Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Позавидовать Жанне Фриске

Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

— Я даже не помню ее в лицо, — сказал президент «Русфонда» Лев Сергеевич Амбиндер, когда позвонили с Первого канала и попросили помочь собирать деньги на лечение Жанны Фриске.

Впрочем, вопрос, как выглядит Жанна Фриске, не обсуждался ввиду очевидной его несущественности. Обсуждался вопрос, можем ли мы ответить согласием нашим партнерам Первому каналу, если они просят кому-то там из их сотрудников помочь.

У нас как раз шло понедельничное совещание — трехчасовой еженедельный разбор полетов, планы на будущее и все такое. Мы отвлеклись ненадолго и быстро порешили, что, конечно, Первому каналу поможем. Аргументы были следующие:

  • Первый канал — это наши партнеры. Если кто-то из наших партнеров, друзей и даже конкурентов заболел, мы всегда помогаем.

  • Когда человек тяжело болеет, никак толком помочь нельзя, можно только собрать деньги. И это не так глупо, потому что такая болезнь, как рак, способна развеять по ветру любые не то что сбережения, а даже и состояния.

  • Первый канал сам собирать деньги не может. У него нет отработанных механизмов для сбора денег, а у нас в «Русфонде» есть. Первому каналу пришлось бы платить с собранных денег тридцатипроцентный налог, а «Русфонд» как благотворительная организация от налога на прибыль освобожден, поскольку не имеет прибыли.

  • В сборе денег на лечение популярной певицы, возможно, поучаствуют люди, которые прежде никогда не жертвовали на благотворительность. И возможно, некоторым понравится, они останутся и будут помогать впредь нашим больным детям.

  • Все излишки денег, которые не понадобятся на лечение Жанны, будут направлены на лечение детей «Русфонда». А излишков, когда собираешь деньги с помощью телевизора, всегда остается втрое.

Что тут было обсуждать. Мы обменялись этими аргументами минут за пять и ответили Первому каналу согласием. И до вечера я забыл про это, пока не вернулся домой и не открыл фейсбук.

А там, оказывается, нас журили. Пользователи социальных сетей писали, оказывается, что у Жанны Фриске есть дом за миллион долларов, и поэтому не надо ей помогать. (Подумаешь, у меня тоже есть квартира за миллион долларов, и это не очень большая квартира в не очень престижном районе.) Еще писали, что «Русфонду» следовало бы помогать не богатой и успешной Жанне Фриске, а бедным и безвестным. (Как будто мы решили помочь Жанне Фриске вместо того, чтобы помогать бедным и безвестным. Как будто бедные и безвестные в связи с тем, что мы собираем деньги Жанне Фриске, получат не больше помощи, а меньше.)

И я, конечно, знал, что зависть есть главное чувство, движущее пользователями социальных сетей. Но я и представить себе не мог, что люди ухитрятся позавидовать Жанне Фриске. Позавидовать! Жанне! Фриске! Сейчас! Это не укладывается у меня в голове.

Хотя должно бы укладываться. Мы в «Русфонде» собираем деньги для больных детей пятнадцать лет. За это время сборы выросли в сотни тысяч раз. Собрали 140 миллионов долларов. Но было несколько скандалов. Однажды нас ругали за то, что мы собирали деньги больной девочке, у папы которой была старенькая «Тойота». Другой раз нас ругали за то, что мы собирали деньги смертельно больному мальчику, которому старшая сестра пообещала, если он выздоровеет, отвезти его в «Диснейленд». Третий раз нас ругали за то, что девочка, которой мы собирали деньги, на фотографии была в золотых сережках. Люди не стеснялись прям так и писать: пусть продадут «Тойоту», пусть не поедут в «Диснейленд», пусть снесут в скупку золотые сережки.

Я, конечно, злился как черт, читая эти комментарии, но утешал себя мыслью, что их пишут не те, совсем не те люди, которые жертвуют деньги больным детям.

Читайте также

Комментировать Всего 5 комментариев

Любят же "кошмарить" естественное!.. А почему, собственно,  Зависть - это "плохо"? Святые отцы определили?.. Зависть - это естественно. Обычный механизм психической защиты. Зависть можно определить как ущемление гордости. И она является той аффективной основой, которая раскручивает динамо большинства человеческих реакций и большинства общественных движений. Когда экономисты выводят закон о том, что сила социального напряжения зависит от величины разрыва в доходах самых богатых людей и самых бедных, то этот закон является косвенным описанием количества зависти. Это инструмент стимулирования и принуждения людей к активности как в зкономике, так и в культуре. Это выгодно обществу. И зависть и гордость - выгодны. Оба чувства определяяют друг-друга, являясь частями целого.

