Марш «За свободу узников Болотной». Репортаж

В Москве прошел согласованный марш в поддержку обвиняемых по так называемому «Болотному делу»

+T -
Поделиться:

Организаторами шествия выступили «Комитет протестных действий», движение «Солидарность» и ряд других оппозиционных организаций. Участники акции будут требовать освобождения «узников Болотной» и других политзаключенных. 

Первоначально организаторы акции хотели провести шествие по Тверской улице до Манежной площади. Однако в мэрии Москвы этот маршрут не согласовали и предложили провести шествие по бульварам. После отказа мэрии один из организаторов шествия, Петр Царьков, заявил, что оппозиция намерена отказаться от предложенного мэрией маршрута.

Сейчас в Замоскворецком суде проходит процесс в отношении восьми фигурантов «Болотного дела». Прокуратура потребовала приговорить их к срокам заключения от пяти до шести лет тюрьмы. Всего по этому делу проходит около 30 человек, некоторые из них избежали уголовного преследования из-за амнистии, приуроченной к 20-летию Конституции.

 Евгений Бабушкин:

Пушкинская. Двадцать минут до начала. Уныло тут, особенно в сравнении с Майданом. Кстати, 2 февраля отмечается Всемирный день водно-болотных угодий. Охранители наверняка про это пошутили бы — что ж, я успел первым.

 Евгений Бабушкин:

Очень много чудаков. Националисты требуют «свободу русским политзаключенным», очевидно, отказывая в свободе всем остальным. Мужчина в огромной бобровой шапке читает лекцию пустоте: «Понимаете, оккупанты всегда извне. Из-вне! Тарраканы питерские».

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

 Евгений Бабушкин:

Барышня в шубе и с пронзительным сопрано, требующая свободу только для русских — это Ольга Курносова, хорошо известная любому петербуржцу.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

 Евгений Бабушкин:

Мужчина в костюме смерти изображает коррупцию и скандирует «не забудем, не простим».

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

 Евгений Бабушкин:

Стало бодрей: запели «Варшавянку». Тут, на Пушкинской, поразительная смесь идеологий и эстетик. Поэт-импровизатор на мотив «Чайфа»: «Какая боль, какая боль, когда страною правит моль!» Ему хлопают.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

 Евгений Бабушкин:

Телефон решил сломаться на морозе, поэтому фото трех с половиной богатырей немного размытое. Стрекочет вертолет. Митингующие кричат «банду геть», но в Киеве это звучало лучше. А ответ прост: мало молодых. Очень мало.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

 Евгений Бабушкин:

Всей душой поддерживаю требование освободить политзаключенных — тем грустней, что протест так выродился. Пара тысяч активистов в загончике, под присмотром зевающей полиции. Да, Майдан, который здесь поминают через слово, все прояснил.

 Евгений Бабушкин:

Шествие встало: лидеры дают интервью.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

 Евгений Бабушкин:

Грустное московское небо с одиноким полицейским вертолетом.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

 Евгений Бабушкин:

Тронулись. Идем по Петровскому.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

 Евгений Бабушкин:

Белая лента — как флажки для волков, чтобы люди не разбрелись и держали строй. И чтобы журналистам было удобно делать эффектные кадры.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

 Евгений Бабушкин:

К лозунгам пятилетней давности («это наш город!») добавились свежие: «Концлагерь — не место для Олимпиады». Плохой: кричать неудобно. Но есть и очень хороший: «Вы-пу-скай!»

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

 Евгений Бабушкин:

Трубная. Полпути прошли.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

 Евгений Бабушкин:

Больше всего удивляют такие вот ряженые, с серьезной миной охраняющие город от злых зубастых оппозиционеров.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

 Евгений Бабушкин:

Одинокий меланхолик в форме.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

 Евгений Бабушкин:

А народу прибавилось. С горки видно, что марш растянулся от Трубной до Петровки — стало быть, длиной с бульвар. Тысяч пять точно есть.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

 Евгений Бабушкин:

Параллельно читаю, что соцсети пишут... нет уж, лучше с поросшими мхом старичками на Сретенском бульваре, чем с сытыми троллями-кремлевцами.

 Евгений Бабушкин:

Сретенка. Детки в клетке.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

 Евгений Бабушкин:

От холода скрючились пальцы и дала дуба камера на телефоне. Зашел погреться в Макдак на Чистых — а там очередь из омоновцев. Все берут эспрессо и большую картошку с сырным, видимо, следуя секретному служебному распоряжению. Так вот почему они такие массивные!

 Евгений Бабушкин:

Крепкий затылок режима.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

 Евгений Бабушкин:

Флаги «Левого фронта» на фоне нефтяного небоскреба. Тут сама топография призывает к действию — но все мирно сворачиваются и спускаются в метро. Конец.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

 Евгений Бабушкин:

Марш закончен. Было скучно, как на каком-нибудь кремлевском мероприятии. Над всем парил дух соглашательства, которое иногда еще называют разумным компромиссом. Идти туда, куда сказали власти, и разойтись по первому свистку.

Трансляция завершена. Спасибо, что были с нами.