Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Европейский поступок

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Многие сейчас сомневаются, что Украина в конце этого месяца подпишет, как собиралась, договор об ассоциации с Евросоюзом. Что-то, как водится, пошло не так.

Что именно, долго перечислять. Пожалуй, главную мысль изложило еще в сентябре агентство Moody's, понизив кредитный рейтинг Украины до преддефолтного: мол, в долгосрочной перспективе интеграция в ЕС для Украины хороша, но прямо сейчас враждебное отношение России к этому проекту перевешивает все плюсы. Доходность украинских гособлигаций превышает 13%, страна не может более занимать деньги на рынке. Дефолт близок, и скорее уж Россия, чем ЕС, поможет президенту Виктору Януковичу предотвратить его, а значит, сохранить власть.

Так уж получается, что сколько бы Украина ни шла в Европу, приходит она все равно в Россию. Это вопрос концепции.

Экс-главред журнала «Власть» Максим Ковальский, изгнанный полтора года назад из «Коммерсанта» по цензурным соображениям, а теперь туда вернувшийся, говорит так: «По поводу детей и глаз существуют две широко распространенные концепции. Одна: как смотреть в глаза детям, если я живу нечестно? Вторая: как смотреть в глаза детям, если я не могу их прокормить? В разные периоды побеждает то одна концепция, то другая. Но если у людей возникает альтернатива: быть бескомпромиссным и быть без копейки или не быть бескомпромиссным и быть с копейкой, то большинство выбирает второе».

Собственно, перед Украиной стоит именно такой выбор. Можно подписать договор об ассоциации, объявить себя недвусмысленно европейской страной, попытаться разорвать прочную связь между криминалитетом, политикой и бизнесом, отпустить, в конце концов, несчастную Тимошенко — но испытать серьезные экономические перегрузки. В этом варианте Янукович, вероятно, потеряет власть в 2015 году. А можно договор не подписывать, ничего не менять в установленных бандитских порядках, выпросить у России денег, оттянуть финансовый коллапс, остаться у власти.

Красота и бедность или мерзость и печеньки. Назовем эти две концепции — условно — европейской и российской, соответственно.

Я проработал в Украине чуть больше года, делал сайт forbes.ua. Перед сотрудниками украинского Forbes недавно встал такой же выбор, как перед всей Украиной. Холдинг УМХ, в который входит Forbes, купил олигарх Сергей Курченко — человек, сколотивший состояние на сомнительном с таможенной точки зрения импорте нефтепродуктов и госконтрактах. Вскоре после завершения сделки нынешнему редактору сайта Александру Рубану объяснили: теперь у нас будут темы, на которые писать нельзя. Какие именно? Дадим знать по ходу дела.

Список начал проясняться на первой же планерке после этого разговора. Главред Forbes Михаил Котов, выписанный командой Курченко из Москвы, прямиком из госагентства РИА «Новости», «завернул» тему про советников первого вице-премьера Сергея Арбузова. Это важный человек: Арбузова считают главным финансистом президентской семьи. Мать первого вице-премьера — председатель правления банка, принадлежащего сыну Януковича.

Про другие политические темы Котов обещал «подумать».

Новые правила несколько прояснились, и тринадцать журналистов украинского Forbes, сайта и ежемесячного журнала, — нескольких из них я брал на работу в 2012 году, других нанимал мой друг Владимир Федорин, бывший главред журнала, — написали заявления об уходе по собственному желанию.

Это был, прямо скажем, довольно европейский по концепции поступок. И вот почему.

Импортированный опять-таки из Москвы гендиректор «Украинского медиахолдинга», в который входит Forbes, Юрий Ровенский назвал массовый исход «провокационным поведением бывших и нынешних журналистов и редакторов, нацеленным на получение личных PR-дивидендов». Эти самые дивиденды будут у ребят вместо зарплаты. Журналист в нынешнем Киеве лишь по счастливой случайности может найти работу, на которой не будет «правил» вроде предъявленных Рубану. Украина, пожалуй, единственная в мире страна, в которой открываются новые общенациональные бумажные газеты и еженедельные журналы. Открываются они под президентские выборы 2015 года, и стоят за ними специфические люди — тот же Арбузов или кум Путина Виктор Медведчук. В Киеве исчез медиарынок, остались только предвыборные деньги и предвыборные правила. Идти, в общем-то, некуда.

Зная об этом, журналисты Forbes все же уволились. Хотя могли сидеть и делать, что сказано, за неплохие зарплаты.

Но есть еще те, кто остался. Выбрал российскую концепцию, в которой не приходится краснеть перед детьми за то, что плоховато их содержишь. Надо сказать, что редакция Forbes (если считать и технических сотрудников) разделилась примерно в такой же пропорции, как делится Украина по отношению к евроинтеграции.

В Москве сторонники второй концепции — в которой печеньки — теперь составляют подавляющее большинство даже в «креативной» среде. Начинаешь агитировать за первую, и на тебя шикают, считают святошей-лицемером, говорят, как Ровенский: «Пиаришься!» Попробуйте, и сразу услышите в ответ: «Шляпа д'Артаньяна не жмет?» Когда большинство выбрало печеньки и ест их, сидя за одним с тобой столом, не угоститься как-то неприлично. Стыдновато признавать, что сделал другой выбор.

В Украине и в Киеве в частности думающие люди пока не определились так бесповоротно. Вот и власть с трудом принимает окончательное решение. И для приведения прессы в московское состояние ввозятся из России специалисты по этой части.

Глядя из Москвы, правоту Ковальского по поводу привлекательности концепции с печеньками для большинства нельзя не признать. Отсюда кажется, что ни в какую Европу Украина не пойдет. А если из Киева посмотреть — не так уж все и однозначно.