Константин Богомолов: Театр в России — это место, где люди стелются под массовый вкус

Накануне премьеры в МХТ имени А. П. Чехова нового спектакля Константина Богомолова «Братья Карамазовы» стало известно, что постановку могут отменить. После так называемого «серого» прогона, когда спектакль был представлен практически готовым, а до премьеры оставалась два дня, режиссер сообщил у себя в фейсбуке, что прогоны и премьера отменяются — в связи с требованием театра внести в постановку изменения, которые потребуют перестройки действия и существенного времени для дополнительных репетиций. Позже, однако, Богомолов сообщил, что прогон все-таки состоится. Наконец, только что стало известно, что состоится и премьера, но сам Богомолов покидает МХТ. Пока решалась судьба постановки, «Сноб» поговорил с режиссером о радикальных переменах в русском театре, о дискомфорте, который необходим для актера, и о ненависти к театру

Фото: Денис Вышинский/Коммерсантъ
Фото: Денис Вышинский/Коммерсантъ
+T -
Поделиться:

Огромный роман Константин Богомолов исхитрился втиснуть в спектакль: он учел все важнейшие линии, все главные диалоги, все ключевые монологи, но при этом, верный себе, сделал действо причудливое — у него там и серый волк в красных туфельках, и брат Иван в наряде сказочного царевича, и солярий в качестве солнца-соляриса, и цитаты из советской песенной классики, и фрагменты классики немецкой, и розовый фаллос, и фрагменты эротической литературы, и стражи закона, азартно, пьяно и весело совершающие гомосексуальные половые акты, и избитый до крови заключенный, и эрекция трупа, и девушка в кокошнике с русалочьим смехом, и позеленевшая инвалидка — да чего только не поместилось в действо, которое растянулось на 4,5 часа.

Что стало поводом для запрета, остается загадкой. «Братья Карамазовы» — это, безусловно, яркое высказывание, удивляющее на свой, в сущности, ожидаемый лад. Богомолов в «Братьях Карамазовых» ровно таков, каким и должен быть, он не обманывает ожиданий. Внимательно посмотрев черновую версию спектакля в минувшую субботу, я не нашел в нем ничего, что было бы, скажем, возмутительней «Идеального мужа». Прошлогодняя премьера, этот микс Оскара Уайльда и Антона Чехова, была, как мне показалось, куда отчаянней и радикальней.

СКак случилось, что ты решил поставить «Братьев Карамазовых»?

На самом деле, я шел глазом по полкам, увидел «Братьев Карамазовых». Взял книжку, подумал: «Не сделать ли?» Стал перечитывать — и вдруг возникло ощущение, что хотелось бы попытаться эту махину каким-то образом вместить.

СПрактически все, что я помню о «Братьях Карамазовых», оказалось на сцене.

Кроме побочной истории Снегирева. А вся остальная история, да, вместилась.

СА что может сказать этот роман о нынешнем времени?

Я думаю, что нынешнее время может сказать, что этот роман вечен. Нынешнее время вполне подтверждает, что русское пространство обладает некими перманентными характеристиками, которые не эволюционируют.

СКакими, например?

Это трудновыразимые вещи.

СЭто такое путешествие по кругу?

Да, это хождение по кругу, с изобретением новых технологий, с появлением каких-то новых благ цивилизации.

СТебя это пугает?

В какой-то момент я в это не верил, не хотел верить. Потом это меня расстраивало. Сейчас я с этим смиряюсь.

СУ тебя был «Король Лир», у тебя был «Идеальный муж», пополам с Чеховым, вот сейчас «Братья Карамазовы». Скажи, ты берешься за классику потому, что она в большей степени текст? Ты же по первой специальности лингвист.

Отчасти потому, что можно сочинять свободней, не присутствует автор, который будет грозить пальчиком. А с другой стороны, потому, что это некая вселенная. Я беру то, в чем больший запас смыслов.

СА может это потому, что у классического текста было больше интерпретаторов до тебя?

Нет-нет. Только по факту большего запаса смыслов. Не более того.

СА что бы ты еще хотел поставить из классики?  

Да, много чего.

СНапример?

