Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Николай Клименюк

Николай Клименюк: Президент булочек и ипотек

Фото: AFP/EastNews
Фото: AFP/EastNews
+T -
Поделиться:

В Германии начался суд над бывшим президентом Кристианом Вульфом. Ситуация эта вполне беспрецедентная — в Германии судили бывших руководителей Рейха и бывших руководителей ГДР, а первых лиц ФРГ не судили никогда. Пресса следит за процессом с вежливым интересом — Вульфу не грозит ни тюрьма, ни большой штраф. Формально его обвиняют в незаконном извлечении выгоды из служебного положения на сумму 719 евро: еще будучи премьером земли Нижняя Саксония, Вульф принял приглашение своего товарища-кинопродюсера Давида Грёневольда посетить за его счет мюнхенский пивной фестиваль Октоберфест. Обвинение выглядит абсолютно смехотворным, но Вульфу не смешно — он борется за свою репутацию.

Репутация у него самая плохая. Вульф вообще не злодей, не махинатор и не коррупционер в привычном понимании этого слова. Он не брал взяток, не участвовал в масштабных аферах. Нельзя даже сказать, что он по-настоящему обогатился. По сути он обвиняется в том, что он безобразно мелок, жалок и скучен.

719 евро — это все, что осталось от более серьезных обвинений в адрес Вульфа, но даже эти обвинения были какой-то бессмысленной ерундой. Вульфа поймали на мелком обывательском мухлеже — такой, вероятно, позволяет себе большинство граждан, когда, например, декларируют покупку новой мебели или семейный ужин в ресторане как деловые расходы и списывают их с налогов.

В 2008 году Вульф занял у знакомого предпринимателя Эгона Геркенса (точнее, у его жены) 500 000 евро на покупку дома под 4% годовых, а через два года умолчал об этом, отвечая на запрос земельного парламента. Вскоре он вернул Геркенсам все деньги, на что получил в государственном банке земли Баден-Вюртемберг еще более дешевый кредит на 14,5 лет, который потом превратил в совсем дешевую ипотеку. Позже эксперты посчитали, что по сравнению с обычными условиями для обычных людей Вульф экономил на процентах 107 800 евро. Все это настолько невзрачно, что даже как-то неприлично об этом рассказывать.

Вот фотография этого дома. Меньше всего на свете он похож на усадьбу с шубохранилищем.

Проблемы у Вульфа начались в 2011 году, когда он уже был президентом Германии. Главный немецкий таблоид Bild раскопал эту историю и направил Вульфу запрос. Вместо ответа Вульф позвонил главному редактору и наговорил ему на автоответчик, что если они это опубликуют, то он, Вульф, окончательно прекратит отношения с их изданием. Таблоид опубликовал и статью, и запись разговора. После этого Вульфу было уже не отмыться. Через два месяца прокуратура потребовала лишить его иммунитета, через три он подал в отставку. Правда, ему позволили уйти с почестями, но эти почести были последними. За ними последовали обыски, выплыли новые мелкие интрижки. После всех расследований остались только вот эти 719 евро и осадок. И даже если Вульфа оправдают, осадок этот никуда не денется.

Еще в 2010 году, когда Вульфа выбирали президентом, этот выбор казался совершенно неправильным. Президент Германии не имеет больших полномочий, его главная обязанность — быть совестью нации, вести себя с достоинством и твердо держать руку на стоп-кране политической машины — на случай, если ее понесет куда-то не туда. Вульф казался тогда слишком партийным и слишком незрелым даже своим однопартийцам (президента ФРГ выбирает совместный орган федерального и земельных парламентов), и его предпочли популярному правозащитнику Йоахиму Гауку только из соображений партийной дисциплины. Я подробно писал про эти выборы — они были вполне захватывающими, несмотря на декоративную роль главы немецкого государства.

Президентство Вульфа началось с булочек — оказалось, что он выписывал в свою официальную резиденцию, в берлинский дворец Бельвю, свежий хлеб из своей любимой булочной в Ганновере, что в 300 километрах. Закончилось оно в том же духе — разбором многочисленных мелких злоупотреблений, которые не тянут даже на уголовное дело, ну а на совесть нации — тем более. После отставки Вульфа президентом все-таки был избран Гаук — бывший пастор и правозащитник из ГДР, который после объединения Германии возглавлял ведомство люстрации и сумел провести ее без охоты на ведьм и несправедливо запятнанных репутаций. Даже не стань Гаук президентом, он уже вошел в историю как выдающийся общественный деятель посткоммунистической Европы. Теперь в истории есть место и у Вульфа — он живое воплощение того, как быстро иногда проявляются последствия политических ошибок.

Ради исправления этих ошибок суд и будет в течение месяца допрашивать 45 свидетелей и рассматривать сотни страниц уголовного дела. И совершенно неважно, сочтет ли суд Вульфа виновным в незаконном обогащении на 719 евро. Само такое разбирательство — худшее наказание для политика. Избиратели могут быть великодушны, они могут закрыть глаза на мелочи. Прокуратура и суд — нет. Именно готовность государства проводить дорогостоящие суды по, казалось бы, незначительным поводам останавливает политиков от транжирства казенных денег на булочки и халявных походов в ресторан. Все-таки лучше ковыряться в счетах за пиво и сосиски, чем в шубохранилищах и олимпийских стройках.