Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Ольга Серебряная

Ольга Серебряная: Петля для братской Венгрии

Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

Есть такая страна, Венгрия, в ней правит глава партии ФИДЕС Виктор Орбан в союзе с крайне правой партией «Йоббик», в ней то и дело меняют конституцию, ругают на чем свет стоит «еврейских либералов» и собачатся с Евросоюзом по поводу сомнительных в смысле либерализма судебных реформ и законов о СМИ. В Европе новости из Венгрии воспринимаются с умеренным любопытством (что они там еще учудили?), а в России попросту никого не интересуют. Вернее, не интересовали, пока Москва не приняла решения выдать Будапешту кредит на 10 миллиардов евро в обмен на строительство двух новых энергоблоков на атомной электростанции «Пакш». Тут и появились возмущенные реплики: ну ладно, мол, 15 миллиардов братской Украине — но Венгрии-то за что? Мадьяры нам не братья. И вот это в корне неверно. Если есть у России настоящая европейская сестричка, то это именно Венгрия.

Особо очевидным это стало в последний год — год изнурительной борьбы за «традиционные ценности» в России. То, что для нас оказалось новостью (раньше поддерживать устойчивость режима, то есть врать и воровать, удавалось и без традиционных ценностей), в Венгрии имелось изначально — собственно, под лозунгом этих ценностей Виктор Орбан и пришел к власти. Ему они были нужны, чтобы начать врать и воровать, — Путину ценности понадобились, только чтобы продолжать беспрепятственно этим заниматься.

С «традиционными ценностями» в России и в Венгрии одна и та же проблема: их как таковых нет. Поэтому определяются они исключительно отрицательно: исконно нашим является все то, что не так, как у «них». Понятно, что область этого «не так» ограничивается навязшими в зубах гей-браками, неприемлемостью национализма в любой форме и неприкосновенностью свобод: свободы слова, свобод политических и экономических. Если у них, то есть на пресловутом Западе, эти свободы есть, национализм запрещен, а гей-браки или партнерства разрешены, то у нас все будет ровно наоборот. Но не потому, что эти самые свободы мешают нам (то есть Путину и Орбану) жить, а потому что «они нам чужды». У России и Венгрии «особый путь».

Путь этот, понятное дело, может привести только в пещеру, но это никого особо не волнует: ни венгры, ни россияне никаким особым путем на самом деле и не идут — все продолжают ездить по асфальтированным дорогам, подчиняться универсальным законам физики и следовать правилам сложения и вычитания, тут никаких национальных особенностей нет. «Особый путь» нужен исключительно для поддержания градуса публичной риторики и производства национальных святынь. Святынями становятся его вехи. Обе страны помешаны на истории.

Главный кошмар венгерской истории — несправедливо определенные по итогам Первой мировой войны национальные границы. Главный концепт публичной риторики — «великая Венгрия», главный герой — адмирал Хорти, добившийся возврата к «естественным» границам. Не важно, что добился он этого, вступив в союз с нацистской Германией. Не важно, что исполнение этой мечты привело к национальной катастрофе в ходе Второй мировой войны. Важно, что имеется образ попранного величия, которое надо восстановить. Например, путем приведения площади перед парламентом к «исконному» состоянию, которое она имела в конце тридцатых. Или переименования чуждой венгерскому языку «конституции» в «основной закон». Внутри страны, как и во времена Хорти, в ход идет антисемитская риторика, а Брюсселю предъявляется как раз мадьярская «особость».

Еще несколько лет назад трудно было вообразить, что ту же самую пьесу начнут разыгрывать в России. Но вот прозвенели три звонка, над сценой поднялся занавес — и понеслось: священная Победа, великий Сталин, честь русского офицера, попранное православие, святость семьи, чуткий к словам президента «Уралвагонзавод», то есть, простите, русский народ. Которому глубоко чуждо все то, что мешает врать и воровать. И в том числе люди с ближневосточными фамилиями. Складывается впечатление, что Виктор Орбан не зря получил свой кредит: взамен он, похоже, безвозмездно передал Путину авторские права на «консервативную революцию» и международную риторику особого пути.

