Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Кремниевая долина смертной тени

Размышления над прокурорским отчетом из «Сколкова»

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Помните, с чего начиналось «Сколково»? С интервью Владислава Суркова «Ведомостям» в феврале 2010 года. С комсомольско-предпринимательским задором тогдашний первый замглавы администрации президента призывал читателей «придумать название и спроектировать нашу Кремниевую долину методом краудсорсинга (сrowdsourcing), или, как говорили раньше, “народной стройки”. Присылайте ваши идеи, планы, концепты на сайт газеты. Мы все их изучим. Лучшие в обобщенном виде лягут в основу проекта, который будет утверждаться на самом высоком уровне».

У Суркова были большие планы — не столько собственно научно-технические, сколько общественно-интеграционные: он же был демиургом. «На формировании такого спроса [на инновации] возможна реинтеграция бюрократии и бизнеса, — уверенно вещал Сурков. — Предыдущая эпоха была реваншем бюрократии за ситуацию 1990-х. Бизнес чувствовал себя несколько отодвинутым от реальных проблем. Шел справедливый процесс отслоения бизнеса от власти, потому что эти функции смешивать ни в коем случае нельзя. Но сейчас возможно объединение сил государства и бизнеса в конструктивном сотрудничестве для общего блага».

В эту риторику поверили тогда некоторые сугубо деловые люди. Например, мой знакомый Алексей Бельтюков.

Алексей окончил ту же, что и я, бизнес-школу — INSEAD во французском городе Фонтенбло. Только за шесть лет до меня, в 1997-м. Когда я заканчивал учебу, мы с ним встретились: он меня собеседовал. Тогда почти все будущие выпускники INSEAD подавали заявления в консалтинговую компанию McKinsey: кто-то и правда хотел там работать, кто-то — посмотреть, сколько туров известного своей жесткостью отбора сумеет пройти. Я относился скорее ко второй категории: понимал, что для управленческого консалтинга у меня нет многих нужных качеств, например, молниеносной интеллектуальной реакции на любую бизнес-ситуацию. У Бельтюкова, бывшего врача, работавшего тогда в McKinsey, эти качества явно были: он в свое время блестяще прошел через сито отбора.

На собеседованиях в McKinsey надо решать кейсы, бизнес-задачки. Бельтюков ставил их передо мной и на удивление терпимо относился к моим кривоватым рассуждениям. У него явно не было желания демонстрировать превосходство: он хотел помочь, показать, с чем мне придется столкнуться дальше. Я срезался уже потом, в третьем туре, после того как McKinsey купила мне билеты в Москву. Там со мной разговаривали совсем по-другому; один из партнеров компании дал понять, что с моими аналитическими способностями мне у них делать нечего. Не сильно обидевшись, я пошел работать по своей медийной специальности. А Бельтюков, уволившись из McKinsey, занялся прямыми инвестициями — сферой бизнеса, в которой умение вовремя «вычислить» работающую идею имеет решающее значение. До меня периодически доходили вести о нем, мы пару раз пересекались. Общие знакомые отзывались о нем как об умном, обязательном, приятном человеке.

Честно говоря, когда он «всплыл» в «Сколкове» вице-президентом и директором по развитию, я был немного разочарован.

Теперь Бельтюков от должности отстранен. Он под следствием за то, что якобы сильно переплатил депутату Госдумы Илье Пономареву за работу по продвижению сколковского проекта. Один общий знакомый так описал его ситуацию: «Вы сидите в своем офисе, и вам звонит начальник, а потом начальник вашего начальника, и они просят вас заключить одну сделку. Тривиальную и юридически абсолютно правомочную сделку. Особо быстрый из вас сделает ее на месте, особо осторожный перепроверит все несколько раз и, удостоверившись в отсутствии каких-нибудь вопросов, сделает ее днем позже. Но никто и никогда не скажет “нет”».

Кто же мог знать, что Пономарев сделается вскоре видным оппозиционером, и все с ним связанное, все, что казалось только что совершенно безопасным и рутинным, вдруг сделается крамолой? Бельтюков, несмотря на INSEAD, McKinsey и неплохую карьеру в бизнесе, не знал — и поплатился за это, после того как глава фонда «Сколково» Виктор Вексельберг отступился от него и тоже стал требовать уплаченные Пономареву деньги назад.

Теперь «Сколково» проверила Генпрокуратура и пишет: «Около 2,1 млрд. руб. в нарушение условий грантовых соглашений было отвлечено от научной деятельности и в целях извлечения дохода размещено на депозитных счетах. Полученные в виде грантов денежные средства перечислялись в виде беспроцентных займов, в том числе аффилированным организациям... Без экспертизы обоснованности заявок выделено 17 грантов на сумму 3,6 млрд. руб., по 3 из которых члены грантового комитета, в т. ч. президент Фонда имели личную заинтересованность... Несмотря на сомнения экспертов в инновационности и рыночном потенциале проекта, инвесткомпании выделен грант 21,5 млн. руб. При этом участником учредителя инвесткомпании грантополучателя является советник Президента Фонда».

