Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

/ Москва

 Валерий Панюшкин: Основы работорговли

Наконец-то я утвердился в интуитивном своем мнении, что теперешний основанный на трансфере игроков спортивный бизнес есть не что иное, как работорговля

Иллюстрация: Александр Поваляев
Иллюстрация: Александр Поваляев
+T -
Поделиться:

Наконец-то я поговорил со специалистом. Расспросил приятеля, спортивного журналиста, про то, как устроен трансфер игроков, будь то в футболе, хоккее или другом каком прибыльном виде спорта. Мы битый час говорили, и я утвердился в интуитивном своем мнении, что теперешний основанный на трансфере игроков спортивный бизнес есть не что иное, как работорговля, только рабы много зарабатывают и живут в роскоши, в отличие от скромно живущих свободных людей.

Приятель объяснял мне, что нового игрока, даже если он звезда и футбольный гений, трудно ввести в команду. Что иногда месяцы требуются, дабы согласовать гениальные способности звезды со способностями его партнеров. Что все это время клуб платит звезде звездную зарплату, не получая покамест отдачи. И что несправедливо было бы, если бы через полгода, проев несколько миллионов долларов и не принеся своей команде никаких дивидендов, дорогой футболист перешел бы в другой клуб.

Это отвратительное рассуждение. Помнится, у Роберта Пенна Уоррена один из персонажей говорит, что работорговлю отменять нельзя, потому что хлопок в штате Миссисипи может быть выращен только руками рабов, ибо свободный человек ни за что не станет так убиваться на поле с мотыгой. И нужна же была целая гражданская война в Соединенных Штатах Америки, чтобы утвердить простую мысль: черт с ним, с хлопком, если ради выращивания его следует превращать каких бы то ни было людей в рабов, презирая замысел божий, согласно которому все рождаются свободными и равными.

Приятель говорил мне, что если не будет трансфера, то вся футбольная индустрия погибнет: не будет ни богатых клубов, ни огромных стадионов, ни толп болельщиков, ни миллионных тиражей маек, кепок и шарфиков. И мне особенно нравилось в этой апокалиптической картине, что не будет футбольных болельщиков, этого орущего сброда. Впрочем, и в целом ужасная картина, которую рисовал мне приятель, представлялась мне крайне привлекательной.

Приятель говорил еще, что спортивный клуб очень рискует, покупая дорогого игрока. В первом же своем матче игрок может получить травму, и тогда клуб будет его лечить, тратить на лечение огромные средства, а еще платить игроку все эти его миллионы, не получая никаких ожидавшихся спортивных результатов. А я отвечал, что если спортивный клуб рискует миллионами в случае травмы, то игрок рискует сломать шею и остаться на всю жизнь овощем, как Том Старк у того же Роберта Пенна Уоррена. И, следовательно, совесть иметь надо спортивным менеджерам и не сравнивать вонючие свои деньги с шейными позвонками молодого здорового парня.

Приятель говорил мне еще, что во всякой спортивной школе воспитанники только и мечтают, чтобы какой-никакой профессиональный футбольный клуб заключил с ними контракт, закабалив на годы. А я возражал, что, если рабы хотят быть рабами, это не значит, что надобно нам считать рабство хорошей штукой, пропагандировать рабство и превращать в кумира человека, тяжело трудившегося, чтобы продать свободу, дарованную ему Богом, воспетую поэтами и оплаченную кровью героев.

Приятель говорил про «трансферные окна», а я сравнивал трансферные окна с Юрьевым днем, когда и в Средние века крепостной крестьянин мог перейти от одного помещика к другому. И я соглашался: ну хорошо, не будем называть трансфер игроков работорговлей, назовем его крепостничеством. И представим себе, найдутся ли теперь пятеро декабристов, готовых быть повешенными ради отмены трансфера игроков.

Приятель говорил, наконец, что не только ведь в профессиональном спорте существует трансфер. Конкурирующие компании, хоть бы даже и в издательском бизнесе, договариваются в течение длительного времени не принимать на работу топ-менеджеров, прежде работавших на конкурента. Они объясняют это борьбою с промышленным шпионажем, но не обращают внимания, что и это сильно смахивает на торговлю людьми, каковые люди довольны тем обстоятельством, что ими торгуют, ибо им и самим, рабам, обламывается от работорговли сотня, предположим, тысяч долларов в год, служебный автомобиль, бонусы по итогам года и еще на всякий случай золотой парашют.

Послушайте! Рабство — отвратительно. Легендарный Спартак, предводитель восстания рабов в Древнем Риме, не успел бы даже и пасть на меч, умер бы от обиды, если б узнал, что и три тысячи лет спустя люди с охотою будут продавать себя в рабство, если только создать им в рабстве комфортные условия. Я полагаю, Спартак изрубил бы себя в фарш гладиаторским своим мечом, если б узнал, что люди будут продавать себя в рабство, в частности в спортивный клуб, названный его, Спартака, именем.

Свобода — бесценна. Ну и что, что миллионы мальчишек по всему миру мечтают получить контракт в известном спортивном клубе? Ну и что, что миллионы девчонок мечтают запродать себя в рабство модельным агентствам? Ну и что, что взрослые самостоятельные мужчины и женщины за счастье почитают продать себя в рабство транснациональной компании? Это все равно рабство. Сколько бы ни платили рабам. И как бы часто ни красовались фотографии рабов на обложках глянцевой прессы.

Комментировать Всего 18 комментариев

Сотрудники корпораций, государственные служащие, спортсмены, и многие другие - безусловно РАБЫ.

