Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Лев Рубинштейн   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Ольга Серебряная

Ольга Серебряная: Свалить крепостные стены

Иллюстрация:  Getty Images/Fotobank
Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

Уходящий 2013 год был в России годом современного искусства, и близящаяся ночь с боем курантов и речью президента (которую, уверена, большинство будут смотреть без звука) — хороший повод это осознать. Когда я говорю «год совриска», я не имею в виду, что двенадцать месяцев кряду современное искусство в России торжествовало, презентовало шедевры или продавалось за бешеные деньги. Я имею в виду, что от прошлой зимы до нынешней оно, неявленное, таилось, как греки в чреве деревянной кобылы, внутри крепостных стен нашей доблестной Трои, готовое в нужный момент выйти и разнести эти стены к чертям. «Нужный момент» обязательно еще наступит — прощаясь с годом 2013, я просто напомню, какие сейсмические колебания современное искусство рассылало по бескрайним просторам нашего отечества в минувшие двенадцать месяцев.

В январе закрылась выставка братьев Чепменов «Конец веселья» в Эрмитаже. Она собрала 114 идентичных доносов «от граждан» на предмет экстремизма, а также «экстремальные извинения» от художников, которые пообещали, что «в Россию больше ни ногой». В январе экспозиция породила примечательную постановку: к посетителям подходил человек, переодетый директором Эрмитажа Пиотровским, и спрашивал, понравилась ли им выставка. Те, кто отвечал отрицательно, получали от ряженого Михаила Борисовича справку в том, что они идиоты. «Что является искусством, а что нет, решаю я, директор Эрмитажа», — говорил «акционист». Постановка, организованная «противниками» искусства Чепменов, поставила тем не менее вопрос первостепенной важности: действительно, а кто решает?

В феврале, когда суд в Новосибирске обнаружил признаки экстремизма в футболках-иконах Артема Лоскутова с изображением Pussy Riot, стало казаться, что решения в вопросах искусства принимает мировой судья Елена Юрина. Директора музеев могут сколь угодно долго обосновывать свои мнения, но вердиктов надо ждать от мировых судов.

Весна и лето стали временем смуты: депутат Милонов гонял по Петербургу Упоротого Лиса и закрывал неизвестно откуда возникший «Музей власти», в экспонатах которого сам же и оказался. «Спящего рабочего» Арсения Жиляева попросили из Третьяковки, чтобы не дай бог чего не случилось, но тут — как бы из ниоткуда — перед Мариинским дворцом возник закутанный в колючую проволоку Петр Павленский с мощной акцией «Туша», и ни Милонов, ни правоохранители так и не придумали, как с этим явлением современного искусства быть. Здесь все решал художник.

По осени министр культуры Мединский взял-таки дело в свои руки и объяснил, указывая на инсталляцию китайской художницы Инь Сючжень «Температура», что никакого современного искусства нет, а есть либо груда кирпичей, либо «просто искусство, которое производят сегодня». Российская культурная общественность возмутилась, но в основном не по теме: речь министра сочли неприемлемой, потому что он взял на себя право решать, что искусство, а что нет, тогда как право это должно (как было очевидно из возмущенных реплик) принадлежать как раз продвинутой культурной общественности (экспертам, мировому консенсусу или ведущим аукционным домам). И это никто тогда еще не знал, что в ноябре Петр Павленский появится уже на Красной площади, заставив культурную общественность поволноваться на предмет «соврисковости» своей новой, еще более мощной акции, а в декабре та же культурная общественность будет проникновенным голосом спрашивать Надежду Толоконникову, не испытывает ли она раскаяния по поводу давней акции в Зоологическом музее. Культурная общественность до сих пор, в общем, не определилась, одобряет она или порицает, и что считать, а что — ни в коем случае. Фейсбучный скандал, вызванный отменой вечера с показом фильма о Pussy Riot в «Гоголь-центре», был уже какой-то ненужной кодой к спектаклю о современном искусстве в государстве российском, неустанно производящем смуту в головах.