Очень даже может быть, что все это мелочи, что на самом деле «Сколково» — полезная организация, из которой вырастет настоящая Кремниевая, а не Силиконовая, долина. Возможно, в «городе будущего» станут жить молодые перспективные ученые и технологические предприниматели. И воцарятся в «Сколкове» «дерзость, вера и воля», как завещал Владислав Сурков. Не буду спорить, тем более что все аргументы против, предъявленные комментаторами знаменательного интервью за то короткое время, что редакция «Ведомостей» провела в статусе почтового ящика первого замглавы администрации, актуальны до сих пор.

В одном провал идеи очевиден и бесспорен: «реинтеграции бюрократии и бизнеса» не вышло. Вместо нее случилось обычное: хлынувшие в проект государственные деньги начали вытекать через щели, а вскоре поджидавшие снаружи силовики — ненавидящие бизнес, когда он чужой, — со смаком выломали сапогами дверь и принялись топтаться в помещении, уложив бизнес на пол. Не утечки они не могут простить, а сам поток, который понесся мимо них ради сурковской интеграционной идеи.

Сколковская ситуация — урок для тех из нас, кого пытается кооптировать государство. Играть по его правилам, постоянным в своей враждебности к любой инициативе, но все время меняющимся в мелочах, может только человек с талантом Суркова. Да и он, бывает, проигрывает. Нормальному человеку там делать нечего. Бельтюков вот не прошел третий тур, о котором его даже не предупредили.

Комментировать Всего 7 комментариев
Не утечки они не могут простить, а сам поток, который понесся мимо них ради сурковской интеграционной идеи.

Не уверен, что сколковский поток "пронёсся мимо силовиков".

Да и вообще, нмв, тут результат нескольких процессов, часть которых вряд ли планировалась заранее...

А так - я вот буквально только что беседовал с человеком, который недавно не стал заключать договор на поставку "некоторого оборудования" МЧС, объяснив это так: "ну там же у них всё на откатах, а люди они безбашенные, в конце-концов попадутся, и непременно свалят всё на нас...".

Так что, "объединение бизнеса и власти" в нашей стране обычно приносит дивиденды власти... Ну а бизнесу достаётся то, что ему позволяют иметь, а потом на него сваливают ответственность за всё...

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Может быть, ключевой комментарий ко всей этой истории - от анонимного кремлевского чиновника: "Не думаю, что Вексельберг пришел в этот проект, чтобы воровать, он больше потерял, чем заработал". То есть олигарху, как и всем остальным, было с самого начала понятно, что проект безнадежен, и он просто отбивал свои бабки. Хотя бы часть. Ну и все остальные это понимали, в том числе и Бельтюков, когда брал под козырек, выполняя приказ начальства. Правда, казус Пономарева в эту схему не вполне вписывается, разве что он с Вексельбергом делился. Либо, что скорее всего, его навязали "Сколкову", когда еще Сурков был в силе. А что касается силовиков... автор про них высказался кратко и исчерпывающе.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Интересно, что автор увлекся злорадством над бывшим другом и не заметил смехотворности цифры 21 миллион рублей. Фу.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Ну, понятие "друг" в этой среде - это как-то странно.

Мне интересна сама логика. Я совершенно не сомневаюсь, что Сколково, как и масса других гос. проектов - громадный распильник.

И что распилом там занимаются - не буду говорить все, но существенная, так скажем, часть манагеров, имеющих доступ к финансовым потокам.

И вот один манагер, который участвовал в этой цепочке распилов - пойман и посажен (?). Понятно, что не он главный распильщик, но выставление его в качестве невинной овцы - явление прелюбопытнейшее: если ворует офицер ФСБ, то это ужась! А если ворует вчерашний комсомолец, выпускник родной голимой ВШЭ, или ещё каких "курсов МБА" - то он несчастная жертва кровавого режима.

Всё чудесатее и чудесатее...

Эту реплику поддерживают: Владимир Кайгородов, Владимир Андреев

Человек, который говорит слово "манагер" и "пойман" - ну точно не мой собеседник.

Нет, наверно, есть ещё в нашей стране юноши восторженные, верящие в святые идеалы инновационности... но человек со степеью МВА и опытом работы в консалтинге не может не понимать, что с нашим государством "разумного, доброго и вечного" построить невозможно...

Как все скучно: силовики, откаты, распилы, "пойман", "манагер" и т.д. Неважно кто там у кого украл кораллы - то ли директор у государства, то ли "инвестор" у директора (у нас и такое возможно) - важно, что ЭТО никуда не ведет.  Глупо учиться плавать в жидкостях, которые меньше по плотности вас самих . Как ни старайтесь, никуда не уплывете. И "Сколкова" одна очередная попытка "заплыва в нефти" (в прямом и переносном смыслах). Или как пели раньше "посадка алюминиевых огурцов на брезентовом поле"..