Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Константин Зарубин

Константин Андреев:
Клуб спасателей детей имени Абрамовича

Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

Мир омерзительно несправедлив не только на первый взгляд, но и в денежном эквиваленте. Накануне Всемирного экономического форума, прошедшего на прошлой неделе, федерация благотворительных организаций Oxfam призвала сливки Земли, стекавшиеся в Давос на личных самолетах, всерьез бороться с растущим экономическим неравенством. «Состояние беднейшей половины человечества», отметила Oxfam среди прочего, нынче «равно состоянию 85 богатейших людей мира».

Зажмуримся. Представим здоровенные весы, как в руке у Фемиды. На VIP-чаше — Фридман, Тимченко и еще 83 представителя вида homo sapiens. На другой чаше — 3 500 000 000 представителей того же вида. Сидят друг у друга на ушах, упираясь в орбиту Луны. Между чашами — совершенное равновесие.

Страшная картинка. Хоть сейчас беги вступай в КПРФ, захватывай телефон-телеграф, грабь награбленное. Как они людям в глаза смотрят, эти восемьдесят пять и дальше по списку «Форбса»? Ведь знают же, знают не хуже нас, что ни один гомо сапиенс не может работать в миллион раз лучше другого. Если трудолюбивый инвестор в городе Нью-Йорке срубает в год триста миллионов, а трудолюбивый учитель в городе Бамако, Республика Мали, — три сотни, как можно летать персональными самолетами? Как вообще можно владеть миллиардами и спать по ночам, пока миллионы детей не ходят в школу? Прочесывают помойки? Пухнут от голода?

Ответ следующий: а запросто. Мы с вами спим? Спим. Ну, вот и они спят. Точно так же.

Осталось только разобраться, при чем здесь мы.

Начнем с одной нехитрой игры. Называется «Диктатор». Придумал ее (вместе с коллегами) психолог Даниель Канеман, лауреат Нобелевской премии по экономике и автор безжалостного бестселлера «Думай медленно… Решай быстро» — о том, из какого сора растут наши решения.

В игре «Диктатор», по большому счету, один игрок. Ему дают некую сумму денег — скажем, пять долларов — и говорят, что где-то — допустим, в соседней комнате — сидит анонимный участник №2. Можно, говорят, с ним поделиться, если есть желание. Но, говорят, совсем не обязательно. На ваше, говорят, усмотрение.

За тридцать лет игры в «Диктатора» в американских и прочих университетах выяснилось, что альтруизм, как и несправедливость, поддается исчислению. Он равен примерно двадцати процентам — с такой долей денег готов расстаться средний «диктатор». Иными словами, если нам предложат поделиться халявной сотней, мы, скорее всего, отсчитаем незнакомцу две монеты по десять рублей и с чистой совестью покинем лабораторию.

Двадцать процентов чистого альтруизма на душу населения — это, в общем-то, неплохо. Это даже хорошо. Слишком хорошо, чтобы быть правдой, по мнению ряда исследователей. Ученые же тоже люди — живут среди нас, имеют глаза, читают новости и пресс-релизы Oxfam.

Одним из усомнившихся был экономист Джон Лист. Он слегка изменил правила. Сообщил части своих «диктаторов», что анонимному участнику №2 тоже дали пять баксов. Можно с ним делиться, можно не делиться, можно вообще забрать у него доллар. Еще одной группе «диктаторов» разрешили отобрать у второго участника не просто доллар, а хоть сразу все пять.

Логика здесь проста: если альтруизм чист, без душка и примесей, «диктаторы» в худшем случае возьмут свою пятерку, и оба участника останутся при своих.

С теми, кто мог отобрать только один доллар, примерно так оно и вышло. Но «диктаторы», способные отнять всё, не желали оставаться при своих. В среднем они отбирали у невидимого участника два с половиной доллара. Половину его средств.

Эксперимент Листа лишний раз обнажает неприглядную подкладку нашего благородства. Помогать близким заставляет сострадание; в прочих случаях включается кокетливое желание считать себя «не самым плохим человеком». Если Плохой Человек не даст другому ничего, мы щедро отстегнем двадцать процентов. Плохой Человек отнимет доллар — мы не отнимем ни цента. Плохой Человек захапает пятерку — мы скромно возьмем два пятьдесят.

