Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Лев Рубинштейн   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Революция вопросов

Все, что осталось от украинских протестов, — недосказанность и конспирологические теории

Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

Премьер-министру Украины, дислексику Николаю Азарову, вставляющему в русские слова i, чтобы сделать их «украинскими» (например, так он создал слово «кровосiсi»), Евромайдан имел сказать только одно: «Азiрiв, iдi на хiй». Однако во вторник Азаров без особых проблем пережил голосование о недоверии правительству, а в среду симметрично ответил Майдану, в том числе и девушке с расставлявшим точки над i плакатом: «Я хочу ответственно заявить, что то, что стало поводом для уличных протестов, на сегодня исчерпано». 

Исчерпана, выходит, и тема отказа Украины от самого всеобъемлющего торгового пакта, который ЕС когда-либо заключал с не входящей в него страной. И тема ночного избиения студентов, мирно тусовавшихся на Майдане, спецназом из Днепропетровска, Луганска и Крыма. Расходитесь по домам; как раньше сказал Азаров по другому поводу, «не треба скиглити, треба брати лопату и годувати свою семью». 

И ведь скоро разойдутся-таки: в центре Киева все меньше митингующих, а среди них все больше доля приехавших из других регионов — тех, кто ночует в машинах, в захваченной мэрии, в Доме профсоюзов и Октябрьском дворце на Майдане. На площади стоят нынче — и поют в два часа ночи национальный гимн — люди без айфонов, в практичной, поношенной темной одежде, с большими руками и наивно-недоверчивыми взглядами провинциалов. Недовольные киевляне, революционные интеллигенты, только «заходят» на Майдан, потом часами сидят в окрестных барах, обсуждая конспирологические теории. Я тоже с ними сидел. Стоять на площади было незачем. 

Самая, пожалуй, распространенная из теорий такая. «Семья» президента Виктора Януковича, то есть друзья его старшего сына Александра, стремительно богатеющего в правление отца, захватила слишком много власти, оттолкнув от кормушки (в Украине это в первую очередь бюджет: госрасходы составляют 50% ВВП) олигархов: Дмитрия Фирташа, Игоря Коломойского, даже Рината Ахметова, мультимиллиардера, превосходящего богатством самого состоятельного россиянина Алишера Усманова. Фирташ начал даже ощущать конкуренцию со стороны прихлебателя «семьи» — молодого выскочки Сергея Курченко. Олигархи, приведшие Януковича к власти в 2010 году в результате закулисного компромисса, — им нужен был кто-то, кто оградил бы их от левачества и популизма Юлии Тимошенко и избавил страну от неумелого президента Виктора Ющенко, — почувствовали себя ущемленными и срежиссировали массовые протесты. Благо имелся повод — отказ правительства от евроинтеграции. 

Мало кто в Киеве сомневается, что разгон студентов в ночь на 30 ноября был провокацией. На площади было совсем малолюдно, ситуация не требовала применения силы. 

Видео избиваемых дубинками юношей и девушек показали вчерашние пропагандисты власти: телеканалы «Интер» Фирташа, «1+1» Коломойского, «Украина» Ахметова. Они и потом освещали протесты без прикрас и купюр, и казалось, что они на стороне демонстрантов, требовавших отставки Януковича и правительства. 

Подозрения, что дело нечисто, усугубились, когда одним из первых политиков, отреагировавших на разгон студентов, стал близкий к Фирташу глава президентской администрации Сергей Левочкин: он подал в отставку. Другие «олигархические» политики — Давид Жвания и Инна Богословская — покинули правящую Партию регионов. Все это еще до того, как на улицы Киева вышел 1 декабря едва ли не миллион людей, чтобы показать власти: бить «детей» вольный город больше не даст. 

Когда на улицах было не протолкнуться, кто-то устроил еще одну провокацию напротив президентской администрации на Банковой. Затеяли «штурм» и метание булыжников явно не демонстранты. Впоследствии они сами устанавливали кордоны между толпой и шеренгой спецназа перед зданием. А ребята, начавшие потасовку, легко проходили через милицейский кордон в обе стороны. 

Оппозиционные лидеры — заместитель сиделицы Тимошенко Арсений Яценюк, боксер-либерал Виталий Кличко и украинский фюрер Олег Тягнибок — осознали в какой-то момент, что назавтра у них может образоваться большинство в Верховной раде, если за Жванией и Богословской последуют другие регионалы. Это позволило бы им свергнуть правительство. Но ничего подобного не случилось: согласно главной конспирологической теории, олигархи, показав свою силу, заключили новую сделку с Януковичем. Теперь «семья» умерит амбиции, президент и премьер останутся на постах, власть вернется к конфигурации 2010 года. Людьми, вышедшими кричать «Банду гэть», попользовались пару дней, и теперь им пора назад в хижины: во дворцах обо всем договорились. 

