Владимир Соловьев: Тысячи заслуживают снисхождения, а внимание приковано к нескольким хулиганам

В честь 20-летия Конституции на свободу выйдут около 30 тысяч человек, в том числе Надежда Толоконникова, Мария Алехина, часть арестованных по «болотному делу» и несколько экологов с Arctic Sunrise. Госдума готовится принять в окончательном чтении проект праздничной президентской амнистии. В чем смысл политических дел последних двух лет и какой урок можно извлечь из избирательного президентского милосердия? Об этом «Снобу» рассказали политолог Глеб Павловский, правозащитник Светлана Ганнушкина, журналист Владимир Соловьев и другие

Фото: Аnzenberger/Fotodom
Фото: Аnzenberger/Fotodom
+T -
Поделиться:

Станислав Белковский, политолог:

Типично перестроечный синдром: отчуждение от власти становится тотальным, и что бы власть ни сделала, плохое или хорошее, ее поступки не будут оценены по достоинству. Вот и нынешнюю амнистию мы воспринимаем как уступку перед Олимпиадой, а не как гуманитарный жест. Мы же не собираемся благодарить Владимира Путина за то, что он сделал? Мы собираемся скептически к этому относиться. Мы собираемся говорить, что он сделал недостаточно. Это, повторяю, перестроечный синдром. Какие бы шаги власть ни предпринимала, в имиджевом плане все они оборачиваются против нее.

Сергей Доренко, радиоведущий:

Арест «болотников», безусловно, был полезен обществу, поскольку уважение и неприкосновенность полиции должны быть в любом государстве. Любой человек, поднявший руку на полицейского, должен быть наказан, лучше всего расстрелом, но в силу того, что мы живем в двадцать первом веке, то, увы, не расстрелом. Поставьте себя на место полицейского: в любом человеке, поднявшем на вас руку, вы делаете дырку, и это не обсуждается. Точка! Спросите про это американских полицейских. За любой недобрый взгляд ирландец-полицейский в Нью-Йорке кладет вас лицом в землю и делает с вами что хочет. ФБР в США за всю историю своего существования убило более 150 человек на допросах — и никогда ни один офицер ФБР не был за это наказан. Зачем детский сад-то устраивать, а, либералы?

Глеб Павловский, политолог:

Если эти судебные преследования чему-то и способствовали, то лишь укоренению массового садизма у тех, кто в принципе считает полезным для нации нахождение людей в лагерях и зонах. Все садисты и социопаты Российской Федерации укрепились в своих чувствах.

Да, благодаря этим судебным преследованиям люди больше узнали о Pussy Riot и Arctic Sunrise, но они получали информацию через гарантированно искаженные каналы. Наше телевидение не просто искажает информацию — оно создает образы ведьм, колдунов, демонов, которые якобы коренятся в обществе. Разумеется, это погружает нас в Средневековье. Сегодняшнее общество значительно невежественней, чем советское, и даже чем российское дореволюционное.

Да, люди стали получать больше информации. Но речь идет лишь о распространении вредоносных мемов, которые блокируют независимое мышление. У этого есть и экономические последствия: люди, которым так промыты мозги, неспособны придумать ничего, кроме новых гадостей.

Владимир Соловьев, телеведущий:

Общественности все эти истории вообще не интересны. Судьба Pussy Riot и «болотников» гораздо больше волнует членов их семей и их политических приверженцев — это подавляющее меньшинство россиян. Если с девушками, танцевавшими в церкви, все ясно, то термин «болотники» объединяет очень много людей. Кто-то, может, попал случайно. Но кто-то ведь считает нормой бросать камнем в полицейских. В США за подобные действия можно получить пулю в голову. Наше увлечение борьбой не должно подменять уважение к закону. И глупо вообще говорить, что мы рушим имидж своей страны перед международной общественностью. Пусть сначала забудут тогда про Китай, где расстреливают демонстрации.

Меня эти персонажи вообще не волнуют, мне гораздо интересней, коснется ли амнистия генерала Шемякина — боевой офицер, по навету оказавшийся в тюрьме. Есть еще многие тысячи тех, кто заслуживает снисхождения, а вечное внимание наших граждан к судьбе отдельных хулиганов, которым пытаются приписать наличие политических взглядов, мне кажется заблуждением. 25 тысяч человек выйдет на свободу — это уже хорошо, ну, а считать, что эта амнистия написана для того, чтобы пара истеричных барышень оказалась на свободе, — это преувеличение. Амнистия — это всегда хорошо, потому что люди возвращаются к своим семьям, но очень важно, чтобы помилованный осознал, что в его жизни это может быть лишь один раз. Пусть сделает правильные выводы.

Светлана Ганнушкина, председатель комитета «Гражданское содействие:

Амнистия очень узкая, она не касается тех, кого мы считаем политзаключенными, я страшно разочарована. Какие могут быть организаторы массовых беспорядков, когда не было никаких массовых беспорядков.

Действия сегодняшней власти приносят в большинстве случаев вред. Это относится не только к амнистии, это относится к огромному количеству решений. Все эти аресты — очередной показатель того, что у нас не осталось ничего, кроме исполнительной власти. Дума не вносит никаких изменений, все предложения президента проскакивают насквозь. Это уже даже не взбесившийся принтер, это стыдно сказать что.

Мы получили огромный ущерб на внешней арене и колоссальное расслоение внутри страны. Мы разделены, и власть заблуждается, что это ей в помощь. Натравливание людей друг на друга ни к чему хорошему никогда не приводит. Достаточно послушать разговоры в трамвае, чтобы понять, какая сейчас витает ненависть в обществе.