Добрейшей души люди. Могли бы, как говорится, и пристрелить.

— Может, хватит стрелки-то переводить? — подаст голос читатель, не забывший, что текст начался с миллиардеров. — Ну, допустим. Забрал бы я у кого-то там пятьдесят рублей в лабораторных условиях. Но уж яхту за триста миллионов баксов я бы никогда не купил! Отдал бы двести девяносто девять в «Русфонд», на остаток жил бы до старости. Работал бы школьным учителем без зарплаты!

Может быть. Я не спорю. Спорит, например, философ Питер Сингер, автор книги The Life You Can Save и основатель одноименного благотворительного движения.

Еще сорок лет назад Сингер написал эссе «Голод, богатство и нравственность» — один из ключевых текстов западной этической мысли прошлого столетия. Там, на третьей странице, Сингер приводит сценарий с прудом и ребенком. Мол, идете вы мимо мелкого пруда, одетый с иголочки, и видите, что в пруду тонет ребенок. Спасти его — дело одной минуты. Надо всего лишь войти в мутную, тинистую воду и вынести его на берег. Поразмыслив, вы решаете, что костюм вам дороже, и бодро шагаете дальше.

Пока мы подыскиваем слова, чтобы адекватно возмутиться, Сингер напоминает: ни расстояние до ребенка, ни его национальность, ни наличие тысячи других взрослых и даже тысячи других тонущих детей не меняют сути сценария. В глобальной деревне совокупный моральный вес этих переменных — ноль. Единственный фактор, который имеет значение, — способность помочь.

Вы уже пили в наступившем году произвольный напиток за 200 и более рублей в модном заведении с незабываемой атмосферой? Я пил. На эти деньги можно было бы спасти ребенка. От малярии. Противокомариная сетка, обработанная инсектицидом, стоит как раз около двухсот деревянных по курсу ЦБ.

За те же деньги можно было бы вылечить десять африканских малышей от шистосоматоза. Это паразитарная болезнь. Кровососущие червяки забираются под кожу, откладывают яйца, вызывают лихорадку, поражают половые органы.

И так далее. Если принять логику Сингера, печальный вывод неизбежен. Мы водим хоровод вокруг пруда с тонущими детьми всех оттенков кожи. Без остановки. Под ручку с Потаниным и Абрамовичем. Только Потанин не вытаскивает из тины целый миллион детей. А мы с уважаемым читателем, помнящим начало текста, люди не самые плохие. Мы не вытаскиваем сотню-другую. Всего лишь.

Существенная разница? Не знаю. Решайте сами. Формулируйте тезисы о локальной природе ответственности и прогрессивном налогообложении. Толкуйте о создании капитала и рабочих мест.

А я пошел дальше играть в «Диктатора» с половиной человечества. Более трех миллиардов землян живут менее чем на два с половиной доллара в день. Именно столько, если помните, оставляли участнику №2 щедрые подопытные в смешном эксперименте профессора Листа.

Комментировать Всего 7 комментариев

...всё-таки жаль, что не последовал призыв захватывать телефон-телеграф. Это самое верное.  Это сразу бы перевело разговор из этической сферы в экономическую - к эффективному производству и справедливому распределению. 

Эту реплику поддерживают: Константин Зарубин

Ученые считают, что после телеграфа-телефона-все поровну  и т д ....

очень скоро опять половина всех ресурсов будет в руках тех же самых 85 человек

Вот не согласна и всё!! "что почти все,  идя мимо мелкого пруда, одетые с иголочки, и увидев , что в пруду тонет ребенок - пройдут мимо"

Вы не красиво передергиваете - увидев - уже мимо не пройдешь. а кинешся в воду. 

Зачем все время кивать на Потанина и Прохорова?

Есть закон "десятины" - у каждого она своя. И свои ангелы, и своя совесть. Что проклинать темноту в мире, если можно зажигать свечи вокруг себя?