Собственно, в этом и состоит суть совриска. Этот послевоенный феномен имеет мало общего с художественным ремеслом, часто не озабочен совершенством и красотой, не встраивает себя в уже готовую картину мира и не признает никаких заранее расставленных рамок. Современное искусство — это место, в котором происходит работа мышления, причем не только мышления художника, но и мышления зрителя. Это место не огорожено музейными стенами, потому что вовлекает в процесс обдумывания общественную ситуацию, политические или экономические реалии, комментируя «общее положение дел» и в то же время показывая механизм самого этого комментирования. Современное искусство занимается в наши дни ровно тем же, чем занимался некогда Сократ на афинских площадях: оно назойливо спрашивает «а почему ты так думаешь?», «правда ли, что добродетель — это привычка?», «откуда ты знаешь, что сумма квадратов катетов равна квадрату гипотенузы?», «с чьего голоса поет аэд?». В рамках взаимодействия с объектом, инсталляцией или акцией, как и в рамках взаимодействия с Сократом, отдельный ум имеет шанс что-то понять — касательно конкретной проблемы или человеческого бытия в целом. Понять без помощи министра Мединского, культурной общественности, мирового судьи или казачьего надзора, но понять посредством созданного художником произведения (при всей условности этого термина в современном искусстве).

На Западе (как минимум в Европе) это дело понимания нашло счастливую (как нам кажется из России) или не очень (как кажется изнутри Европы) музейно-галерейную институциализацию. В России, где с институциями и без современного искусства полная беда, ситуация для художественной работы совсем не такая уютная, однако как раз отсутствие музейного уюта дает возможности для создания произведений, невиданных по масштабу своего воздействия. Одним из таких произведений как раз и была акция в храме Христа Спасителя. Несколько секунд в ХХС вот уже который год заставляют каждого, кто заметил акцию, задуматься об огосударствлении церкви, клерикализации общества и его неизжитой патриархальности, открывают устройство российского судопроизводства, тайны адвокатуры, порядок трудовой деятельности заключенных в Мордовлаге и многое, многое другое. На этом фоне чрезвычайно обнадеживающе звучит ответ Надежды Толоконниковой на письмо Анатолия Осмоловского о первостепенной важности искусства и мысли в любой последующей деятельности участниц Pussy Riot.

Свалить крепостные стены, которые сейчас огораживают наше отечество, можно только хорошо, самостоятельно подумав. Как, рассказывают, подумал, покидая Трою, хитроумный Одиссей. Современное искусство — пространство, в котором такая мысль с наибольшей вероятностью может состояться. Конь, конечно, уже был. Поэтому в новом году можно будет соорудить большого деревянного барсука.

Комментировать Всего 3 комментария

Искусство , это красота и новизна... Это топливо которое нужно всем и каждому.  Я бы согласился, с М, что понятие современное искусство, избыточно. Ибо это всего лишь элемент развития классического искусства который пытается давать новизну. 

С другой стороны, многие люди, пытаясь для реализации каких либо целей своих, заделаться художниками (людьми искусства) творят всякие вещи, обзывают их совр искусством и на что то претендуют. Имхо это зло...Ибо , как я сказал раньше, настоящее искусство это красота , новизна и это то,  что необходимо людям..То что невыносимо хочется иметь у себя в доме, у себя во дворе, у  себя в городе...

То есть резюмирую, если это никому не нужно, то это не какое не искусство. Да, Ван Гог умер нищим, но тем не менее его картины скупали (хотя и дешево) Но факт налицо, они были нужны..

из Вашей реплики очевидно только, что Вы согласны с министром культуры и современное искусство Вам лично не нужно (Вы так думаете). Но как из этого следует, что оно "не нужно никому"? 

1) С М, я согласен... 

2) Мне искусство нужно , причем современное я люблю больше чем старое, ибо в нем новизна есть, а  старое надоело

3) Мне не нравится когда под видом современного искусства выдают всякую ерунду, в которой не новизны, не совершенства нет...    Наши  отечественные галеристы постоянно возникают, что народ не покупает у них ничего, ну так.. потому что фуфло продают , поэтому и не покупают... У меня, у приятеля, галерея  в Нью Йорке и Сидоне, и знаете , очень даже покупают. И я сам покупал, ибо вещи реально потрясающие... А к нашим зайдешь - черти че, даже купить нечего... И смотреть нечего... Может быть для диких людей из провинции, там что то и есть.., но после Берлина, Амстердама, Нью-Йорка, Вены и тд... там куцо и убого...  Зато бегают ...верещат... какие то субсидии пытаются вылизать у государства или олигархов ..... По мне так это мерзко и скользко... 

пс.. для тех кто не понял , в чем был смысл первого поста, поясню.. Если искусство не находит своих инвесторов, это не искусство, а домашняя самодеятельность...А бегать и выпрашивать на него гос деньги, это большая хитрожопость...