Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: Словарь живого языка

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Александр Кабаков давеча без всякой надежды на практическое воплощение рассказал мне про свою филологическую мечту. Дескать, хорошо было бы собрать команду толковых филологов и социологов да составлять, обновляя постоянно, словарь живого русского языка. Такого языка, на котором мы действительно разговариваем, и на котором разговаривают представители других слоев и групп нашего общества, пока эти слои и группы не обратились к языку дубины и камня.

Этакий словарь нужно ведь и правда составлять по горячим следам. Пока помнится еще, откуда взялось то или иное слово. Иначе пройдет время, происхождение слова забудется, и не сообразишь, когда именно и при каких именно обстоятельствах «патриот» превратился в «коммуниста», «либерал» — в «пройдоху», и с каких это пор слова «жулик» и «вор» стали настолько не синонимами, что можно употреблять их вместе через соединительный союз. (Еще лет двадцать назад словосочетание «жулики и воры» показалось бы бессмысленным, все равно как «фиги и смоквы».)

Попытки составлять подобные словари предпринимаются время от времени. Вот, например, журнал «Большой город» тщился каждый раз в конце года вспомнить и объяснить общественно-политические термины, за отчетный год появлявшиеся. Но это был именно словарь терминов — «Болотная площадь», «Уралвагонзавод» и прочая. Но есть ведь еще и совсем простые, казалось бы, слова, новые значения и новые формы которых много могут рассказать нам о жизни.

Вот, например, слово «уважаемый». Единственное вежливое обращение, которое применяется теперь в русском языке по отношению к незнакомому человеку. Слово без сомнения заимствованное. Двадцать лет назад нельзя было употребить слово «уважаемый», не прибавив к нему имени и отчества того, к кому обращаешься. «Уважаемый Иван Иванович» — можно было сказать. А просто «уважаемый» — нельзя. Это была ошибка. Причем ошибка типично кавказская, калька с тюркских языков.

В русском языке для того, чтобы обратиться к человеку, имени которого ты не знаешь, существовала форма «товарищ», к сожалению, панибратская, а вовсе не уважительная. А лет сто назад применялись очень вежливая форма «милостивый государь» и просто вежливая «сударь».

Теперь, если вас останавливает гаишник или просто прохожий на улице, вы ни в коем случае не услышите в свой адрес слова «сударь». Услышите слово «уважаемый». Оно и понятно: гаишник не читал классической русской литературы, чтобы знать слово «сударь». Но вот ведь что интересно: гаишник и не слышал слова «сударь» в быту. Вокруг гаишника никто ни к кому правильно и вежливо по-русски не обращался. Только кавказцы обращались неправильно, но вежливо — «уважаемый». И гаишник усвоил эту форму вежливого обращения за неимением других живых вежливых форм.

Над феноменом слова «уважаемый» стоило бы подумать националистам. Как можно объяснить, что единственная живая и общеупотребительная форма вежливого обращения заимствована нами у кавказцев?

Другой забавный пример — словосочетание «более лучше». Это словосочетание, если помните, употребила Света из Иванова с целью восхваления правящего режима. Более или менее грамотные и оппозиционно настроенные люди в шутку принялись повторять Светины слова и очень веселиться. Неправильная эта форма вошла в обиход. Со временем постепенно появились люди, не видящие в словах «более лучше» шутки. Надо полагать, что пройдет еще некоторое время, и «более лучше» станет языковой нормой.

Над феноменом словосочетания «более лучше» следовало бы задуматься интеллигенции. Как же это так получается, что не интеллигенция навязывает люмпенам свою грамотную речь посредством всеобщего среднего образования, а люмпены навязывают интеллигенции свою речь — безграмотную?

Примеров можно привести еще сотни. Они и вправду много что могут рассказать нам о нас. Есть горькие примеры (их большинство), есть смешные, есть пугающие.

А есть совершенно загадочные. Я вот, хоть убейте, не пойму, с каких пор и по какой причине отчего-то именно в речи образованных людей слова «ни разу» стали означать «отнюдь»?

Я ни разу не филолог и ни разу не могу понять, почему это так.

Комментировать Всего 13 комментариев
Возможно ли выбраться из-под забора?

Вот-вот! Со вчерашнего дня - ни одного комментария! С чего бы это такое равнодушие к  словарю нашему? Да всё к тому же - нормой кажутся и светины "более лучше", и ташины "поучаствовать"!... Люмпен навязал свой словарь   всем образованным слоям! И власть потакает ему - "прёт, как на диван", "мочит в сортире"... Только всё это началось не вчера. Бунин в "Окаянных днях" в 1918-м году , читая газеты-журналы, подмечал:"Конечно, вполне "заборная литература". Но ведь этим "забором", таким свинским и интернациональным, делается чуть не вся Россия, чуть не вся русская жизнь, чуть не все русское слово, и возможно ли будет когда-нибудь из-под этого забора выбраться? А потом - ведь эта заборная литература есть кровная родня чуть не всей "новой" русской литературе." Похоже, не выбрались...