Вот вы сами Константин - вступайте например в клуб ангелов Кати Бермант. Всего по сто рублей в месяц члены клуба переводят  и уже спят значительно спокойнее. Вы можете и 200 и больше переводить)))))

По моему опыту - по сто рублей быстрее можно собрать большую сумму, чем найти кого-то кто согласится сразу много дать ( да и недавний сбор 8 миллионов для Жанны Фриске за сутки это подтвердил)

 Яндекс-кошелек 41001576685682 (это кошелек  фонда при Бакулевском центре "Детские  Сердца"). Или на Pay Pal: [email protected] туда же.

"Вот не согласна и всё!! "что почти все,  идя мимо мелкого пруда, одетые с иголочки, и увидев , что в пруду тонет ребенок - пройдут мимо"

Я тоже не согласен, Светлана. И Сингер, видимо, не согласен. Он и привёл этот пример именно потому, что большинство из нас ни за что не прошли бы мимо тонущего ребёнка. Наше сострадание не так уж плохо работает, когда явная беда у нас прямо под носом. И в этой связи Сингер хотел показать, что в современном мире, при нынешних средствах связи и транспорта, беда под носом у нас всегда.

Я, с Вашего позволения, повешу здесь прямую ссылку на благотоворительный фонд "Детские сердца". Спасибо! Сам я обычно перевожу средства через шведские организации или UNICEF. Но надо, конечно, поддерживать российских благотворителей.

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян

Константин! Спасибо)))

Катя Бермант почти всегда не просит денег, а зарабатывает. То Лавку Радости откроет, то Клуб Ангелов придумает, сейчас вот зовет всех Ангелов 12 февраля в Москве в 10-00 в кафе "Кофе Пью"

Ангельский мастер-класс по выпечке сердечного печенья

Ссылка на текст целиком 

цитата со странички Екатерины Бермант 

Повторяю как мантру: сто рублей, переведенные ежемесячно (во время оплаты коммунальных платежей, например) в благотворительный фонд (список на www.wse-wmeste.ru) спасут сто жизней!

10 миллионов жителей Москвы, ежемесячно перечисляющие 100 рублей в благотворительные фонды...

Это будет беспрецедентно большой и ежемесячно обновляемый Стабфонд, обеспеченный золотым запасом ваших сердец.

Но для этого каждый должен понять, что жизнь и здоровье его и его детей зависит от такой несложной операции, как ежемесячный перевод 100 рублей на счет одного из благотворительных фондов.

Это должно стать необременительной привычкой.

Выберите себе благотворительный фонд и поставьте галочку в Яндекс-деньгах, на телефоне или в поручении своему банку.

Почему я считаю ежемесячное пожертвование в сто рублей подвигом? Ведь это очень маленькие деньги?

Потому что об этом нужно ПОМНИТЬ.

Это надо НЕ ЗАБЫТЬ СДЕЛАТЬ.

Эту реплику поддерживают: Константин Зарубин

и дальше замечательные слова Кати:

Вова Мамонт, парень из маленького военного городка был потрясен, когда после удачной имплантации кардиостимулятора мы сказали ему стоимость этого предмета.

«Ведь это же иномарку можно купить!» — ошарашено повторял он. Его совершенно потрясла цифра, которая стучала теперь в его груди. Да, эти деньги могли стать иномаркой, а стали кардиостимулятором. Прошло некоторое время, и я получила письмо под названием «Сюрприз!». Там были фотографии с Вовкиной свадьбы. А вот совсем недавно он прислал фотографии дочки Евы. Ева — потому что «жизнь».

Мы, вместе с дарителем, купившим Вове кардиостимулятор, сделали очень неплохую инвестицию. Иномарка за эти шесть лет бы уже устарела, а молодая счастливая семья дала миру новую жизнь.

Аня Соколова — бронзовый призер Москвы по художественной гимнастике. Её сердце на четверть состоит из пластика. Дети, в которых вы вкладываете деньги, не просто остаются в живых. Они могут стать гордостью страны.

В этом нет противопоставления.

Можно и нужно покупать машины и бриллианты. И одновременно лекарства и кардиостимуляторы. Это удовольствие одного порядка. Для тех, кто понимает.

Итак, я зову вас на подвиг в этом Новом году.