Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Лев Рубинштейн   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Ольга Серебряная

Ольга Серебряная: Три русских привычки

Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

Есть такая важная штука — привычка. Аристотель называл ее второй натурой. Человек, от природы прожорливый, научается умеренности, последовательно воздерживаясь от чревоугодия. Или наоборот: человек спокойный, начав покрикивать на окружающих, через некоторое время привыкает и становится как будто бы от природы раздражительным. Применительно к России это понятие проясняет намного больше, чем «традиционные ценности»: последние еще надо выдумать, а привычки (вредные) заметить довольно легко. Особенно ярко они проявились в дискуссиях об Украине.

Здесь требуется оговорка. В этом тексте я не пытаюсь анализировать, что происходит на Украине, и тем более давать какие-то прогнозы. Я никогда не была в этой стране и почти ничего о ней не знаю (как, кстати, и многие участники бурных дискуссий). Здесь я анализирую исключительно российские медийные рассуждения о ситуации на Украине и нахожу в этих рассуждениях только присущие россиянам вредные привычки.

Их как минимум три. Первая проявилась в трепетной заботе о «русских на Украине». В некоторой независимой стране в результате не совсем мирного противостояния не совсем сменяется власть. В результате чего граждан соседней независимой страны, до какого-то момента с интересом следивших за развитием событий и даже ставивших друг другу в пример упорство, самостоятельность и отвагу революционеров, вдруг охватывает отеческое беспокойство за судьбу некоторой части населения революционизированной страны. Обеспокоенное отечество называет эту часть «русскими», несмотря на нероссийское гражданство большинства этих «русских». (То есть национальность понимается этнически.) В российском сознании вдруг тоже как будто бы происходит революция: вот только что жители Украины в целом были сознательные граждане, готовые взять на себя ответственность за будущее своей страны, а теперь часть этих жителей превратилась в детей малых, не способных постоять за свои права без помощи обеспокоенных москвичей, петербуржцев и кемеровчан. Гражданский пафос сменяет вдруг вспышка этнического патернализма. Которая при этом странным образом не распространяется на граждан России. Можно назвать этот феномен «имперским комплексом», но, мне кажется, было бы полезнее видеть в нем дурную привычку небрежения — по отношению к собственным трудностям, проблемам и обязанностям. Вот только освободим крымчан от хохлятского гнета, а там и за себя возьмемся.

Вторая дурная привычка состоит в том, чтобы обсуждать правильный порядок действий, предпринимать которые в реальности никто не собирается. Что либералы, что охранители способны неделями обсуждать необходимость срочного военного вмешательства (не подразумевая собственного в нем участия) и правильную конфигурацию органов власти, повлиять на формирование которых они не в состоянии. Эти разговоры существуют в сумеречном лимбе между адом прямого действия и раем чистого размышления, в пространстве недостаточной реальности, в обессмысливающем языке пустых призывов и долженствований. Действительность обходит российское дискурсивное поле стороной.

Третья дурная привычка, резко проявившаяся в дебатах на украинские темы, — это склонность к натурализации языка. Великий и могучий русский язык предстает в этих рассуждениях как вымирающий под давлением конкурентов вид, требующий неустанной заботы и поддержки. Битва за русский язык на Украине — это, по сути, битва против двуязычия. Разговоры эти — не об отстаивании права граждан Украины говорить по-русски, а борьба с необходимостью для части из них учить украинский. Меж тем двуязычие — феномен как раз позитивный. Овладеть новым языком всегда значит тем или иным образом обогатить родной. Постоянный процесс перевода, в который погружены мультилингвистические сообщества, оживляет языковую рефлексию. Чем обсуждать возможность делопроизводства по-русски, следовало бы задуматься, насколько русским является этот язык делопроизводства. Ценностью в этих спорах наделяются канцелярит и лень.

Такие у россиян привычки. Но унывать все же не стоит, потому что само понятие привычки внушает оптимизм. В отличие от предками данной мудрости народной, привычки — не навсегда. Бросают же люди курить. Быть может, и Россия когда-нибудь избавится от безразличия к собственным согражданам, склонности к пустословию и лингвистической глухоты. Надо только сосредоточиться на своих делах (mind your own business, как говорят на великом и могучем английском), а дела «братских народов» обсуждать исключительно в поисках применимой к себе морали. Такой. Или вот такой.

Комментировать Всего 2 комментария

Ольга, спасибо за статью. Прекрасно подмечено.

Эту реплику поддерживают: Ольга Серебряная, Дмитрий Кафанов

Белой акации, гроздья душистые...

У англичан, где-то прочитал, существовало развлечение - ходить слушать, как иностранцы едят суп. Тут понятно? Отсылаю к первым строкам "Белой гврадии", что уже неоднократно делал.