Но подобное рабство неискоренимо и является частью нашего общества. 

Добровольное рабство будет всегда, потому что большинство хочет быть рабами.

если и впрямь замысел божий состоял в том чтобы все рождались равными. то ОН имел ввиду именно рабов.

а еще есть хорошее возражение: "лучше быть полезным, чем свободным". принадлежит разумеется человеку, который реально хлебнул свободы. чуть не подавился

а еще Дюма вспоминается когда его герою сказали в том духе, что нахер ты в Париж приехал, если не готов продать свою шпагу подороже. дАртаньян, правда отказался, но не из-за соображений свободы, а из-за возникшей уже социализации

Дмитрий Муравьёв Комментарий удален

Я, кажется, в любую секунду могу уйти, даже не потеряв денег. И уж тем более журнал Сноб не может продать меня журналу, например, Эсквайр.

Дмитрий Муравьёв Комментарий удален

А Эсквайр хочет тебя купить? Сколько предлагает?

Не ходи Валерий в Эсквайр

Это давно ни журнал, а рекламный буклет. Чудом статью отыщешь.

все-таки рабство - это когда человек выполняет работу по принуждению, а работа в корпорации - договорная, то есть происходящая по воле обеих сторон.

Условие свободы -- знать, что эти договорные отношения ты можешь прервать в одностороннем порядке в любую минуту. То есть если птица живет в скворечнике и за это весело щебечет человеку, смастерившему скворечник, то она свободна. А если скворечник заперт или договорено ни в какие другие скворечники птицу не пускать, ежели она из своего скворечника улетит, то вот это рабство. Неужели не понятно?

Валерий, то, что вы написали является рабством только если птица оказалась в скворечнике не по своей воле или она попала в скворечник, не прочитав предварительно правила пользования (но это уже рабство своей глупости).

И еще - в скворечниках в том числе живут и такие птицы, которые не улетят в скворечник-конкурент из благородных побуждений, потому что скворцу это представляется низким поступком. И соответствующая норма в договорах не есть рабская повинность, это всего лишь закрепление правила хорошего делового поведения. 

Валерий, я от лица возмущённой общественности "продавшей себя в рабство транснациональной компании" :-)

Замечу, что по поводу нас Вы в корне не правы. Сообщил о своем желании покинуть эти стены и гуляй на все четыре. Конечно не в любую минуту, но рабство в один месяц это, нууу, как-то и не рабство. Ну не настоящее.

Валера,

ничего, что я практически off-topic?

1. Гражданская война в США (1861-1865) была не по вопросу рабства, а по вопросу сепаратизма. Линкольн отменил рабство 1 января 1863, а до этого  только грозил Конфедерации как крайней мерой.

Крах Юга был предопределен экономической нецелесообразностью выращивания хлопка в таких масштабах. Нужны были рабочие на заводы, а не сельхоз.рабы. Нас как-то так учили.

2. А что, пятеро декабристов были повешены ради отмены крепостного права? Так радикально, вроде, аристократическая верхушка не мыслила. Кто-то был за, кто-то против. Разве все декабристы дали вольную своим крестьянам?   

Я американскую историю знаю исключительно по Фолкнеру и Уоррену, так что разговора поддержать не могу. Наверное у меня романтические представления равно об американской истории и о декабристах. Последних знаю по Пушкину и Тынянову. И вообще не приставай ко мне с историческими фактами. Как говаривал один достойнейший священник: "Где факты, там вранье".

Её можно и не знать, но вот чтобы  ответить можно быстро заскочить в интернет и прочитать и про гражданскую войну и про декабристов. Вы же всё-таки журналист, а не священник.

Еще деталь: северянам не нравилось распространение негров. Беглые и освободившиеся массово переезжали на север, а Линкольн и республиканцы стремились этому помешать. Где Панюшкин, там свобода вымысла :)

Валерий, есть радикальное предложение. Поскольку профессиональный футбол выполняет прежде всего роль стиральной машины по отмыву черного нала, предлагаю написать жалобу в FATF, которая борется с отмыванием. Вопрос: чем займутся орды болельщиков, когда разгонят футбол?

Может работать начнут? Свободный труд он, знаете ли, даже обезьяну превратил в человека, хотя теперь уж и непонятно, к добру ли это.

Конечно рабы

Вообще большинство из нас, господа, рабы. Но не потому что нам нельзя перейти в другую компанию на следующий день, а только через три месяца или через шесть. Это терпимо. И в так называемый "садовый" отпуск вам платят деньги за то, чтобы вы не работали.

Мы - рабы своего стиля жизни и денег, которые этот стиль стоит. Ведь никто не заставляетт меня кататься на лыжах в Японии, Швейцарии и Франции в одном сезоне, никто не привязывает к самолету в Сидней или Бангкок, никто не говорит: ни на чем, кроме 911 нельзя ездить в гольф клуб. Но для получения этих мирских утех приходится продаваться большим корпорациям.

Футболисты, конечно, рабы в двойне. Но все-таки у контрактной системы есть большая польза в виде распределения рисков: сломав ногу, футболист может остаться на улице, без работы, денег и образования, и контракт его от этого защищает. А вот агенты футбольные, безусловно, такие же мерзкие личности, как агенты по недвижимости и продавцы автомобилей. Или даже хуже. Работорговцы одним словом.

Забавно, что работорговцы и рабы совпадают в одном лице. Ведь первый контракт с командой подписывает сам футболист. )))