Александр Бакланов /

Новым партиям могут ограничить доступ к выборам в Госдуму

С предложением усложнить партиям-новичкам участие в думских выборах выступил Фонд развития гражданского общества Константина Костина

+T -
Поделиться:

Эксперты Фонда развития гражданского общества (ФоРГО) провели исследование и выяснили, что многие новые зарегистрированные партии не участвуют в политической жизни. С 2012 года число партий выросло в десять раз, однако на выборах новые партии почти не представлены. Об этом говорится в докладе ФоРГО «Российская партийная система: текущее состояние и перспективы развития».

Эксперты фонда, как пишет 2 декабря газета «Известия», подготовили ряд предложений для зарегистрированных партий. Для политических движений, которые не добиваются результатов на выборах любого уровня или не участвуют в них вовсе, исследователи видят два пути.

В первом случае, говорится в докладе фонда, предлагается не допускать до выборов в Госдуму или региональные парламенты тех, кто в течении двух избирательных циклов не смог ни разу набрать нужного числа голосов на региональном или муниципальном уровне.

Во втором случае партии, чьи представители за три избирательных цикла не смогли избраться ни на одном из уровней, предлагают лишать статуса, делая их «общественными объединениями». Для тех, кто не участвовал в двух избирательных циклах подряд, предлагается ввести процедуру повторной регистрации.

Константин Костин, председатель правления Фонда развития гражданского общества:

В маркетинге есть теория, что избыточное количество альтернатив затрудняет выбор и вызывает у потребителя чувство растерянности и неудовлетворенности. По этой теории пятьдесят одинаковых предложений равно одному. В США, например, есть 57 партий, но на выборах заметны только пять: демократы и республиканцы, а также либертарианцы, Партия зеленых и Конституционная партия, которые иногда могут составлять им конкуренцию. Если партия не участвовала в предыдущих выборах, она должна собирать подписи, в результате эти пятьдесят партий не могут так спокойно попадать на выборы: система дает права тем, кто в выборах участвовал, и понижает права тем, кто не участвовал. Таким образом, американская система защищает своего избирателя от избыточного предложения.

При партстроительстве с одной стороны необходимо сделать так, чтобы партийная система оставалась открытой, реагирующей на настроения, возникающие в обществе, чтобы в нее был обеспечен приток новых идей. А с другой стороны нужно устроить систему таким образом, чтобы конкурировали и реально пользовались правами политических партий только те, кто по-настоящему выполняет цель и миссию политических партий — обеспечение представительства различных крупных социальных слоев в органах государственной власти. Они могут это делать только одним способом: участвуя в выборах.

В высказываниях о том, что ограничение доступа к выборам для малых партий ущемляет их права и выгодна парламентским партиям, есть некоторое лукавство. В открытом информационном обществе есть масса способов объявить о своих идеях без регистрации партии и участия в выборах — можно статью написать, например. Но основная задача партии — это обеспечение политического представительства во власти различных социальных групп через участие в выборах. В ряде стран это даже закреплено в конституциях и в законах — в Германии, во Франции. И если партии с этой задачей не справляется, то у общества серьезные проблемы.

Если на выборах будет 60 партий, а не 12, то это будет еще больше на руку старым партиям, которые избиратель хорошо знает. Илья Пономарев сказал, что если в бюллетене будет 60 партий, то мы получим двухпартийную Госдуму: пройти на фоне такого нагромождения организаций смогут только «Единая Россия» и КПРФ, а у всех остальных условия борьбы будут гораздо менее выгодными. Напомню историю выборов в 2003 году, когда и «Яблоко», и СПС, и еще несколько организаций хотели пройти в Госдуму под знаменами правых демократических партий, и ни у кого не получилось этого сделать, хотя на тот момент было 15 процентов избирателей, готовых проголосовать за партию либеральную и демократическую. Партии просто растащили друг у друга голоса, и большой социальный слой демократических либеральных избирателей не получил в Госдуме своего представительства.