Сергей Шаргунов: Круговая порука коррупции — основа государственной системы

Александр Домбровский, замдиректора Федеральной службы по оборонному заказу, стал первой жертвой проверок сведений о доходах чиновников. У него нашли несколько незадекларированных счетов в банках, за что и отправили в отставку. Исполнительный директор Фонда борьбы с коррупцией Владимир Ашурков, политолог Евгений Минченко, писатель Сергей Шаргунов и другие рассказали, что нужно сделать, чтобы российские чиновники наконец перестали хитрить и воровать

Участники дискуссии: Сергей Кудаев
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

Евгений Минченко, политолог: 

У меня есть друзья в силовых структурах, которые борются с коррупцией, сажают взяточников и считают, что нужно перейти к тотальному декларированию доходов и расходов всеми гражданами РФ. Сейчас у нас круг этих лиц ограничен, а предложение простое: граждане России до 1 января 2015 года декларируют все наличные и безналичные средства, а если через год найдутся какие-то несоответствия, то, пожалуйста, расскажите, откуда что взялось. И презумпция виновности. 

Как сделать так, чтобы чиновники не воровали? Никак. Чиновники все равно будут воровать. Можно только минимизировать масштабы этого воровства. Линия Путина такая: коррупция запредельна и с этим надо что-то делать, но так, чтобы не трогать элиту. Получается, что вместо попыток вычистить всех коррупционеров, то есть всю элиту, надо переучивать всех на новые правила игры, ну а тех, кто не переучится, спокойно убирать. Эта модель сейчас и выстраивается. С декларациями, выявлением недостоверных данных и так далее. Понимая, что коррупция полностью неискоренима, ее стараются минимизировать.

Отмашка заниматься коррупцией была дана еще в ельцинские времена. Понятно, что сразу перейти от тотально коррумпированного государства к царству свободы, справедливости и чиновников-бессребреников невозможно. Значит, нужны постепенные шаги. Вот их и делают.

Елена Панфилова, генеральный директор Transparency International Russia: 

Может, и неплохо, что появилась хоть какая-то ответственность за повальное вранье и сокрытие трудовых доходов. Но если сказал «а», говори и «б». Если есть подозрения, что эти доходы носят не вполне законный характер, почему нужно ограничиваться только увольнением? Почему не заглянуть подальше? Понятное дело, что на уровне высшего руководства речь идет не о взяточничестве, а о каких-то более серьезных формах коррупционных проявлений. Мы никогда не поймаем таких людей на банальной взятке. Но коррупция проявляет себя через наличие у высокопоставленных чиновников совершенно непропорциональных их официальному доходу активов, имущества, средств. 

Идеальная стратегия противодействия коррупции — баланс между предотвращением и преследованием. У нас, к сожалению, и предотвращение не вполне последовательно, и преследование крайне выборочно. Государство руководит этим всем само, а независимый, общественный, медийный надзоры максимально отодвинуты. И получается, что государство решает все само, а мы узнаем только результаты этой деятельности: этого уволили, того арестовали. Почему это все происходит, по какой логике они действуют, мы узнаем лишь из тех пресс-релизов, которые нам показывают. У государства нет никакой гиперзадачи навести порядок с коррупцией в нашей стране, потому что ничем мы не хуже и не лучше, случались ситуации и потяжелее. А побороть коррупцию можно, но это нужно делать немножко по-другому.

 

Владимир Ашурков, исполнительный директор Фонда борьбы с коррупцией: 

За последние месяцы было обнародовано множество случаев предоставления недостоверной информации в декларациях о доходах чиновников. Наиболее яркий случай — незадекларированная квартира сенатора Фетисова стоимостью в миллионы долларов. Все эти случаи не повлекли никаких последствий для нарушителей. На фоне этого увольнение Александра Домбровского из-за ряда счетов в российском банке выглядит явно избирательным применением законодательства. Чиновник просто стал кому-то неудобным. Современная власть в России основана на системе тотальной политической и экономической коррупции, и пока это не изменится, борьба с коррупцией останется лишь имитацией.

 

Сергей Шаргунов, писатель:

Чтобы чиновники не воровали, система должна измениться. В несправедливом обществе, при олигархической экономике, где список «Форбс» продолжает обрастать именами дорогих россиян, чиновник считает стыдным и диким не богатеть так, как богатеют все остальные чиновники. За счет распилов, откатов и заносов.

Все же понимают: при желании можно сейчас ткнуть пальцем в любой кабинет и отправить его обитателя в камеру. Всех можно посадить. Поэтому нет веры отдельным расправам там, где не меняются основы системы, где крупная рыба плавает в шестикомнатном аквариуме, а мелкую рыбешку поджаривают за какие-то нелепые прегрешения.

Круговая порука коррупции — основа сегодняшней государственной системы. Конечно, надо карать сурово, с конфискацией имущества воров и их озолотившихся ближних, но борьбу с коррупцией надо начинать с самого верха, а кто там согласен на харакири?

Кирилл Рогов, политолог, научный сотрудник Института экономики переходного периода:

Чтобы чиновники не воровали, в первую очередь должна быть политическая конкуренция и сменяемость власти. Нужно, чтобы ушли лидеры страны, которые допустили коррупцию в таких масштабах, а на их место пришли новые люди, которые тоже были бы под угрозой отставок, если при них коррупция будет на таком же уровне. Но я бы не сказал, что они должны действовать из чувства страха перед увольнением. Это должна быть ответственность.

Комментировать Всего 1 комментарий

Мели Емеля, твоя неделя!

 В стране, где законы существуют только на бумаге, а  отправление "правосудия" находится в руках узкой группы людей - все разговоры о борьбе с коррупцией носят исключительно теоретический характер.