Дмитрий Орешкин, политолог:

Арест Pussy Riot и прочие подобные дела были полезны с точки зрения режима: людей смогли запугать. Социологи фиксируют нарастание политической апатии и снижение популярности Путина, но при этом все меньше надежд, что его можно сменить, убрать или модернизировать. Ситуация приближается к белорусской.

Для страны такие процессы, особенно для ее престижа, — проигрыш. Для общества это тоже жесточайший минус, оно прошло за это время ускоренный ликбез ненависти. Мы научились друг друга ненавидеть. Мы теперь ненавидим гомосексуалистов и маргиналов-художников. Москва начинает ненавидеть провинцию, провинция в свою очередь уже лютой ненавистью ненавидит Москву. Появились какие-то непонятные православные движения против Дарвина. Попы предлагают отставку Табакова. Бесконечный агрессивный бред. Остервенение нарастает. Кремль используют стратегию «разделяй и властвуй», чтобы обществом было легче управлять.

Максим Шевченко, тележурналист:

Смешивание «болотников», Pussy Riot и гринписовцев в одну кучу — это демагогический прием. Pussy Riot совершили хулиганскую акцию, которая, на мой взгляд, не должна была закончиться тюрьмой, но за которую их надо было обложить крупными штрафами и серьезными административными работами. Эти девочки должны были месяц подметать улицы в оранжевых робах с восьми утра до десяти вечера. Действия активистов с судна «Арктик Санрайз» были вторжением на российскую территорию и попыткой создать прецедент, который бы позволил пересмотреть российский суверенитет на арктическом шельфе, богатом нефтью, в рамках передела арктических богатств. А по «болотному делу» вообще были осуждены не те люди, которые реально участвовали в организации массовых беспорядков. Поэтому «болотных» я никогда не считал виновными, в отличие от Pussy Riot и гринписовцев.

Странно, что либеральная пресса замечает только эти три дела. По амнистии выходят десятки тысяч, но, очевидно, они не люди, а побочный мусор для либеральной прессы. На фоне топовых фигур все остальные — это просто статистические единицы. Удивительно, что всех интересуют только раскрученные нашими медиагуру Мальвина, Буратино и Артемон. Я нигде не встречал подробных рассказов о других людях, которые выходят из тюрьмы, с их именами, судьбами, статьями, сроками. Пресса приучает нас жить в блоковском «Балаганчике».

И звучит эта адская музыка,

Завывает унылый смычок.

Страшный черт ухватил карапузика,

И стекает клюквенный сок.

Комментировать Всего 8 комментариев

Доренко надо носить шапочку из фольги, а то радиоволны совсем разрушат мозг.

"в силу того, что мы живем в двадцать первом веке, то, увы," приходится к людям, типа Доренко, Шевченко и Соловьева, относиться терпимо и вежливо.

ну что сказать.... теперь у нас оппозиция с боевым опытом, прошла лагеря, тюрьмы... Практически декабристы. Теперь будет за кем на баррикады ходить, наверно. 

Кстати, господа, че это вы так на Доренко взьелись, прав он  про западенцев. В США за один тока нехороший взгляд на полицейского можно такой геморрой себе нажить, что вообще  на них смотреть больше никогда не захочешь. 

Эту реплику поддерживают: Млада Стоянович, Сергей Кудаев

Удивительно, но впервые согласен с тем, что сказал Максим Шевченко. Кроме последнего, желчного абзаца.

Оппозиция носится с героями совего театра, представляя поставленную самостоятельно драму, как драму всего народа. А трагедия народа совсем в другом.  Потуги оппозиции удивительным образом напоминают сцену из Механического пианино, где никчемный барин, голова которого забита элегантным бредом хочет раздать крестьянам свои сюртуки и фраки. В провинции нет медицины, а вы все товарищи о своих парадах и бессмертном искусстве с ботинком на голове.

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Солодилов

Проблема нашей оппозиции  (как кстати и любой другой) в том, что политика дело очень дорогое, и позволить себе ее могут тока очень большие и богатые кланы. И интересы эти кланы преследуют крупного капитала и олигополии. Народ для них массовка и стадо баранов, который можно на всякий случай позвать участвовать. Опять же лозунги , в своей массе, популизм чистый, в экономике и в системных процессах никто не соображает. Вопросы решаются какие то узкие и скандальные, отношения к народу и его жизни имеющие немного.  

Вот я в бизнесе уже лет 10, в мелком и среднем, и скажу так, ну не мешает нам коррупция или произвол властей. Нам мешают крупные кланы, олигополия, корпорации, крупный бизнес, (кстати, все эти ребята очень здорово слиты с властью ) ... они нас лишают рынка сбыта, взвинчивают цены на землю, торговую недвижимость, рекламу и тд и тд и тд...  Малый бизнес дохнет, не потому что ему государство мешает, а потому что более крупные и сильные игроки захватили и поделили весь рынок и очень затруднен выход на клиента.

Вот вся наша апозиция, поет дифирамбы про запад, но други, эти люди имеют выход на дешевые кредиты, они же тут скупят все, даже воздух. Наша страна им нужна, тока как дополнительный рынок сбыта для товаров с прибавочной стоимостью высокой и как источник непереработанных ресурсов. 

Единственно, конечно, уже поздно.Уже сейчас до 80% того что тут.... уже их, но все равно, какие то барьеры еще их держат.  

Многие видят в западе тока хорошее, но дело в том, что уничтожение нашего нац производства, лишит нас рабочих мест и средств к существованию. Корпорации стараются экономить, их производства очень дешевы и рациональны. Они плодят нищету...

Эту реплику поддерживают: Млада Стоянович