Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: Народная зависимость

Антиалкогольная кампания, предложенная президентом Медведевым, — дело, разумеется, хорошее, но не получится

Иллюстрация: Александр Поваляев
Иллюстрация: Александр Поваляев
+T -
Поделиться:

Антиалкогольная кампания, предложенная президентом Медведевым, — дело, разумеется, хорошее, но не получится. Без злорадства говорю, ибо хотелось бы, чтоб получилось. Потому что пьют, и пьют страшно, и сами-то мы, дорогие друзья, тоже довольно страшно пьем. Или хотя бы близкие наши, друзья. Проблема касается каждого, как касалась каждого Великая Отечественная война. Мы народ-алкоголик, но позволяем себе легкомыслие отмахиваться и фыркать, что тем, дескать, все и кончится, что введут монополию на водку и дадут очередным ребятам в погонах заработать очередного бабла. А дело-то, действительно, наше труба.

При этом я полагаю, что русский народ сделал уже первый и самый главный шаг на пути к трезвости — признался себе, что самостоятельно не может справиться с болезнью. Я думаю, это признание произошло лет сто назад, и тут важно алкоголику попасть в руки хороших специалистов, а не к шарлатанам, знахаркам и фельдфебелям. Я полагаю, характерное для нашего народа уж как минимум в последние сто лет желание отдаться на волю любой власти сродни желанию алкоголика довериться врачу. Только врачи нам попадались дурные — жестокие и жадные. В прошлом веке жестокие, а в нынешнем жадные.

Между тем, если говорить с психологами, работающими с группами анонимных алкоголиков, каковою группой мы всем народом и являемся, то психологи говорят, что в корне любой зависимости, как правило, нехватка и жажда любви. Любви человек хочет, чего тут непонятного?

И потому, если бы я был президентом, то первым пунктом моего плана борьбы с алкоголизмом значилось бы проявление любви к народу. Нужны хотя бы какие-то проявления. Вот на Украине, например, после Оранжевой революции, при всем их политическом бардаке и экономическом рукоблудии, построена была, тем не менее, автомобильная дорога от Киева до Одессы. Хорошая современная дорога для людей. А в России за все «тучные годы» никакой такой дороги (хоть бы от Москвы до Петербурга) построено не было. Вообще ничего построено не было такого, чтобы для всех и бесплатно. Никакого народ не получил подарка за все «тучные годы». Запьешь тут.

Еще я искренне полагаю, что в России стали бы пить значительно меньше, если б на улицах повсеместно были бы пандусы для инвалидов. Человек, видя пандус, понимает, пусть даже и подсознательно, что его любят и что его не бросят, даже если он станет калекой. По этим же соображениям стариков надо обихаживать и с детьми нянчиться — иначе подохнем от пьянства.

А второй пункт программы — разговоры. Раз в неделю группы анонимных алкоголиков собираются и разговаривают: о том, кто они, что с ними случилось, чего они боятся, на что надеются... Разговаривать надо, стало быть, народу с самим собой каждую неделю, причем не о популярных певичках, шмотках и паранормальных явлениях, а о себе, о людях: «Ты почему пьешь? Убил! А ты почему пьешь? Убит!» Это называется «свобода слова» — второй, стало быть, пункт моей антиалкогольной программы.

Третий пункт — писать. У них там все довольно неглупо придумано, в этих группах анонимных алкоголиков. Двенадцать шагов. Двенадцать подробных сочинений должен написать каждый, чтобы иметь силы освободиться от зависимости. Разобраться надо со своим прошлым, со своими желаниями, со своими чувствами. Не на продажу, а для себя. Не ради успеха, а ради того, чтобы понять себя и других. Потому что, если не поймем — подохнем с горя.

Или хотя бы два-три писателя должны писать за всю нашу стосорокамиллионную группу анонимных алкоголиков эти «двенадцать шагов». Искренне писать, вдумчиво, забыв про тиражи и гонорары. Всерьез дознаваясь, что такого с нами случилось: откуда эта жадность, завистливость, леность, уныние... Кто нас так обидел и, главное, как их простить. Эти трое пусть пишут, только тогда надо еще придумать, как остальные сто сорок миллионов сподвигнуть читать.

И вот тут может помочь четвертый пункт моей программы. Сейчас вы меня засмеете, если не засмеяли уже по поводу первых трех. Речь пойдет о Боге. Анонимные алкоголики на манер мантры повторяют, что вверяют, дескать, себя «Богу, как каждый его понимает». Я бы, честное слово, ввел в школе уроки понимания Бога. (Здесь не хватает и культуры элементарной: в классе моей дочери, например, только мальчик Соломон знал, что назван именем царя, а мальчик Михаил не знал, что назван именем архангела, и мальчик Али не знал, что назван именем четвертого имама.) Важно не читать детям проповеди, важно провоцировать их на раздумья о чем-нибудь, что нельзя купить. Пусть упражняются говорить, как они Это понимают или как они понимают, что Этого нет.

Моя антиалкогольная программа, разумеется, очень интеллигентская и очень идеалистическая. Но подумайте на секунду: если, например, жена хочет излечить мужа от алкоголизма, то как ей правильней поступить — уговорить его пойти в группу анонимных алкоголиков или ввести в своей квартире свою монополию на водку?

 

Комментировать Всего 16 комментариев

Очень складно написано! Спасибо.

В отличии от правительственной, я такую антиалкогольную программу одобряю!

Добавил бы к первому пункту. Культивирование хороших привычек добрым примером.Поясню. На прошлых выходных посетил впервые Октоберфест в Мюнхене.