Во вчерашнем номере газеты Magyar Nemzet («Венгерская нация») приводится примечательный комментарий Орбана: «Три года назад на одной из встреч Валдайского клуба Путин едва заметно повернулся и подмигнул, дав мне понять, что все будет в порядке. Он говорил о сотрудничестве в области энергетики, о “Пакше” и много еще о чем. Стало ясно, что Венгрия от всех его планов только выиграет. Я заглянул в его глаза и увидел, что так оно и есть: Венгрия выйдет победительницей». Ну ни дать ни взять адмирал Хорти после «удачных переговоров» с фюрером. Вот только у Путина на уме совсем другая «геополитическая катастрофа» — развал СССР и советской системы стран-сателлитов. Может статься, что, когда Виктор Орбан второй раз заглянет в глаза российскому президенту, Венгрия станет нам братской не только в плане общих «традиционных ценностей» типа гомофобии и антисемитизма, но и в старом советском смысле, то есть в не сильно приятной для Будапешта роли московской марионетки. «Особый путь» — это ведь всегда петля.

Комментировать Всего 12 комментариев

История с 10 миллиардами довольно мутная, причём, насколько я понял, эта цифра - потолок сделки.. точная сумма ещё не определена.. видимо удобно держать мадьяров на крючке.. чтобы были погибче..

Но стоит заметить, венгры - отнюдь не монолит.. путинский примитив "я вас тут всех куплю" может вызвать довольно серьёзное отторжение у значительной части населения и даже ослабить позицию Орбана..

Совершенно верно, может. Общество там расколото, и сближение с Москвой может поменять баланс.

На самом деле в Венгрии эту сделку давно ждали (см. по ссылке мой текст годичной давности). Для Орбана это последняя возможность найти деньги для выполнения своих популистских обещаний и (следовательно) остаться у власти после нынешних выборов. (До этого шли долгие переговоры с МВФ, потом он пытался получить кредит у Китая)

В Венгрии тем не менее ненавидят и боятся братской России. Думаю, что если Орбан будет слишком целоваться с Москвой, ему это отольется. Хотя конечно при его теперешнем большинстве не очень понятно как.

В принципе, мне кажется что Европа если бы взялась за него серьезно могла бы его приструнить. Просто ЕС это такая замиряющая организация, плохо идущая на конфликты. Но может после кризиса с евро они станут потверже.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Владимир Губченко

cогласна с Вами. 

Мне кажется, главное отличие венгерской ситуации от российской (помимо отсутствия ресурсов, конечно) - именно в большей вариативности, в не-очень-понятнсти-как. Невозможно дать железобетонный прогноз касательно действий Орбана и его будущего, как мы даем про Путина (и чаще всего не ошибаемся)

Мои венгерские друзья конечно в ужасе от происходящего, но они во первых будапешские евреи, а во вторых еще в первый срок Орбана терпеть его не могли.

С другой стороны, что немного устрашает, Йоббик, будучи откровенно фашистской группировкой, наверно наиболее мейнстрим подобная партия в европейской стране (может исключая быв. Югославию) с 8 Мая 1945 года. Даже знаком с голосовавшими за них, правда из депрессивного Мишколц.

Но все таки будучи частью Евросоюза у Венгрии не так много пространства для практических шагов. Да и как они Трианон будут пересматривать? Силой доблестного венгерского оружия? Так что кроме языком болтать ничего не остается.

Мои будапештские знакомые тоже в ужасе. А меня не оставляет ощущения театральности всего этого.  То есть я вижу, что все серьезно: люди теряют работу, не могут получить того, оказываются отрезанными от этого - но все равно понятно, что Трианон пересматривается исключительно печатанием карт с дотрианонскими границами.

Типа "Лучшилов". Не знаю, хорошая ли это фамилия

Ольга, милая, простите меня - на Снобе так все языки распустили с уходом Гессен, что и мне везде мерещатся неприличные слова: Йоббик! прекрасная фамилия для политика.

Эту реплику поддерживают: Владимир Невейкин, Надя Аль-Ахмед

мне тоже так подумалось