Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Публь побеждает

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Кажется, у российской валюты скоро появится, наконец, собственный символ. На сайте Центробанка с 5 ноября проводится народное голосование. Когда оно закончится 5 декабря, ничто не должно помешать ЦБ принять окончательное решение, на что он уполномочен еще в 2006 году специальной поправкой к регулирующему его деятельность закону. И завершится эпопея, тянущаяся с 1998 года, когда основатель студии «ДизайнДепо» Петр Банков с группой коллег-дизайнеров впервые решили провести конкурс на знак рубля.

Я удивлюсь, если примут не вариант, проходящий у ЦБ под вторым номером. Вот этот:

Эмиль Якупов, директор компании «ПараТайп», крупнейшего в России производителя шрифтов, написал мне: «Там 4 совершенно непригодных знака и де-факто действующий знак рубля. Такое впечатление, что Центробанк хочет принять существующий знак, но для чистоты процедуры проводит голосование, поставив рядом с нормальным знаком заведомо непроходных кандидатов. Довольно логичное поведение, на мой взгляд. Выглядит, правда, грубовато».

Авторство «де-факто действующего» знака приписывают одному из лучших российских шрифтовиков Александру Тарбееву (он и вправду предложил его среди первых, но идея носилась в воздухе, — в комментариях к своему посту основатель студии «Леттерхэд» Юрий Гордон говорит о дюжине сходных вариантов). Московское дизайнерское сообщество, по сути, договорилось его принять в 2007 году. С тех пор студии пропагандируют его, а шрифтовики включают знак в разрабатываемые шрифты.

Гордон, Артемий Лебедев и Якупов напомнили об этом Центробанку в недавнем письме: «Вопрос о дизайне знака нам представляется решенным, и Центробанку достаточно просто утвердить то, что де-факто уже существует».

Так и произойдет после имитации общественного обсуждения. В конце концов, кто лучше дизайнерского сообщества вообще и «ПараТайпа» в частности понимает про символы? Как только формальности закончатся, ЦБ пошлет заявку в консорциум Unicode, который сможет после этого включить символ в свои стандартные для всех разработчиков шрифтовые таблицы. «ПараТайп» несколько лет назад хотел сам подать заявку, но в консорциуме объяснили, что она, скорее всего, была бы отвергнута — надо, чтобы инициатива исходила от официального органа.

Казалось бы, надо радоваться: скоро рубль будет ничем не хуже гривны (U+20B4 в таблицах Unicode) и тенге (U+20B8), а также других валют, у которых есть символы.

Но я проголосовал против всех предложенных вариантов. И хочу сейчас напомнить — пусть, наверное, и слишком поздно — о том, что два шрифтовика, не менее признанных сообществом, чем Тарбеев и сторонники «общепринятого» знака, предложили более приемлемые варианты. Я сейчас не о дизайне, а об идеологии символа. Знак ведь должен отражать место России в финансовом мире, а это вам не семечки лузгать.

Мысль Тагира Сафаева развивалась так. Владимир Ефимов предложил вот такой знак.

Cафаев выполнил не только множество шрифтов для «ПараТайпа», но и — по заказу русского Newsweek — дорогую мне как память гарнитуру, которую использовал этот журнал. Ефимов делал кириллизацию Adver Gothic, используемого на российских купюрах. В общем, не последние люди в замкнутом, вполне средневековом по духу сообществе художников шрифта.

Оба их варианта лучше того, который вот-вот будет принят, потому что в их основе лежит латинская буква R. Если у России остались хоть какие-то надежды на важную роль в мировой экономике, на то, чтобы сделать рубль одной из резервных валют, нужен символ, который будет понятен в Лондоне, Нью-Йорке, Сингапуре. У китайского юаня, который дальше рубля продвинулся по пути превращения в мировую резервную валюту, латинский символ, так же как у японской иены. Не иероглиф.

Тот же Гордон писал незадолго до того, как согласился с «кирилличным» знаком: «Иностранец прочитает знак как латинскую П. Наша валюта, соответственно — Публь, Puble. (Впрочем, неплохое название. В переводе с кухонной латыни "народный". А вовсе не "путинский рубль", как все подумали)».

Публь? Ну и ладно, решили дизайнеры. Снова Гордон: «Поставив знаки рядом с числами (и представив их на ценниках в городе N), понял, что латиница там абсолютно не к месту. Мы живем в закрытой стране с закрытой культурой. Приходится это признать, пусть мне лично сей факт глубоко несимпатичен. Во внешнем обороте придется признать, что наша валюта — песо, или публь».

Между тем знак Ефимова решает проблему «нерусскости» — он нарисован так изобретательно, что его можно читать и как латинскую R, и как русскую P:

При всей моей любви к дизайнерам, для них буквы — это картинки, не несущие никакого особенного смысла. Эти люди оценивают их в первую очередь с точки зрения внешней привлекательности: радует глаз или нет. То, что они смогли о чем-то договориться, — случай редкий и приятный. Результатом его стал распропагандированный знак «публя» — благо, у дизайнеров возможности по его распространению такие, каких ни у кого больше нет: им же заказывают и шрифты, и дизайн ценников, к примеру. Но окончательный выбор все-таки вряд ли стоит оставлять за ними: профессиональные пользователи рубля — не они.

Дизайнеры могли бы быть прекрасным жюри для первичного отбора: отсеяли бы все неприемлемые с художественной точки зрения варианты, например, все четыре «лишних» на страничке ЦБ. Сформировали бы шорт-лист, в который, наверное, вошли бы качественно исполненные работы Сафаева и Ефимова. А окончательный выбор ЦБ мог бы предоставить хоть народу, хоть — и, на мой взгляд, лучше бы — еще одному жюри, состоящему из финансистов, чиновников, представителей розничного бизнеса. Если уж собрались принимать решение, которое так много лет откладывали, почему бы не сделать все как следует, наконец?

Да, а те, кому нравится «тарбеевский» знак рубля, могут вовсю им пользоваться — незачем ждать ЦБ. Похожая графема уже есть в Unicode: U+03FC, ϼ, перечеркнутая снизу греческая «ро». Вообще-то греки ее используют в сокращениях, содержащих эту букву. Граммы, например, сокращаются вот так: γϼ. Но русским византийцам для их провинциальной, сугубо внутренней валюты этот знак вполне подойдет.

Комментировать Всего 2 комментария

Мне тоже R нравится больше. Надеюсь Эмиль мне это простит. А почему это знак не попал в финал?

Кстати, Эмиль и его команда несколько лет работали в ПараГрафе, а потом отделились в ParaType

Знак всё равно для чисто внутреннего употребления. В Грузии, как подсказывает википедия, используется ლ, в Индии INR. Лишь бы с филиппинским песо (₱) не путали. Да и спутают, не велика беда.