Того же «Идиота» Достоевского. Буду ставить его через какое-то время в Польше. Хотел бы Пушкина поставить. Пожалуй, прозу. А может, и «Евгения Онегина». Не знаю.

СКостя, этот вопрос я хотел задать тебе еще год назад, когда посмотрел «Идеального мужа», здесь же в МХТ. За что ты ненавидишь современный русский театр?

А по этому спектаклю (кивает на сцену) видно, что я его ненавижу?

СПо «Идеальному мужу» в большей степени. В «Братьях Карамазовых» есть ненависть, но другого толка, я спрошу о ней как-нибудь потом.

(Вздыхает.) Я не могу сказать, что я ненавижу современный русский театр. Я не люблю современный русский подход к театру как к кафедре, где сеется разумное, доброе, вечное. И как к месту, где очень много фальшивого не только в существовании, но и в оценке ценностей, в подаче этих ценностей, в системе координат, которые пропагандируются. То есть театр — как место, где не автор царит и выражает свою индивидуальность, неповторимость своего мышления, а место, где люди пытаются подстелиться под массовый или относительно массовый вкус. Театр в России — пусть и далеко не любой — стал в какой-то момент характеризоваться для меня именно этим.

СНасколько это российская ситуация, на твой взгляд? Запросы публики важны для театров и вне России. Может быть, так оно везде?

Не везде. Это во многих местах так, но не везде. Но, так как я здесь, поэтому я отвечаю за «это».

СЯ посмотрел, как ты работаешь с актерами, и у меня сложилось впечатление, что ты специально ставишь их в неудобные для них рамки, чтобы актеры как-то по-другому себя проявили.

Дискомфорт — это важная позиция для актера. Там, где ему комфортно, он начинает «ехать» на своих приспособлениях. Дискомфорт, в разумных пределах, ему важен. Это тот дискомфорт, который помогает вскрыть то, что в актере и так присутствует.

СА тебе важно, чтобы актеры тебя любили?

Мне важно, чтобы это были мои единомышленники. Чтобы они верили мне в профессиональном плане и в профессиональном плане подчинялись. Чтобы это были люди, которые понимали, что я для них врач, что я могу подсказать им что-то важное. Это система взаимоотношений, когда они понимают, что то, что я скажу, то и нужно.  

СЧтобы они поверили и пошли.

Да. А так как я человек с плохим характером, то они могут меня и не любить, это вполне естественно. Я стараюсь держать дистанцию, главное — это работа.

СЕсть два типа актеров. Одни могут сыграть и телефонную книгу, а есть актеры, которые могут играть только себя. Какой тип актера тебе важнее? Какая степень актерской пластичности тебе нужна?

По-разному. Это зависит от конкретной роли. В большей степени они должны представлять себя, но бывают прекрасные взаимодействия и с другим типом.

СТы не раз упоминал, что хочешь создать своего рода школу и кое-что предпринимаешь в этом направлении. А чего не хватает современному русскому актеру?

Себя (улыбается). Быть собой. Некой простоты. Отсутствия ощущения, что сцена — это некое магическое пространство, что театр — это храм и т. д. Актеры должны быть просто людьми, личностями. Иногда этого не хватает, хотя… (задумывается) мне кажется, сейчас происходят радикальные изменения. Я, например, не могу пожаловаться на то, что мало артистов, с которыми можно интересно и хорошо работать. Уже появились молодые актеры. Меняются и актеры среднего возраста.

СКак ты это объяснишь?

Я объясняю это тем, что в русском театре происходят радикальные перемены. С одной стороны, он европеизируется, а с другой — он существует как какая-нибудь послевоенная Япония или другая разрушенная страна, которая жадно впитывает в себя знания и за счет этой жадности начинает опережать.

СЕвропейские влияния понятны. А что своего может предложить русский театр? В чем будет его своеобразие?

Трудно сказать, в чем будет его своеобразие, но я вижу, что люди жадно глотают новые знания. Это очевидно.

СТо есть осталось подождать.

Мне кажется, да.

СА ты хотел бы поставить спектакль, вроде «Идеального мужа» не в МХТ, а, например, в ДК «Кузьминки»? Насколько важна для тебя среда, где происходит спектакль?

А смысл? Среда важна. Это естественно. Важны ресурсы, важна среда, важна публика.