Другое дело - РИСКИ проявления зависти и гордости. Они разные (по определению Ульриха Бека) в "обществе риска". И критика рисков - это вовсе не нормативная критика ценнос­тей. Именно там, где ценности становятся разными, как раз и возникают разные риски.

Психологи очень редко относят зависть к чертам характера, но на мой взгляд, это нормальный вид ненависти. И как таковая - это есть базовое качество эмоциональной жизни. Она естественна, также как чувство голода. Только проявляется он по мере приобретения навыков анализа собственных состояний. И, если ее скрывать, то непроявление скорее всего будет причиной психосоматического заболевания. А это уже новые риски. Люди, почему-то, скрывают зависть, но не стесняются переживаний чувства гордости, которая имеют ту же основу, что и зависть, только заряд разный. Но, поскольку оба этих чувства - зависть и гордость устроены одинаково, являясь частью целого и различаются только как аспекты превосходства при сравнении себя с другим, проявляемые в разных ситуациях, с разными рискам, то зачем нужно "кошмарить" зависть? Ведь, здравый смысл подсказывает: чтобы не завидовать, нужно перестать гордиться. А как же маховик динамо? Такова диалектика.

Обратная сторона этой проблемы - культивирование уже самой зависти. Большевики, например, опираясь на учение о классовой борьбе, по сути объявили зависть государственным чувством. Логика же чувства зависти очень проста. Мои желания блокированы, а желания другого удовлетворяются. Проблема - в рисках, которые несут разные люди. Риски у Жанны Владимировны и у Васи Пупкина - разные. И вот этими рисками обществу, как раз и следует заниматься, а не эксплуатировать подобно святым отцам естественные чувства.

 А журналистика – она  должна, в свою очередь, прослеживать путь самоограничения рисков тех, кто их несёт меньше, а не наоборот. Завидовать она должна рискам "Фриске". Это снижает риски тех же больных детей из малоимущих семей.

Помочь может каждый, отправив одну или больше  смс на  номер 5541

со  словом ЖАННА , каждая смс  стоит  75 руб! Всем миром легче собрать на дорогое лечение.

Зависть завистью, но об абстрактных или конкретных несчастных мальчиках, девочках, старичках из дальних городков (городков, как правило, без больниц, лекарств и надежд) люди зачастую вспоминают тогда, когда нужно попрекнуть Фриске или другую персону, но того же калибра. Многие, что ли, волнуются о "бедных и безвестных" просто так, по прекраснодушности своей?

Мало того, здесь раскрываются и взаимное недоверие, и общая неудовлетворённость в обществе (всё куплено-продано или разворовано, у "них" больше, слаще и жирнее, чем у "нас", "рак Жанне для пиара" и так далее). А некоторые ещё рассказывают, что громко заявлять о чём-то очень личном — неправильно, стыдно и не по-нашему (а болезнь — это, безусловно, очень личное, сор из чужой избы). Сиди там, значит, в своём раке, и не трепись. Тем не менее, когда тема предложена, лясы точить мало кто отказывается. Очень личное — оно такое. Занятный пример для социальной психологии.

Этот частный случай, относит к более широкому вопросу. А как выбрать, кому отправлять деньги? По какому принципу? Возможности жертвователей не безграничны. И жертвователю приходиться делать выбор, кого спасать и отправлять свою копейку, а кого не "заметить". Как выбрать между Ваней из Митино и Валей из Вологды? Обьективно - никак! Кто-то реагирует на рассказ, кто-то на диагноз, кто-то на фотографию. Наверное, для тех кто, ругал золотые сережки, это своеобразный способ выбора. Имущественный ценз. Да, примитивно...

Подло это. Такое страшное заболевание не спросит налоговую декларацию, не поинтересуется пропиской. Очень жаль эту девочку, хотя я не совсем понимаю чем она занималась просто в силу своего уже немалого возраста. Однажды я был в РДКБ. Как раз после того, ка кприняли закон о запрете трансплантации органов. Потом его, вроде бы, подкорректировали. И вот показывают мне врачи детей. И говорят: Вот им скоро исполняется 18, значит, поедут домой, в регионы. И все. Надо видеть этих детей (на самом деле, не советую). Большинство без волос из-за химио-терапии, но все с таинственным таким блеском в глазах. Блеском, в котором читается знание о чем-то для других недоступном. Эти дети уже знали про смерть. В их возрасте люди о сметри думают примерно так - а, когда это еще будет. И вот обсуждать или осуждать кого-то в подобной ситуации? Тут нет темы для дискуссии.

Эту реплику поддерживают: Наталья Гречко

 

Новости наших партнеров