Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Николай Клименюк

Николай Клименюк: Случай портного

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Был в моей жизни такой эпизод: около года я работал директором по PR в большой российской виноторговой компании. Среди клиентов компании были и частные лица, а среди частных лиц — высокие госчиновники и разного калибра деятели, занимавшие выборные должности. Отношение к этим людям в компании было двойственным. С одной стороны, руководство недолюбливало их как представителей государства, которое все время создает бизнесу бессмысленные сложности. С другой — они считались ценнейшими и важнейшими VIP-клиентами. Даже если почти ничего не покупали.

Я смотрел на все это и задавал себе неприятные вопросы. Вот, например, Герман Геринг был великим франтом и у какого-нибудь берлинского портного наверняка считался важнейшим VIP-клиентом. И у какого-нибудь ресторатора, и у виноторговца, и у врача. И что теперь, считать всех этих людей пособниками нацистского режима? Ну то есть врач обязан лечить любого, но портной-то обшивать негодяев не обязан. И уж тем более не обязан оказывать им почести. И вот, рассуждал я, если виноторговая компания, в которой я работаю, с особым почтением относится к функционерам российского государства, то становлюсь ли я причастным ко всем этого государства безобразиям? Про эти сомнения написаны горы книг, но они плохо совместимы с работой пиарщика. Виноторговая компания и я явно не были созданы друг для друга, и в конце концов меня оттуда выгнали. Дилемма нравственного выбора тем самым исчезла, но сомнения никуда не делись.

И вот совсем недавно сомнения разрешил министр иностранных дел России Сергей Лавров. По крайней мере, он предельно облегчил задачу в отношении российской власти. Лавров высказался по поводу всех находившихся на борту гринписовского корабля Arctic Sunrise, захваченного в международных водах российскими пограничниками: «Все, … кто подписался на участие в этой акции, прекрасно знали, кого они будут фотографировать, что они будут фотографировать, кому они будут готовить пищу». А поэтому совершенно нормально, что все они сидят в тюрьме в ожидании суда.

После слов министра все стало на свои места. Совершенно не важно, что думаем по этому поводу мы — виноторговцы, портные, журналисты; российский режим воспринимает нас как соучастников. С точки зрения власти, все замешаны во всем. По этой логике сам Сергей Лавров замешан и в смерти Сергея Магнитского и Василия Алексаняна, и в судьбе «узников Болотной» и Михаила Ходорковского, и в сокращении социальных расходов, фальсификации выборов и преследованиях геев. Но точно так же, по логике Лаврова и власти, которую он представляет, в этом замешаны повара, фотографы, виноторговцы или поставщики автомобилей в государственные гаражи. Не говоря уже о шоферах. Они же знают, кого кормят, поят, фотографируют, возят. Недавно принятый Думой закон о наказании родственников и близких людей террористов — тоже про это. Чтобы лишить родственников террористов собственности, не нужно даже доказывать, что они были в курсе или догадывались. Так что выступление Лаврова в отношении экипажа Arctic Sunrise можно считать вполне либеральным.

Логика власти понятна — это коллективная ответственность и круговая порука. А вот как быть нам — шоферам, виноторговцам и фотографам? В то время как власти последовательно демонтируют формальное право, все большее значение приобретает индивидуальный нравственный выбор. Это единственный способ противостоять навязанной нам коллективной ответственности. Знай, кому ты шьешь костюмы. И думай, а не лучше ли отказаться. Во-первых, потому что, когда их призовут к ответу, они обязательно свалят все на нас. А во-вторых, потому что мы-то без них обойдемся, это им нужны наш труд, наше уважение, наши вино и костюмы.

Комментировать Всего 3 комментария

Николай, я так понимаю, что основной (ну или одной из) точек вашего эссе является тот самый закон о возмещении ущерба за счет родственников террористов. 

Давайте не будем, вслед за другими СМИ передергивать. 

По сути, там идет речь о возмещении ущерба за счет иммущества полученного от террористической деятельности и переданного родственникам. Т.е. Легкая схема отмыва...

вполне логично и вписывается в общечеловеческую логику и мораль. Если смертник получив деньги отдал их жене и пошел взрываться, то почему эти деньги не могут покрывать ущерб?

вот точная цитата:

         «11. Возмещение вреда, включая моральный вред, причиненного в результате террористического акта, осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о гражданскомсудопроизводстве, за счет средств лица, совершившего террористический акт,  а также за счет средств его близких родственников, родственников и близких лиц при наличии достаточных оснований полагать, что деньги, ценности и иное имущество получены ими в результате террористической деятельности и (или) являются доходом от такого имущества. На требование о возмещении вреда, причиненного в результате террористического акта жизни или здоровью граждан, исковая давность не распространяется. Срок исковой давности по требованиям о возмещении вреда, причиненного имуществу в результате террористического акта, устанавливается в пределах сроков давности привлечения к уголовной ответственности за совершение указанного преступления.»;

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Лариса Гладкова

Логика, которую ты предлагаешь имеет примерно те же последствия, что и закон о борьбе с фирмами-однодневками. Там, каждая компания обязана проверять контрагентов, чтобы они не дай бог не оказались такой фирмой. Ты предлагаешь перестать заниматься своим делом (шить костюмы, кормить бургерами и продавать вино) а начать всех проверять на предмет рукопожатно ли это делать. . Но тогда Ростроповичу нужно было не играть, Шостаковичу не сочинять, Плисецкой не танцевать - мало ли кто в зале.

Важная ценность - делать свое дело хорошо. Если будет хотя бы это - уже многое изменится

Эту реплику поддерживают: alla fleming

Мало ли кто в зале,  мало ли кто в vip-ложе и мало ли у кого ты доверенное лицо - это не совсем то же самое. Ну и раз уж ты о музыке :

At a memorial concert for Italian composer Giuseppe Martucci on May 14, 1931 at the Teatro Comunale in Bologna, Toscanini was ordered to begin by playing Giovinezza, but he refused, even though the fascist foreign minister Galeazzo Ciano was in the audience. Afterwards he was, in his own words, "attacked, injured and repeatedly hit in the face" by a group of blackshirts. Mussolini, incensed by the conductor's refusal, had his phone tapped, placed him under constant surveillance and confiscated his passport. The passport was returned only after a world outcry over Toscanini's treatment. http://en.wikipedia.org/wiki/Arturo_Toscanini