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont, Владимир Андреев

Смею заметить,что у Вас, на мой взгляд, достаточно своеобразная модель общества - люмпены и интеллигенты. Как по мне, обе группы достаточно маргинальные и не являются системообразующими элементами русской речи. В конце концов, язык должен отражать какие то смыслы, понятные тем кто использует этот язык. Почему в стране, смыслы и слова интеллигенции являются невостребованными - это уже отдельный разговор.

Своеобразие... маргинальное...системообразующее!!!... За этим высоколобым словоблудием нет попытки ответа на самый интересный вопрос - почему смыслы и слова более образованного слоя общества остаются  невостребованными?

Хорошо. По моему субъективному мнению, ответ достаточно прост, в существующей системе координат, "интеллигенция" не воспринимается как успешная часть общества. Поэтому, манеры и повадки в том числе и язык который ассоциируется с ней не воспроизводится другими группами.

В Вашей " существующей  системе координат" ( о, господи прости!) отсутствует представление  об  иерархии, о культуре и бескультурье, об уровне образования и воспитания  различных слоёв общества, об исчезнувшей после  Октября 17-го интеллектуальной элите, аристократии..., наконец. о национальной  катастрофе! Вряд ли уместно тут даже упоминание об "успешности". Ответ слишком простой, но даже в нём  Вы слова не говорите в простоте. Научный словарь  отравил Вас.  Неужели Вы не чувствуете разницу между научной конференцией, научным докладом и  простым комментарием, репликой в дискуссии ,  которую очень своевременно затеял колумнист Валерий Панюшкин?

Всё же я настаиваю на том что ответ - " достаточно" прост но нисколько не слишком. Простые вещи зачастую в своей банальности и являются достаточно тяжелыми. Да, я заведомо не хотел затрагивать тему 1917-го года, потому что это ужасная тема для дискуссии.

Я не могу согласится, что для меня общество построенное по принципу элитарности, где только узкая прослойка людей допускается к творению культурных канонов - является эталоном. Особенно беря во внимание, царскую Россию. Да, представители аристократии были в среднем намного лучше образованы чем их соотечественики, поскольку в среднем только они и имели возможность это самое образование получить. Ну теперь больше людей могут кое как читать и писать, соответственно - имеем то что имеем.

Мне так кажется, если мы продолжим эту дискуссию то мы впрямую упремся в разговор о революции 17-го года и насколько она была закономерной.

В сухом остатке, я могу сказать что нельзя превозносить одно проявление культуры как единственно правильное и порицать остальные как не годные. То есть делать это конечно можно, но тогда это просто дело вкуса и у всех у нас имеются свои предпочтения.

Что же касается "многострадальной системы координат" - то есть социологические модели в которых считается что человек перенимает манеры, язык культуры и использует их как "капитал" для собственного продвижения в существующих реалиях. Есть модели которые наоборот предполагают что было бы хорошо если бы элита являлась примером для подражания - и тогда у нас бы было более доброе и разумное общество.

То есть, есть различные пути изучения тех явлений которые описывает автор - я не говорю это для того чтобы предстать вот таким вот просвещенным и манерно намекать другому участнику дискуссии что он говорит что то не то. Совсем нет - просто когда я думаю о том что прочитал выше в колонке автора - мне думается вот в таком вот ключе.

Сергей Кудаев Комментарий удален автором

Эдуард, мне кажется, что носители правильного (литературного) русского языка используют его в том объеме, в котором он представлен в классике. И им этого вполне достаточно, у них нет особой необходимости изобретать какие-то новые языковые конструкции и смыслы. Слава Богу, русский язык обширен и могуч.

Отдельные попытки таких изобретений, например, Велимиром Хлебниковым - не приживаются. Даже в поэзии. 

А вот люмпенам - ровно наоборот (специально употребил это странноватое новомодное выражение). Они, люмпены, по простоте душевной, могут ляпнуть нечто такое, что впоследствии закрепится в их среде, Собственно, так оно и происходит.

А затем, со временем, это новое слово, или новый смысл будет подхвачен и интеллигентами (почему так происходит - не спрашивайте, скорее всего, на мой взгляд - это влияние интернета).

Но ведь именно это люмпенское новаторство, по большей части,    (наряду, конечно,  с заимствованиями из иностранных языков) и оживляет языковую кровь, способствует развитию языка в целом.

Ядовитый парадокс, между прочим.

И, заметьте, "высокий" язык способен заниматься самолечением - в нем не приживаются низовые формы,  например - маты.  

Несмотря на попытки разных псевдозвезд, таких, как убогий умом Сергей Зверев, заразно выражаться матами с экрана телевизора. 