СТогда так спрошу. Насколько важна для тебя святость стен?

В Кузьминках своя святость. А я работаю в Риге, в Вильнюсе, в Варшаве.

СНо ты все время пытаешься взорвать традиции, показать их пустоту.

Я взрываю традиции того пространства, в котором нахожусь. Если они в нем царствуют. А если нет, значит я беру пространство шире — какого-то города, страны. Везде есть свои шоры, свои проблемы, темные комнаты, куда не впускают, и самое интересное — добыть ключ от этой темной комнаты и выпустить оттуда всяких демонов.

СИдеальный зритель, он что должен делать?

Идеальный зритель должен сам домысливать зрелище.

СА должно быть страшно?

Нет.

СВесело должно быть?

Не знаю. Кому как.

ССкучно?

Бывает хорошо, когда скучно.

СЯ все пытаюсь понять, насколько конвертируем твой подход к театру. Понятен ли он за границей?

«Идеальный муж» приглашен на Венский фестиваль, он популярен в Польше. Из-за него меня пригласили поработать во Франкфурте. Буду ставить «Жестяной барабан».

СВ качестве ориентиров ты называешь Ларса фон Триера и Квентина Тарантино. У них есть одна похожая черта: приемы B-movie они сделали своим авторским почерком. А ты, на мой взгляд, используешь приемы капустника.

Не только капустника, но и какие-то трэшевые вещи. Использование каких-то фонограмм, например.

СТо есть эти грубые стыки, эти швы наружу — они осознанны?

Да. Примитивные стыки. Я показываю, что театр — это отсутствие этих сглаженностей, красивостей. Это дает возможность выразить презрение к театру. К театру как к красивости в форме.

СА что ты любишь в русском театре?

Я люблю то, что талантливо. И что-то возникает. Я уверен. Но я люблю конкретные талантливые вещи, я не могу сказать, что люблю какую-то идеологию, какое-то направление. Вот, конкретное талантливое — это прекрасно.С

Читайте также

Комментировать Всего 43 комментария

Был в первой половине нулевых годов такой молодой режиссер Константин Богомолов, который поставил на малой сцене РАМТА "Бескорыстного убийцу" по Ионеско и на малой сцене театра им. Гоголя "Что тот солдат, что этот" по Брехту. На последнем спектакле зрителей в зале было меньше, чем актёров на сцене, и это было ужасно обидно - потому что то был отличный спектакль, как, собственно, и рамтовский "Убийца". Никто, как мне кажется, из критиков, во всяком случае, тех моих знакомых, кто теперь без ума от "Лира", этой маленькой дилогии не видел, а мне повезло, я был счастлив и при любой возможности твердил, что, вот, появился грандиозный молодой режиссер со вкусом к бескомпромиссному политическому театру! Круто-круто!

Но вот тот же молодой режиссёр поставил уже на большой сцене театра им. Гоголя "Зеленую птичку" по Гоцци - не бездарную, нет, но слишком уж бесстыдно эксплуатировавшую ностальгию по советской эстетике - в расчёте на тех немногих зрителей, что до недавнего времени составляли костяк аудитории театра на улице Казакова. Это теперь в "Лире" и т.п. Богомолов к советскому прошлому безжалостен, а в "Зеленой птичке" вполне себе умилялся, и никакой политикой и бескопромиссностью там и не пахло. А потом он соорудил ужасающего качества антрепризу "Любовное зелье" по "Мандрагоре" Маккиавелли - натурально, народный театр. И я пообещал больше на спектакли этого режиссера не ходить. Он иногда бывает талантлив, ок (а иногда производит впечатление дилетанта), но я ему не верю. И вот это интервью комичный эффект несёт - расчётливый конъюнктурщик без чести и совести за жизнь разговорился. Омерзительно.

Эту реплику поддерживают: Игорь Хомский

Вадим, я посмотрел у Богомолова "Лира", "Год, когда я не родился", "Мужа" и вот черновую версию "Карамазовых" и он не показался мне коньюнктурщиком. Да, мне трудно было понять, зачем приемы площадного театра на сцене, но, полагаю, это моя  беда. Могу сказать, что Богомолов не бывает скучным, ловко чередуя настроения, а то, что мне нескучно, для меня, зрителя, это главное обстоятельство. На капустниках я обычно скучаю, КВН не люблю. "Птичку" не видел, "Убийцу" тоже - оппонировать вам, конечно, не могу. 