Первое впечатление при виде огромной толпы пьяного народа и лежащих на траве "никакущих" бюргеров в 12 часов дня - "И эти люди называют русских пьяницами!!!"

А второе, которое удивило по настоящему,  и о чём веду речь, это полное отсутствие агрессии. При таком скоплении людей, пьяных людей. Когда присутствуют и очереди и столкновение локтями, вместо раздражения, хамства и зуботычин, улыбки, шутки, дружеские объятия.

И ведь русские, которых там немало, ведут себя также. Вливаются в правила игры, в традицию.

И ровно обратный пример, организация нашими доблестными милиционэрами, спортивных мероприятий. Куча бесполезных солдат, которые только мешают движению. ОМОН. Унизительные обыски. Окрики. Загон людей, как стадо, в какие-то надуманные коридоры.( Вот это меня особенно добивает. Архитектор стадиона и госкомиссия, которая его принимала, предусмотрели 6 выходов, а полковник милиции 5 из них закрывает по соображением безопасности, соображениям высосанным даже наверное не из пальца) И вот, если ты и пришёл в хорошем настроении, все равно в конце..... уже просто хочется зарядить кому-нибудь в рыло.  Чувствуешь как в тебе по капле накопилась злость и агрессия. Тут уж 200 грамм просто как лекарство. И конечно, в этот момент очень поможет отсутствие водки в магазине...

Я думаю, это программа не идеалистическая, а единственно реалистичная и даже единственно возможная. Альтернативные варианты – это либо массированная дубовая антиалкогольная пропаганда, единственным эффектом которой будет то, что запьют даже непьющие, или повышение цен на спиртное, единственным результатом которого будет то, что народ  достанет из чуланов самогонные агрегаты (а у кого нет, смастерит). К сожалению, как все мы хорошо понимаем, программа эта нереализуемая, потому что ее некому реализовывать.  Любить народ деятельно – это дело неприбыльное, с низкой капитализацией, потому что придется со своим возлюбленным народом делиться. Гораздо приятнее любить идею народа, которой никаких дорог и никаких пандусов не надо, так как она есть  идея, то есть нечто эфемерное и нематериальное. Идея народа не покушается на реальные доходы „народолюбцев“.

Я думаю, есть еще один аспект, который автор упустил: публика перестанет предаваться пьянству тогда, когда быть пьяницей станет невыгодно.  

При дешевом сахаре и бесплатной воде невыгодно никогда не будет.

Еще хочу заметить интересный факт - при введении ограничений на продажу алкоголя (например, когда продажа разрешается по талонам), водка иногда начинает выполнять роль черной валюты. Я помню как мама в конце 80-х рассчитывалась техническим спиртом и водкой с ремонтной бригадой. Без денег - расчет производился с помощью трехлитровой банки и мерного стакана.

Я имел в виду другое - не себестоимость этого чудесного продукта, а систему координат, в которой алкоголик перестает быть бедным, несчастным, достойным жалости и соучастия персонажем, к которому симпатий гораздо больше, чем к какому-нибудь непьющему "спекулянту", а является социальным аутсайдером. А аутсайдером быть невыгодно.

Это работает только для людей, у которых есть мало-мальский уровень сознания, который им позволит понять это и взглянуть на себя со стороны. Это далеко не всем дано

Факт.

У меня на случай очередной катаклизмы 200 литров водки на балконе и два ведра патронов. Вечные ценности!

патроны точно должны помочь...

Конечно! Это вообще мало кого излечит, но многих отвратит.

у интеллигентов не бывает программы, бывают только мысли вслух

Последнего пункта хватило бы на искоренение многих бед, даже без Этого. Но разве ж в школах у нас учат думать? Не припомню такого.

Несколько лет тому назад наш "мебельный" дизайнер возмущался, вернувшись с Миланской выставки. Ему захотелось выпить пива с коллегой-немцем, о чем он ему так прямо и доложил. Немец согласился, открыл свой дневник, долго рассматривал расписание и сказал потом, что его устроит "завтра в три". У дизайнера от возмущения пропал дар речи, потом летели слюни изо рта, когда он это пересказывал. Как это так? Пиво "завтра в три". Если идти и пить, то сегодня, сейчас  и до полуночи, или как придётся. "Завтра в три". "Разве так пиво ходят пить?" - спросил он меня горестно. А Вы говорите "Антиалкогольная компания"...

Дороги бы надо строить, а не программы плодить.
По фигу. Дороги первичны.

***

Кто назовёт меня лжецом,

Когда скажу, что время  плачет?..

Когда скажу, что в нём никто,

Ни для кого ничто не значит?..

 

Когда скажу, что ветер стих,

В сердцах – трепещущий и пылкий -

И в них давным-давно горчит,

Осадок выпитой бутылки?..

 

Когда скажу, что детский крик

Мне слышен реже пьяной брани,

И взор иконный стариков,

Не на пути – почти на грани?..

 

Когда скажу, скажу не раз…

И все безмолвно закивают,

Пойдём с тоской усталых глаз

Туда, где молча наливают.

 

И не сказав протухший тост,

Зачем терять святое время?..

Мы выпьем горькую без слов

И станет сердцу веселее!..

 

И станет мир не так суров,

Всё заживёт… в хмельных обманах,

И здесь несчастен только тот,

Кто без копья в своих карманах.

 

Но и тому не раз нальют,

Нальют, узрев родного брата…

Минздрав советует не пить,

Тогда зачем нужна зарплата?!

 

И я скажу… потом опять

Слезливый стих тоскливой скуки…

Ведь, когда выпьешь – у страны

Такие ласковые руки…