/ Москва

Подростки «выходят из шкафа»

«Гомофобия — естественная предпосылка и неизбежный спутник дедовщины. Она освящает и укрепляет иерархический характер мужских сообществ и право "настоящих" мужчин господствовать над "ненастоящими", — пишет Игорь Кон в книге "Мальчик — отец мужчины". — Юность вообще довольно одинокий возраст, но никто не бывает так одинок, как гомосексуальные подростки

Иллюстрация: Lindsау Rеd-Hауаtе
Иллюстрация: Lindsау Rеd-Hауаtе
+T -
Поделиться:

Маленький гей не может открыться родителям, которые часто так же предубеждены, как и соученики. Он чувствует себя гадким утенком, единственным на всем белом свете».

Но в последнее время все больше подростков готовы признаться в гомосексуальности своим друзьям и родителям. Это обнаружил журналист Бенуа Деницет-Льюис, о чем и написал недавно в New York Times Magazine. Он пытается разобраться, что изменилось в последнее десятилетие. «Нельзя сказать, что геев-подростков перестали притеснять в школе или отвергать дома, но сейчас им легче, чем их старшим товарищам. Дело, — пишет Деницет-Льюис, — даже не в массовой культуре, которая стала лепить положительные портреты геев. Гораздо важнее — доступ к интернету, который дает возможность выйти из изоляции. Теперь геи-подростки находят в сети опровержение тому, что их семьи или церковь по-прежнему порой говорят им — а именно, что они никогда не будут счастливы в любви».

«Став более лояльными к сексуальной ориентации своих детей, — продолжает журналист, — родители теперь совершают другую ошибку. В ответ на признание ребенка они чаще всего говорят: "Тебе еще рано знать, кто ты такой"».

Вот история одной семьи, рассказанная мамой. Ее сын признался в своей гомосексуальности в 11 лет.

История началась очень смешно. У Димы в американской школе появился русскоязычный друг, который обучил его куче идиотских подростковых ругательств. Например, называл его «пидором». В общем, как-то раз Дима меня спросил за ужином:

- Мама, а что такое «пидор»?

- Это обидное слово, которое означает «гей».

- А что такое «гей»?

- Это мужчина, который влюбляется в других мужчин, а не в женщин.

- Так про меня же это правда!

Но, похоже, сам вопрос был лишь поводом завести со мной разговор: Дима решил, что он гей, а когда станет взрослым, будет жить со своим лучшим другом. С ним же хочет завести детей. Мы подробно обсудили, какие есть возможности, я даже рассказала Диме о своем приятеле и его муже, у которых вот-вот должен был родиться сын от суррогатной матери. На следующий вечер Дима напомнил мне, что он гей и тверд в этом — и продолжал напоминать ежевечерне, пока я не сказала, что я, пожалуй, уже усвоила и не забуду и можно поговорить о чем-нибудь новом.

При этом я говорила слова, в правильности которых я усомнилась, только прочитав эту статью. Я говорила: «Ну, у тебя еще полно времени, ты еще можешь сто раз передумать, пока можно и не определяться». В статье очень доходчиво объяснено, почему ребенку обидно такое слышать — никто же не скажет мальчику, которому нравятся девочки, чтобы он не спешил определяться. Все мои друзья-геи говорят, что более или менее поняли все про себя в возрасте десяти-одиннадцати лет.

Между тем у Димы в школе, в пятом классе, мальчики обсуждали своих girlfriends, а Дима гордо всем сообщал, что у него boyfriend. Над ним смеялись, на что он смело говорил: «Смешно? А мне кажется смешным, что у тебя девчонка». В июне мы всей семьей сходили на гей-парад, на котором счастливый Димка маршировал и скандировал: «What do we want? Equal rights! When do we want it? Now!» Это было про право на однополые браки.

Летом мы вернулись в Москву, и я начала готовиться к тому, что перед началом учебного года надо будет Диме объяснить, что здесь надо быть осмотрительнее, чем в американской школе, не все привыкли к мысли, что геи встречаются везде. Но Дима освободил меня от этой необходимости, когда приехал из лагеря накануне своего 12-летия. Почти первыми его словами были: «Мама, помнишь, я говорил, что хочу быть геем? Так вот, это не так. Я думал, что быть геем - это просто жить с мальчиком и любить его, а не заниматься сексом. А сексом заниматься я ни с кем не хочу, ни с мальчиками, ни с девочками. Так что я не гей».

«Не спеши определяться, Дима, — сказала я с чистой совестью. — У тебя еще масса времени. Кто знает, может, тебе захочется с кем-нибудь заниматься сексом».