Сергей, я думаю, всякие изобретения, включая новации Хлебникова - это эксперименты. Они  и не должны приживаться. Влиять - да! Но приживаться  совсем не обязательно. И нет большой беды. когда люмпен  что-то ляпает. Вы правы, хуже. когда эти "ляпы" подхватывает образованный слой. Ещё  хуже, когда это делает власть, чтобы демонстрировать близость к народу, говорить с ним  на его языке. Ведь это значит потакать дурному в народе, опускать его, не уважать. Ну, решительно ничего не вижу плохого, когда философ, интеллектуал использует в  своём тексте  солёное слово! Замечательно! Живо! Смешно! Когда же на языке люмпена и уголовников изъясняются  на улице ( через слово "бля", мат-перемат...), когда с экрана телевизора бэкают и мэкают, когда абсолютно безграмотную речь  бывшего премьера Черномырдина  публика находила остроумной и теперь ещё всякий острослов вякает   из этого косноязычного  бреда  вроде " получилось, как всегда" и прочее, тут стоит задуматься об "оживлениях", на которые вы указываете и способности  языка к самолечению. Наверное, так оно  и есть, если общественная жизнь не деградирует. 

Полагаю, к сожалению, что деградирует.

Но искренне разделяю Вашу озабоченность состоянием русского языка и пренебрежительным отношением к нему, особенно - со стороны президента.

Да, это дешевое заигрывание, игра в своего "в доску" парня - плохая, неумная и вредная политика. 

Должна добавить, что аналогичная ситуация наблюдается и во Франции. Идет ориентация на наименее интеллектуальные слои общества. Особенно это видно в письменной речи, уже сейчас нечастот встретишь выпускника универа (не-филолога), пишущего без орфографических или грамматических ошибок. А уж грамотной стилистикой практически никто не обременяет себя. И хотя Французская Академия вроде еще держить оборону, но сдает, сдает постепенно свои позиции.  

Для меня остаётся главным  бунинский вопрос: " возможно ли будет когда-нибудь выбраться из-под забора России"? И чтобы хоть как-то подобраться к ответу, нельзя намеренно избегать темы 1917 года, потому что она ужасна, как это поначалу пробует мой опппонент. И потом всё равно впрямую упирается в неё! И это понятно  - как же можно изучать явления, которые описывает Панюшкин, без обсуждения истоков?Что же касается  грамматических ошибок, о которых , Кристина, Вы упоминаете - это всё-таки род  советского и постсоветского   культурного снобизма: стыдно не прочитать в школе  "Войну  и мир",  стыдно  писать с ошибками... Но мы-то знаем, что и прочитать можно в школе Толстого, и писать грамотно...Это мало что значит в системе мышления и воспитания. А вот, скажем, в английской культуре ошибкам, непрочитанному такого катастрофического значения, как у нас, не придают. Ведь можно и в словаре посмотреть, как пишется то или иное слово, и исправить, и прочитать... Всё это доступно. Но есть гораздо более серьёзные вещи,  которые делают моих студентов, выпускников Оксфорда и Кембриджа, изучающих  со мной русский язык и литературу, гораздо более воспитанными и образованными, чем выпускники наших университетов... Их образованнность и воспитанность проявляется в том, что   они способны  размышлять без предвзятостей,  дискутировать, не подменяя тему, иронизировать, а  не ёрничать...Они ответственны, у них есть чувство долга, они способны к милосердию, благотворительности и так далее. Они идут голосовать  за аутсайдеров только ради того, чтобы в парламенте была оппозиция  заведомо сильной партии. Ну, и  так далее. А писать грамотно, прочитать то, что надо бы прочитать раньше - это дело десятое!

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Благодарю Вас, Эдуард,  за столь развернутый ответ. 

Я практически во всем согласна с вами. И все же, позвольте возразить по "мелочам".  Все-таки определенный культурный багаж, т.н. общая культура  (литратура, история, искусство) предопределяют и моральные и нравственные позиции человека. Пусть не главенствуют, но все же оказывают существенное влияние. 

Эдуард, вы, наверное, не будете возражать, что chav навряд ли будет голосовать за аутсайдера (он вообще, скорее всего, не будет голосовать). Человек образованный будет склонен к анализу, к размышлениям, его выбор будет исходить не из-за того, что "большинство вот так!", а из-за своей внутренней свободы, которой, я уверена, обладают ваши студенты.   

Конечно, Кристина,  но зрелая внутренняя свобода включает заботу голосующих, что парламент не должен остаться   без оппозиции. Вот я о чём!  Эта забота  восхищает  меня в моих студентах. В   рамках же нашей дискуссии - речь об   опошлении языка. Все эти " мало не покажется", "в сухом остатке,"хотелки"   - такое дикое смешение, пластов языка, которое указывает на очень поверхностное  чтение  художественной литературы. 

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont