41493просмотра

Владимир Дубосарский: Бывает акция на «двушечку», а бывает на психушечку

Петербургский художник Петр Павленский прибил свою мошонку к брусчатке Красной площади — так он поздравил работников МВД с их профессиональным праздником. Замысел перформанса — показать пассивность общества перед лицом «полицейского государства». Павленский и раньше совершал довольно болезненные акции: например, зашил рот в поддержку Pussy Riot. Впрочем, Красную площадь таким не удивишь: она давно уже стала излюбленной площадкой для современных художников. Марат Гельман, Сергей Пахомов, Артем Лоскутов и другие рассказали «Снобу», как они относятся к акции Петра Павленского и что бы они сами сделали на главной площади страны

Участники дискуссии: Дмитрий Шумилов
Фото: Corbis/Fotosa.ru
Фото: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Андрей Ерофеев, искусствовед:

Красная площадь — место манифестации власти: здесь Мавзолей, здесь и другие мертвые начальники лежат, здесь трибуна президента. Это место встречи власти с населением, и на эту встречу хочет попасть художник. Слава Богу, что художники еще иногда прорываются на площадь, хотя она со всех сторон простреливается. Можно только пожелать, чтобы художники появлялись там почаще и власть не захватила ее полностью.

Впрочем, Петр Павленский демонстрирует не столько искусство перформанса, сколько откровенный мазохизм. Эту форму психического состояния можно понять, имея в виду общую политическую и социальную обстановку в стране. Но за искусство эту форму принять очень сложно. Не всякий поступок, осуществленный публично, есть искусство. Чтобы акция вызвала резонанс, ей не обязательно быть агрессивной. Стихи Быкова не сопровождаются акциями самосожжения. Сказанное, однако, не умаляет смелости Петра Павленского и решительности его поступка.

Марат Гельман, директор «Центра современного искусства»:

Однажды мы с Комаром и Меламидом провели на Красной площади перформанс «Сохраним историю»: закрыли надпись “Ленин” бегущей строкой с прогнозом погоды, стихами поэтов и последними известиями. Группа «ЭТИ» выкладывала своими телами слово их трех букв. Александр Бренер провел на Лобном месте акцию «Ельцин, выходи!». Pussy Riot исполнили там песню «Путин зассал». Тут тебе и Лобное место, и собор Василия Блаженного, и Мавзолей, и захоронения — место само напрашивается на то, чтобы провести там акцию.

У каждого художника свои аргументы. Акция Павленского — жест отчаяния, все его акции — демонстрация силы через слабость. Но именно таким способом ему удается что-то сказать так, чтобы его услышали.

Сергей Пахомов (Пахом), художник:

Я призываю всех художников, у которых есть силы, гордость и отвага, периодически выходить на Красную площадь и совершать там акции, не обязательно связанные с членовредительством. Это сразу вызовет отклик западных СМИ, что на нас зеркально отразится, потому что наша страна зеркальная, резонансная, и, может быть, через какое-то время действительно произойдут изменения в нашей жизни.

Сам я, в силу возраста, полюбил все классическое: балет, симфонические оркестры. Поэтому я бы с удовольствием спел бы что-нибудь на Красной площади. Обнаженным. В сопровождении симфонического оркестра.

Артем Лоскутов, художник:

Акция вызвала большой резонанс, в твиттере ее обсуждали весь день, месседж Павленского был явно услышан. Но я не могу сказать «молодец, я бы тоже так сделал». Предположу, что человек просто находится в таком отчаянии, что не может найти более эффективных форм действия. И ему остается только констатировать свою беспомощность, что Петр и изобразил. Видимо, это взвешенная и тщательно продуманная акция, возможно, даже отрепетированная.

Стеснение сегодня не то, что может остановить художника. Мы живем не в XIX веке, всем уже все показано. Дело только в персональной ответственности. Речь не о том, что ты что-то нарушишь своими действиями, речь об игре в лотерею: ты делаешь какое-то заявление, а в ответ можешь получить реакцию совершенно неожиданную.

Владимир Дубосарский, художник:

Любая акция, которую устраивает художник или активист, провоцирует власть. Власть вовлекается в художественный процесс и становится главным героем акции, потому что своим ответным действием она дает оценку: хорошая акция, плохая, интересная, важная для нее или не важная. Бывает акция на «двушечку», бывает на психушечку, а бывает на пятнадцать суток.

Акций на Красной площади было очень много. Она стала для художников намоленным местом. И даже акцию 1968 года в ответ на введение советских войск в Чехословакию можно в данном временном контексте рассматривать как художественную. Наверное, Красная площадь выбирается потому, что здесь власть ближе и услышит.

Художники сейчас делятся на два лагеря: одни говорят, что акция Павленского плохая, амбициозная и устарела лет на тридцать, а другие — что это интересный поступок. Современный мир строится на повторах, и повтор — это не самое главное, а главное — тот образ, который человек создал, та боль, которую он испытал, и тот месседж, который он передает. Я придерживаюсь второй точки зрения и считаю, что это хороший и нужный перформанс. Легко сказать: «Да ладно, ну вышел на площадь, ну прибил…» Я не призываю выйти и самому попробовать, но только представьте опыт человека, который выходит на площадь и не знает, что с ним дальше будет. Это очень большое нервное переживание, и только из-за этого уже можно человека уважать.

Все перформансы и акции, которые проходили на Красной площади, были хороши. Плохих не было. Там очень высокая планка. Поэтому у меня нет ни одной идеи собственной акции, которая была бы близка по уровню, нет ни силы духа, ни такой степени убежденности. Фантазии на тему того, кто бы что сделал на Красной площади, могут быть у миллиона людей, но когда ты просто фантазируешь — это декоративное искусство. Ценен только сам выход на площадь.

Читайте также

Комментировать Всего 1 комментарий

 

Новости наших партнеров