ему новый пост в органах государственной власти, кто-то, наоборот, говорит о полноценном выходе на пенсию. Политолог Михаил Виноградов, врач Галина Новичкова, председатель комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Калашников и другие рассказали, чем им запомнился главный санитарный врач страны и что его ждет впереди

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Галина Новичкова, врач-гематолог, председатель фонда «Подари жизнь»:

У меня к Геннадию Онищенко очень противоречивые чувства. Мне кажется, что он очень умный человек и довольно неординарная личность, может многое себе позволить. Но, если честно, мне не совсем понятна история, когда санэпидемстанцию превратили в Роспотребнадзор. Онищенко вдруг стал следить за всем: за строительством, за продуктами, за медицинскими учреждениями, за качеством товаров. Это очень большая структура, в которой санитарная гигиена и эпидемиология занимает совсем небольшую часть. Мне кажется, санитарный врач не должен всем этим заниматься. Онищенко по образованию врач-эпидемиолог, а во многих вещах, которыми он в последнее время заведует, он совсем не профессионал. Такой огромной структурой все-таки не должен заниматься один человек. Я даже не могу себе представить человека, который придет и начнет надзирать за всем этим одновременно. Однажды Онищенко рассказал, что он приходит на работу в три часа ночи. Наверное, только работая 24 часа в сутки, можно все это успеть.

Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы:

Онищенко, несмотря на всю его эпатажность, человек достаточно трудолюбивый и трудоспособный. Что касается его внешнеполитической роли демонстративного запретителя товаров, то он действительно эту роль играл. Не будет Онищенко — будет кто-то другой, принципиально позиция не изменится. Иное дело, что у Онищенко есть репутация — уж не знаю, насколько оправданная — активного лоббиста конкретных бизнес-структур. Но об этом сложно судить: такие вещи трудно доказать.

Если Ольга Голодец говорит о том, что Онищенко предложат другую позицию в органах государственной власти, то это и есть наиболее реальное развитие событий. Это может быть какой-нибудь символический пост, он все-таки уже человек в возрасте. Но кто знает, куда его пристроят. Не место красит человека, а человек — место.

Михаил Виноградов, политолог, президент фонда «Петербургская политика»:

Геннадий Онищенко придерживался такого стиля работы, что его заслуги, если они даже и были, не очень просматриваются. Его стиль поведения, при котором демонстрация силы важнее, чем создание цивилизованных правил игры, порождал напряженность и у международных партнеров России, и у российского бизнес-сообщества. Информация об отставке была воспринята участниками рынка скорее с воодушевлением, нежели с горечью.

Для отставки есть формальный повод — истечение срока полномочий. Но есть еще и конфликт Роспотребнадзора с Россельхознадзором. И есть психологическая готовность отказаться от фигуры, которая уже давно была имиджевым бременем для российской власти. Думаю, что Онищенко назначат на какую-нибудь символическую должность. Хотя ему уже 63 года, и пенсия — не худший вариант.

Сергей Калашников, председатель комитета Госдумы по охране здоровья:

У Онищенко должность такая — все запрещать. Обвинения в том, что он запрещает слишком много, необоснованны, ведь в этом и заключается его работа. Я считаю, что он еще мало запрещает. Я совершенно не удовлетворен санитарно-эпидемиологической обстановкой в стране, а он за нее отвечает. В стране нет другого человека, который был специально назначен государством затем, чтобы следить за санитарно-эпидемиологическим благополучием и качеством продуктов и услуг. Онищенко главный. Начальник отвечает за все. Если ситуация плохая, значит, наверное, Онищенко не очень хорошо работает.

Владимир Соловьев, телеведущий:

Над Онищенко принято смеяться, а вот оспаривать его точку зрения почему-то никто не стремится. Кто-нибудь когда-нибудь видел, чтобы его мнение было опровергнуто? Например, он говорит, что какое-то молоко плохое, но где же документы молочного завода, опровергающие его позицию? Ведь Онищенко профессионал, этого никто не отрицает. Он не просто запрещает, он приводит определенную систему доказательств.

Конечно, всем всегда хочется сказать, что он идет вслед за политикой или даже ее опережает. А что вы хотите от государственного служащего? Чтобы он шел вразрез с государственной политикой?

То, что Онищенко человек необычный, — это бесспорно. Онищенко является аскетом, очень мало спящим и очень много часов проводящим за работой. Но те, кто знает жизненный путь Онищенко, не могут его не уважать: он был в плену в Чечне, много лет тяжело и профессионально трудился. То, сколько лет он занимал свой пост, показывает, что власть была им довольна.

Но сейчас он достиг почетного пенсионного возраста, и, по-моему, госпожа Голодец не очень уважительно объявила о его отставке. Онищенко много лет отдал служению государству и должен быть награжден государственными наградами. Если ей так хотелось избавиться от Онищенко, нужно было сделать это по уму, а не устраивать вот такую непонятную пиар-акцию.

Судя по тому, как ведет себя наше государство, у нас принято разбрасываться профессионалами, но держать поближе всех остальных. Для меня все, что происходит сейчас, — не об Онищенко, а о том, как правительство в очередной раз не хочет следовать правилам, как и в случае с Якуниным. Правительство всегда должно работать по заранее прописанным четким процедурам. Если кто-то уходит в отставку, должно быть определено, кто должен об этом говорить, кто должен комментировать, а сначала вообще должен быть указ.

 

Также по теме:

25 великих цитат Геннадия Онищенко