Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Николай Клименюк

Николай Клименюк: Милонов и датский принц

Участники дискуссии: Сергей Кудаев
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

В России что-то случилось с понятием «донос». В Петербурге координатор объединения ультраконсервативных сумасшедших «Народный собор Санкт-Петербурга» (с подробностями безумия можно ознакомиться здесь) Мохнаткин обратился куда следует (к депутату Милонову) с жалобой на выставку датской иллюстрированной книги для детей: дескать, там порнография. Милонов тоже пожаловался куда следует — губернатору Полтавченко: «При изучении книги “Гамлет, принц датский” были обнаружены иллюстрации, которые размещены в детском учреждении с нарушением федерального законодательства». Полтавченко отчитался: «Книга изъята из экспозиции выставки», гендиректор Дворца творчества юных Катунова «депремирована на 100%» (подробности и документы — здесь, книжка — здесь). Никакой экспертизы, никакого суда, естественно, не было. Когда отечественная нравственность в опасности, бюрократическая волокита недопустима. Нравственность — это вам не овощебаза, жалобы рассматриваются мгновенно.

Гамлет повержен, но Милонов продолжает терзаться неудовлетворенностью: «Я буду обращаться в МИД РФ, поскольку не в моей компетенции давать оценку действиям Датского института культуры. Потому что детям нельзя показывать гениталии и сексуальные утехи!» — цитирует Милонова агентство РИА. Смеяться над Милоновым легко и приятно, но уже как-то не хочется: легкость и скорость, с которой его инициативы превращаются в законы и распоряжения, отбила все веселье.

«На одной из указанной фотографии запечатлена девочка-подросток, смотрящая вышеуказанную книгу “Гамлет, принц датский”, с данными иллюстрациями», — написал депутат Милонов губернатору Полтавченко, грамматика и пунктуация депутата Милонова в цитате сохранены. К письму прилагаются несколько картинок.

Я не знаю датского, но могу предположить, что одна из них — с «сексуальными утехами» в стилистике книжек про деторождение для самых маленьких — иллюстрирует страдания Гамлета при мысли о безнравственном поведении его матери или, например, о напутствии убитого отца:

«О ужас! Ужас! О великий ужас!
Не потерпи, коль есть в тебе природа:
Не дай постели датских королей
Стать ложем блуда и кровосмешенья».

По стилистике речь призрака (между прочим, побуждающего Гамлета убить мать и дядю) удивительным образом рифмуется с манифестами «Народного собора», называющего Скандинавию Северной Гоморрой и призывающего компетентные органы покарать всевозможных пособников «извращенцев», «педерастов» и врагов России — от «Солдатских матерей» или «Выхода» до президентского уполномоченного по правам человека Лукина. Легкость, с какой Полтавченко отреагировал на «сигнал» и расправился с выставкой, не позволяет отмахнуться от этих обращений как от назойливого, но ничего не значащего бреда неуравновешенных граждан.

Уровень безумия и одержимости в российской общественной жизни уже приблизился к шекспировскому. На фоне милоновских жалоб даже страшно напоминать о том, где в России уже успели показать выставку датских книжек (на ярмарке Non/fiction, в ГМИИ имени Пушкина, в Государственной детской библиотеке) и что про нее писали («В Дании ежегодно издается около 2000 детских книг, и большинство из них отражает отношение к ребенку как сознательной личности, способной мыслить самостоятельно и нуждающейся в качественных произведениях искусства и культуры, созданных с учетом особенностей детского восприятия»).

Даже самые положительные отзывы самых респектабельных экспертов не могут нейтрализовать причитаний Милонова и всяческих народных соборов в пространстве российского официоза. Наоборот, положительные отзывы выставляют их авторов пособниками официально признанных безобразий, и кураторы выставок или методисты библиотеки могут запросто оказаться в положении Сергея Гуриева и экспертов по делу ЮКОСа — схема зарекомендовала себя эффективной. Правоприменительная практика в России показывает, что никакое заключение никакого эксперта не значит для органов власти ничего, если они не призвали эксперта сами. Никакой конкуренции мнений не существует — любая позиция, кроме обозначенной официально, признается вражеской. Вопрос лишь в том, будут ли к врагам применяться какие-нибудь наказания. Репертуар возможностей широк — от «депремирования» до бесконечности. Так что, когда я рассказываю, что выставку хвалили, я вполне могу навлечь на хваливших неприятности. Правда, пока что никто из них не заступился ни за книжку, ни за Датский институт культуры, ни за наказанных работников Дворца творчества юных. Наверное, не хочется рисковать из-за такой мелочи своей премией. Лучше тихо сидеть и надеяться, что Милонов (Хинштейн, Бастрыкин, Мизулина и т. д.) придут не за тобой. Но так не бывает. Какой-нибудь Милонов придет за всеми.

Комментировать Всего 1 комментарий

Пока что Милонов еще понимает, что не в его компетенции указывать Дании...

Это немного успокаивает. Но, как видно, милоновщина, как опасная (поддержанностью госчиновниками) идиотическая волна нарастает, то закрадываются опасения: а не смоет ли в России эта волна хрупкое уже и изрядно покосившееся здание национальной культуры?