Верна эта теория или нет, для меня киевская история последних дней — не про закулисный сговор, не про хитрость Януковича, иезуитство Левочкина (отставку которого президент не принял) и цинизм олигархов. Она про то, что оппозиция не сумела взять власть. Тягнибок, Кличко и Яценюк десятки раз выступали перед собравшимися, встречались с послами и крупными еврочиновниками, разъезжали на крыше микроавтобуса, раздавали интервью. Их соратники циркулировали в толпе. Но никто не следовал их призывам. Киев, например, не стал бастовать, как требовала троица. За пределами небольшой зоны в центре, захваченной протестующими, город функционировал в обычном режиме. Даже толпа на площади воспринимала троих скорее как коверных со стажем, чем как лидеров, за которыми она куда-нибудь пошла бы — например, на настоящий штурм правительственных зданий. Люди самоорганизовывались: принимали и распределяли помощь, устраивали дежурства, строили баррикады из разобранной главной елки страны, поддерживали порядок в захваченных зданиях. Если и участвовали в этом оппозиционные партии, то не как направляющие силы. 

Зная ограниченность своего влияния, оппозиционеры и не призывали ни к каким по-настоящему революционным действиям. Мало того что они не попытались перехватить бразды правления на гребне протеста, они не использовали и самое мощное свое политическое оружие: не сдали депутатские мандаты. Это привело бы к досрочным выборам, но оппозиционеры явно не были уверены, что протестные настроения продержатся еще три месяца и что их не переиграют снова, как в октябре прошлого года, когда Партия регионов обошла их на парламентских выборах без особых злоупотреблений. Насчет олигархов не знаю, а вот лидеры оппозиции точно не сумели воспользоваться энергией толпы. Это был не их город, они не были в нем властью. 

Может быть, для них это и к лучшему. Янукович и Азаров сохранили власть в стране-банкроте. Вероятность дефолта Украины — третья в мире после Аргентины и Венесуэлы. Доходность ее облигаций подскакивала во время киевских событий почти до 20%. Standard & Poor's уверенно предсказывает девальвацию гривны в следующем году. Раздобыть деньги стране по большому счету негде: выход на рынки закрыт, Китай, куда полетел невозмутимый Янукович, может, и даст несколько миллиардов, но разворованный бюджет они не спасут, МВФ требует отменить субсидии на газ для частных потребителей, но это вызовет настоящую революцию. Россия, может, и подкинет денег, но Владимир Путин явно не спешит помогать Януковичу, который долго пытался водить его за нос и попытается снова, получив хоть что-то.

Какую страну получили бы оппозиционеры, если бы взяли власть сейчас? Долго ли смогли бы они продержаться у руля? Еще одна конспирологическая теория, в которую укладывается скучная развязка бурных событий Евромайдана, предполагает сознательный отказ оппозиционеров от решительных действий. Пусть плохо станет при Януковиче, да поближе к президентским выборам 2015 года. Тогда даже такие, как троица коверных, покажутся адекватной заменой. И с них не спросят за почти неизбежный экономический крах: это все «попередники», предшественники, которых так любит сейчас обвинять во всех бедах Украины Азаров.

Править Украиной возьмется сейчас только камикадзе. Трудно себе такое представить даже в рамках барной конспирологии, но — вдруг Янукович хотел, чтобы его свергли, и потому сам приказал побить студентов? А потом его уговорили или даже заставили остаться?

Люди, оккупировавшие и засыпавшие мусором площади и улочки центра Киева, не нужны никому из политиков. Украина — это, определенно, страна: ее населяют вот эти люди, грязные, невыспавшиеся, голодные (дорого для них есть в здешних заведениях), нестройно поющие гимн. А вот государства у этой страны нет — ни с той, ни с другой стороны политического водораздела. Взять ответственность за то, что будет с Украиной дальше, слишком мало желающих, а может быть, и вовсе нет.

Комментировать Всего 5 комментариев

Вопрос в том, что произойдет дальше?

Вы думаете власть просто будет игнорировать баррикады в центре Киева или попытается все таки зачистить?

Зачистка была бы огромной ошибкой. Если власть это сделает, ее-таки сметут.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

У меня такое же понимание. А делать тогда что? Мне кажется рано или позже власть (а точнее олигархи) пойдут на политические уступки, даже если на площадях останется постоянно только несколько тысяч (а они останутся потому что западные области уезжать не сильно собираются судя по настроениям).

Вы читали сегодняшнюю колонку Тимоти Шнайдера в Нью Йорк Ревью оф Букс? 

Ну вот вопрос в объеме уступок.

Что значит на площади люди без айфонов? Я там с айфоном! И мои друзья там с айфонами! И на площади далеко не все стоят – некоторые туда ходят, походят и уходят. Кто там, по-вашему, рекламу на лайтбоксах свою развешивает? Кто туда денежки носит сдавать? Если там стало больше глубинной Украины, то это не значит, что там стало меньше Киева.

С другой стороны, что это за разговоры в стиле изданий Курченко про то, что оппозиция что-то там не смогла или не сможет? Янукович не тот, кто может уйти сам. По крайней мере, сейчас так это выглядит. А как его убрать? Можно захватить здания, в которых власть, но это ещё не значит, что в руки сразу упадёт власть.

Тем более, у нас тут много значит, что говорят на Западе. А там пока не говорят, что Януковичу пора уходить. Там говорят, что нужен некий диалог. Вот скоро Янукович о чём-то конкретно договориться с Путиным – тогда и посмотрим.