Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Общая история двух городов

Почему москвичи рано завидуют киевлянам

Фото: REUTERS
Фото: REUTERS
+T -
Поделиться:

Гигантский Louis Vuitton на Красной площади и толпа демонстрантов в тысяче километров, на Европейской, — это выглядит так, будто какой-то анти-Диккенс пишет попсовую версию «Истории двух городов», только не про Лондон и Париж, а про Москву и Киев.

Много кто уже сравнивал два славянских города в этом духе. В Москве, мол, в 2011-2012 гг. очкарики вышли на улицы, собрав предварительно много денег на биотуалеты, да разбрелись по домам, занялись своими хомячьими делишками, а про пострадавших за них политических узников — забыли. В Киеве сейчас — другое дело: там и по ночам не расходятся тысячи протестующих, и нужду справляют где придется: и. о. мэра только на шестой день Евромайдана пообещал поставить для них биотуалеты бесплатно. И с полицией в Москве дрались как-то неуверенно, «космонавтам» потом даже врать пришлось, что их побили сильней, чем на самом деле. А в Киеве-то все по-настоящему, не надо будет, если что, «беркутам» ничего приукрашивать на суде, которым нынче грозят участникам неудавшегося штурма Кабмина.

Между тем Евромайдан — и по сути, и по результатам повторение нашей осмеянной и оплаканной «Снежной революции». Главные его свойства те же:

1. В первую очередь это бунт умного меньшинства. Ночью 21 ноября, сразу после того, как украинское правительство приостановило подготовку к подписанию пакта с ЕС, на улицу первыми вышли журналисты и прочие интеллектуалы. Для этих людей европейский выбор — не экономический, он не про свободную торговлю, не про отмену виз в каком-то отдаленном будущем, не про вступление в организацию под названием ЕС; это культурный выбор. Подтверждение их жизненных установок. Как писала коллега Катерина Коберник, участница Евромайдана, «примерно половина страны давно строит Европу у себя дома. Начиная с мелочей: не бросают окурки из окон, сажают цветы на балконах, сразу по многим причинам пересаживаются на велосипеды, учат детей нескольким иностранным языкам и терпимости. Они с настойчивостью шизофреников не дают взяток милиционерам и судьям, расплачиваясь за это проигранными делами и огромными штрафами».

Вот так эти люди представляют себе Европу.

Есть у них и представление о России: они пытаются следить за нашими новостями. Это так же трудно, как из Москвы отслеживать украинские события: в обеих столицах большинство СМИ погрузились в окологосударственный сумрак. Но и сам этот факт уже пугает умных украинцев: они категорически не хотят, чтобы у них стало как у нас.

Но поздно им пить «Боржоми». Уже стало.

Коберник вместе с другими коллегами уволилась из медиахолдинга UMH, когда новые владельцы ввели там цензуру в пользу президента Януковича и его семьи, но такие, как она, — белые вороны в Киеве. Их и там, как в Москве, меньшинство. Не половина.

Видимость более жесткого протеста, чем наши «снежные», Евромайдану придали драчливые ультрас и прочие радикалы с газовыми баллончиками. По уровню насилия их действия где-то на полпути между московской мини-потасовкой 6 мая 2012 года и стамбульскими беспорядками, имевшими место годом позже и тоже не принесшими серьезных результатов. Не Тахрир, без шансов.

2. У Евромайдана, как и у московских митингов, нет внятных и достаточно радикальных требований. Ну да, кто-то за отставку правительства, свернувшего с европути, кто-то просто за немедленное подписание договора об ассоциации с ЕС. Но как московские демонстранты не верили в то, что существенный прогресс — например, переход к честным выборам — возможен, пока во главе страны Владимир Путин, так и «европейские» украинцы понимают, что их страна едва ли изменится при президенте Викторе Януковиче. Один киевский знакомый даже сказал мне, что не хочет, чтобы Янукович подписывал договор с ЕС: он никакой на самом деле не европеец, будет одно притворство. На самом деле и участники московских митингов, и киевские демонстранты хотят одного — смены режима. Им нужен более европейский. Но по-настоящему биться за эту цель они не могут, потому что...

3. Как и у московских, у киевских протестов нет лидера. Причем у украинцев эта проблема даже серьезнее, чем у нас. Майданов до последнего времени было два: один с политиками, другой без. Умная Украина не доверяет никому из политических лидеров: не только Януковичу, но и Виталию Кличко, которого многие считают связанным с бандитами, и Арсению Яценюку, над которым подтрунивают как над слабаком. А Юлия Тимошенко слишком давно в тюрьме, и сейчас тоже не может присутствовать на митингах лично. В 2004 году победоносных украинцев объединяли фигуры Тимошенко и Виктора Ющенко (как в 1991 году Москва верила в Ельцина). Сейчас нет таких фигур и не предвидится: резерв исчерпан, даже Навального своего нет на горизонте. А для победы народному протесту нужен лидер, равновеликий правящему. Вот и у турок ничего не вышло: некого было противопоставить премьер-министру Эрдогану.

Можно, конечно, концентрироваться не на сходстве, а на различиях. Украинская безбашенность и правда контрастирует с московским прагматичным эгоизмом, а подчеркнутая мягкость Януковича в обращении с протестующими — с саркастической презрительностью Путина (для украинского президента они заблудшие дети, которым папа даст любимую игрушку, но попозже; Путин же видел в «болотниках» врагов, подлежавших разгрому). Но это все частности. Евромайдан закончится пшиком из-за слишком большого сходства с несостоявшейся «Снежной революцией» в главном. Ни один режим еще не пострадал от сопротивления со стороны людей, которые вроде бы умнее его, но хуже понимают, чего хотят и кто представляет их интересы. Как и в Москве год назад, в Киеве власти не с кем вести переговоры, не перед кем капитулировать, если бы она вдруг этого захотела.

Настоящая битва предстоит Украине в 2015 году. Тогда, на президентских выборах, у украинцев будет шанс, который не использовали русские в 2012 году, — если до тех пор появится всенародно признанный проевропейский лидер. Тогда же и будет повод для настоящего Майдана, такого, как девять лет назад, — если голоса посчитают нечестно.

А то, что сейчас, — только репетиция. Время еще есть, хоть его и немного.