Комментировать Всего 7 комментариев

Устами младенца глаголет истина. Вспомнил любопытное определение гомосексуальности (цитирую по памяти): "Гей - этот не тот, который занимается сексом с мужчиной, а тот, который способен мужчину любить".

Эту реплику поддерживают: Виктор Майклсон

Мне кажется, тут действительно речь не про секс, а про детское самоопределение и детскую жестокость.  Даже не так важно, геем себя чувствует 12-летний человек или каким-нибудь другим изгоем. 

Одинокие гомосексуальные подростки,

как правило, остаются и в зрелости одинокими, если им не помочь. Много лет назад ко мне за помощью обратился муж моей знакомой. Умный, образованный, красивый, добрый -много прекрасных качеств было у этого человека. А еще у него была тяжелая депрессия и частые приступы головной боли. У нас возник хороший контакт, он рассказывал о жизни, работе, жене, маме, сестре. Мы разговаривали обо всем - так мне казалось. Я знала о его детских мечтах,о друзьях, о романе с будущей женой. Он говорил о книгах прочитанных и им написанных. Все эти разговоры были фоном или канвой серьезной терапии. Вскоре ему стало лучше и морально, и физически. Но не прошло и 2-х месяцев, как он снова попросил о встрече. Чтобы быть краткой, скажу, что это повторялось несколько раз: успешное лечение, много откровений, видимое облегчение - и вскоре новое погружение в тоску. С каждым разом я все больше понимала, что он молчит о чем-то важном, и в этом вся загвоздка. Однажды я сказала, что не смогу помочь, если мне не доверяют. "Да, - согласился он, - вы правы. Но только в состоянии гипноза я смогу рассказать то, что меня по-настоящему терзает. Мне страшно стыдно и я прошу помочь мне". Я согласилась применить гипноз. Все, о чем мы говорили с ним до этого, было правдой, но приобрело  иной смысл. Он был геем. знал об этом с детства, тщательно скрывал от всех, особенно от мамы ( любил ее, но еще больше боялся), и всегда страдал. Старался выглядеть и вести себя, как настоящий мужчина, преуспел в этом для окружающих, но все больше испытывал одиночество и обиду на судьбу. Девочки его не интересовали, а мальчики и мужчины, в которых влюблялся, не знали об этом. После института он встретил долгожданного человека, который тоже полюбил его. Наконец он узнал счастье. Год  восторга, омрачаемый лишь подозрительностью родственников, никогда не видевших его с девушками. Был отпуск, они уехали в Крым, там утонул его друг. В Москве его ждала мать с невестой, которую ему сама нашла. Худенькая высокая девочка, блондинка, очень похожая на его погибшего друга. Они поженились. Родственники успокоились, а он жил как робот. Жена всегда любила его, была непритязательна и молчалива - только бы он был рядом. Работа - дом - книги - сон. И так годами. Тоска, приступы головной боли, обследования у неврологов (все в норме), приход ко мне по настоянию жены.

Когда он очнулся, спросил: "Я все рассказал?". И заплакал - как ребенок, всхлипывая и вытирая слезы ладошками. Я дала ему выплакаться. На его вопросительный взгляд  отвечала своим спокойным. Мы долго говорили, он никак не мог поверить, что я по-прежнему уважаю его и ценю, что мы друзья и что, конечно я не скажу никому ни о чем.

 Несколько дней он мне не звонил. Я понимала, что так и должно быть: слишком много лет молчания - и такой выплеск. Даже предполагала, что он жалеет обо всем и, возможно, ненавидит меня. Знала, что это пройдет, дала ему время, не звонила.

 Все это было давно - тогда геев сажали. Молодым теперь это трудно представить.

 И сегодня мы дружим с этим человеком. Он прославился в своей профессии, эдоров, счастлив, живет с молодым человеком (с женой давно расстался, но их добрые отношения достойны похвал, она вышла замуж, у нее дети).  Когда мы видимся или говорим по телефону, он говорит, что наша встреча спасла его.

Удивительная история. Если я правильно понимаю, одиночество этого человека было результатом запрета. А у сегодняшних подростков-геев есть шансы жить нормальной жизнью. 

Любовь и пониманиеи вместо ненависти и запретов.

Удивительно сегодня читать этот пост и комменты:

 "Все это было давно - тогда геев сажали. Молодым теперь это трудно представить."

"А у сегодняшних подростков-геев есть шансы жить нормальной жизнью. "

Всего то прошло 3 с половиной года... время повернуло вспять....