Виктор Шейнис, соавтор Конституции РФ:
На нее надо идти не с топором, а со скальпелем

Конституции 20 лет. Для кого-то это настольная книга, для кого-то — бумажка, которая ничего не значит. Выступая по случаю годовщины, Владимир Путин предложил «поддержать растущее стремление граждан участвовать в жизни страны». Какое место в этой жизни занимает основной закон, не пора ли его поменять или отменить? Об этом «Сноб» спросил первого вице-президента России Александра Руцкого, соавтора Конституции Виктора Шейниса, адвоката Генри Резника и других

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Виктор Ерофеев, писатель:

Конституция 1936 года, разработанная Николаем Бухариным, была очень демократичным документом. Но мы хорошо знаем, чем в действительности все закончилось. Изменять надо не Конституцию, а отношения государства и человека. Если личность будет важнее государства, Конституция заработает, как работает сердце при хорошей физической нагрузке. В Конституции прописаны простые банальные вещи, к которым надо серьезно относиться. Но в нашей стране есть человек, который на практике стал важнее Конституции. Оруэлловский сценарий.

Александр Руцкой, первый вице-президент России:

Все помнят, как принималась и формировалась нынешняя Конституция. Не выдержала в 1993 году душа поэта, ликвидировали Верховный Совет, Съезд народных депутатов, хотя законотворческий процесс шел эволюционно, вносились необходимые изменения в соответствии с формированием системы власти.

Хорошо, что нынешняя версия все-таки не сильно изменялась, но, учитывая, как она была написана, необходима корректировка. Продление срока президента — это правильно. У нас огромная страна, за четыре года что-либо изменить практически невозможно. Но необходима поправка насчет идеологии. Цивилизованное общество без этого жить не может. Коммунизм себя не оправдал, мы 70 лет потоптались на одном месте и развалили в итоге страну. Сейчас нужно подключить наши институты, подключить общественность и в конце концов сформировать национальную идею, построить на ее основе идеологию. Мы все хотим гражданского общества, но к этому невозможно прийти, если не прописать в главном документе страны цели, к которым мы все должны двигаться. Нужно прекратить это бесконечное ерничество и издевательство над нашей историей и культурой, над территориальной целостностью. Мы даже хуже папуасов в этом отношении.

Владлен Тупикин, редактор анархистской газеты «Воля»:

Конституцию можно читать только как сборник фантастических баек или, скорее, как утопическую программу какой-то радикальной партии — настолько ее содержание не соответствует сегодняшней реальности, а где-то и пародирует ее. Не зря же адвокат Станислав Маркелов незадолго до смерти свою рецензию на Конституцию, написанную по просьбе журнала «Пушкин», озаглавил вполне недвусмысленно: «Не читайте эту книгу!».

С Конституцией хорошо хотя бы то, что ее текст пока не засекречен и не сдан в спецхран, как некогда Католическая церковь ховала от рядовых прихожан текст Библии, а то мало ли чего там они в ней вычитают? Впрочем, настоящая, неписаная конституция, по которой живет страна, находится не то чтобы в спецхране, но в надежных руках спецуры. И место, где с ней можно было бы ознакомиться, всегда закрыто на спецобслуживание. Хотя о реальном содержании этого неписаного свода законов нетрудно догадаться, и сводится оно к довольно простым вещам: молчать-бояться, трепетать, лизать, отстегивать.

Куда больше Конституции меня занимает нынешнее состояние всей юридической системы, которая вечно бодрится, прихорашивается, хорохорится, но и сама понимает, и все вокруг понимают, что представляет собой что-то неприличное. Совсем как та проститутка из недавнего интервью на «Снобе».

Виктор Шейнис, соавтор Конституции:

Есть Конституция в книгах и Конституция в жизни. И между ними колоссальный разрыв. 1-я и 2-я главы Конституции — это хорошие, высоко оцененные международными экспертами главы, но они остаются декларативными. Конституция заложила существенный дисбаланс между президентской властью и всеми остальными ветвями власти. Что нужно делать и чего ни в коем случае делать нельзя? На мой взгляд, первые главы Конституции, против которых развернулась атака наиболее консервативной или даже реакционной части политического класса, должны быть неприкосновенны. Меня радует, что президент, от которого зависит все, в том числе и изменение главного закона, вроде бы высказался отрицательно о замене этих глав. Что касается глав, описывающих устройство государственной власти, то здесь кое-что следовало бы сделать. Но на Конституцию надо идти не с топором, а со скальпелем. При нынешнем соотношении сил изменения будут к худшему, а не к лучшему, как, например, продление президентского срока в полтора раза, ликвидация самостоятельного Арбитражного суда и включение его в систему Верховного суда, усиление президентской вертикали при назначении прокуроров.

Генри Резник, президент Адвокатской палаты Москвы:

Считаю, что в Конституцию нужно внести два изменения: вернуть четырехлетний срок пребывания президента на посту и убрать оговорку насчет двух сроков подряд. И, соответственно, принять норму о моратории изменения Конституции на ближайшие двадцать лет. Я слушал речь Путина на двадцатилетие Конституции. Он сказал, что происходит слияние Верховного и Арбитражного судов — к сожалению, я уже не успею выступить против такого слияния. Но в целом выступление президента полностью удовлетворяет требованиям, которые к нему предъявляются. Теперь надо пожелать, чтобы вещи, которые были произнесены, были бы и исполнены.

Валерий Федоров, глава ВЦИОМ:

Менять Конституцию не стоит, она фиксирует правовой фундамент государства. Фундамент должен быть, хороший или плохой, иначе дом развалится. Чем дольше действует Конституция, тем больше укрепляется доверие людей к ней, она переходит из разряда одного из многочисленных документов и законов, которые обычно не выполняются, в разряд священного текста, на который все ссылаются, к которому все апеллируют. Чем чаще Конституцию менять, тем меньше будет к ней уважения, тем меньше она будет служить фундаментом. Было бы хорошо, если через какое-то время Конституция вошла в список символов, которыми гордятся россияне.