"Чайка" Богомолова в студии Табакова была настолько чудовищная, что слов нет. Публику развлекали низкопробными шутками, но все равно чайки от этого спектакля дохли. Плюс невероятно плохая игра актеров - не только Зудиной, но и Самого. Большинства актеров  было элементарно не слышно.  Бессмысленное нагромождение предметов на сцене, бессмысленные передвижения, претензия на "концепт"... Кошмарная мертвечина, гораздо хуже любого самодеятельного театра. Прежде всего из-за непомерных претензий.   

"Низкопробный" - слово не из моего багажа, извините.  

Да хоть груздем назовите! Могу только констаНтировать, что  впечатление было стойкое: режиссеру раздали авансы, а он старается поддержать имидж "необычного", но не знает, как это талантливо сделать. 

ну я-то точно на его спектакли не ходок - и так всегда боялся испортить свое представление об "идеальном театре" каким-нибудь паршивым спектаклем, а после "Чайки" напуган надолго.  

Кстати, груздь относился в основном не к имени, а к слову "низкопробный".

Театр всяким может быть, он имеет на это право. 

Он - да. Но на мое присутствие в зале он точно права не имеет

Эту реплику поддерживают: Константин Кропоткин

жгучий вопрос современности: должны ли эксперименты отличаться от экскрементов?  (заранее прошу прощения, если в вашем багаже нет и этого слова!)

Вы про сорта говна? Говно, вынесенное на сцену, я, возможно, погляжу. Возможно, также подумаю, зачем мне его вынесли. И если решу, что говно - говно, то смотреть больше не стану. Но вопрос - зачем? все ли понимаю? - задам себе непременно. 

выносимое на сцену должно быть по крайней мере не жидким

Наталья, вообразите, вы еще только писали, а я уже осознал. 

Просто я долго писала. Я ссылку искала ссылку про  Вадима/Владимира. За это время любой бы осознал!

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Наталья Белюшина отказала мне в чуткости. Я безутешен. Как же так? 

А я отказала в чуткости? Вот чорд. А я думала, что отказала в сооооообразительности))

Да, Наташа - это ваша Большая Сестра. Защищаю, между прочим, ваше право на самоопределение, Владимир!))

Эту реплику поддерживают: Константин Кропоткин, Владимир Генин

Вплоть до ближайшего отделения полиции. Дальше я бессильна.

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

право на самоопределение вплоть до отделения полиции - это жизненно

Да. Я считаю, это надо вписать в конституцию.

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Евгений Бабушкин Комментарий удален автором

Кузя внимательно следит за развитием дискуссии

Тогда Кузя сейчас придёт в пост Андрея Макаревича.

Звучит страшно. Я волнуюсь за пост Макаревича!

Меж тем, я, вчера, в ночи глухой, когда снег уже выпал и посверкивал зимний ночной воздух, суля нечто сказочное, - я, лежа на диване, думая о несправедливости этого такого несправедливого бытия, вдруг обнаружил выступление публициста и сценариста Белюшиной в программе Лобкова. Я посмотрел немного - на большее моего компьютера не хватило - он плохо тянет программы Дождя. Я махал вам рукой, но вы смотрели на Лобкова и мимо него, а на меня не смотрели. Говорю ж, бытие несправедливо и даже снежное сияние не очень-то помогает.  

Ну, главное вы, наверное, видели (как я медленно и печально крутилась в кресле).

Печали в этих вращениях я не разглядел, но, говорю ж, снег лежал в ночи, сообщал миру, что он не таков.

Я сейчас специально для вас напишу, что там происходило)

Эту реплику поддерживают: Константин Кропоткин

Надеюсь, Лобков был с вами любезен и не сообщал вам, как в свое время мне, какое счастье привалило, находиться в его компании. 

Это как сказать) Когда я разговариваю, моё лицо похоже на говорящий пельмень!

Я написала вам отчёт!

И я задумался, а будет ли уместной реплика "я люблю пельмени"?

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Продолжение легенды

«Он не устаёт напоминать, что его профессия — обманывать зрителей». Это из статьи о режиссере Константине Богомолове, которую он сам перепостил на своей странице. На той самой, откуда на протяжении последних месяцев театралы ловили каждое слово о его «Карамазовых». 

«Я обещаю вам шоу», - сказав это, режиссер без ложной скромности добавил: «Мы будем делать Гвоздь Сезона (именно так, с заглавных букв – Л.С.) снова». Чтобы еще больше подогреть интерес, он выставлял в сети законченные отрывки. Мне попался один, тот, где четверо в масках хором пели советский шлягер «Этот мир придуман не нами». По всей вероятности, трое из них и были братья Карамазовы, а четвертый – в маске Фантомаса – Карамазов-старший.

И вдруг облом. Режиссер с прискорбием сообщил об отмене прогонов и премьеры, а потом, что прогоны все же будут, но из МХТ он все равно уйдет. Почему – не сказал, остается догадываться, что руководство театра не дает дорогу авангарду и к тому же мешает изобличать режим. Осталась слабая надежда – на то, что после прогонов зрители пойдут на штурм кабинета ретрограда Табакова и убедят его уступить дорогу молодому таланту. 

Около года назад нечто подобное, кажется, уже было - Facebook пестрел постами о том, что в МХТ готовится постановка, высмеивающая российскую элиту, и смотреть ее надо срочно, пока не закрыли. Но ничего, обошлось. Увы, моя реакция на «Идеального мужа» отличалась от авторов восторженных рецензий буквально во всех чтимых мною изданиях, в результате чего я вынужден был признать отсутствие у себя вкуса - не могут же они ошибаться. Ошибался, разумеется, я, не сумев оценить изящество авторской перелицовки Оскара Уайльда. Мне показалось, что она беспомощна, а постановка еще хуже. Если вообще можно было считать постановкой набор пародийных номеров. Правда, для их понимания необходим был некий (нет, не театральный, а телевизионный) опыт. А то можно было, как я, не понять даже, какого певца изображали в спектакле, начинающемся с пародийного исполнения аж трех песен (оказалось, Стаса Михайлова). Впрочем, спектакль длился четыре часа, на все времени хватило, особенно для шуток на гомосексуальную тему. Какие-то из них были смешные, какие-то и вправду носили острополитический характер, но для театра, как мне прежде казалось, этого мало. 

Да это же вообще не спектакль, подумал я, а в лучшем случае капустник, в худшем – КВН. Нет, я не против песен и плясок на сцене, они были в любимовской Таганке, многое позволяет себе Серебренников, но там - театр, и по форме и по содержанию, а здесь – нет. Разумеется, с моей, дилетантской точки зрения. Правда, и от серьезных театральных критиков я пока не слышал восторгов относительно Богомолова.

Но, повторяю, Богомолов стольким понравился, что, расписавшись в собственной несостоятельности, я заткнулся и никому свое мнение не высказывал. Только сегодня утром, не дожидаясь, пока на меня обрушится вал восторгов по поводу вчерашнего прогона «Карамазовых», я решил вырыть ямку и прокричать в нее наболевшее об ослиных ушах царя Мидаса.

Как мы узнали от Вадима несколькими этажами выше, Богомолов работал поначалу совершенно в другой манере, затем он пришел к нынешней, которую можно назвать "слапстиком", например (жаль, я не спросил у режиссера, как он относится к Мэлу Бруксу). И мне очень интересно, что будет с ним дальше - к чему он придет, когда ему надоест резать ветхие театральные одеяла и сшивать из разноцветных заплат эти странные покровы.  Он очень изобретателен, хотя, если проводить параллели с живописью, в большей степени похож на второй русский авангард, этих патентованных мусорщиков, чем, скажем, на величавое Возрождение. 

Эту реплику поддерживают: Лев Симкин

Интересно, а та пресловутая Чайка двухлетней давности -  это нынешняя или прошлая манера? Какие-то элементы слапстика были, но в основном царила скука. Кстати, от актеров табакерки, хоть это и не показатель, слышал очень нелестные мнения о его роли в театре.  

 

Новости наших партнеров