Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Лев Рубинштейн   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Ольга Серебряная

Ольга Серебряная:
Призрак журналистики. На смерть «Ленты.ру»

Фото: Anzenberger/Fotodom
Фото: Anzenberger/Fotodom
+T -
Поделиться:

Была такая «Лента.ру», в последние года два самый интересный новостной сайт на русском языке. Была – и нет ее больше. После увольнения главного редактора Галины Тимченко ушел (ну или, как минимум, заявил о своем переходе в другое качество) и весь коллектив, нежно любимая дорогими читателями «дорогая редакция». В истолковании этого события особенных разногласий среди читателей не было: «При нас убивают профессию», - отчеканил, например, Глеб Морев. Искренне скорбя по «Ленте», я все-таки задумалась о странных свойствах этой профессии, которую на моих глазах убивали уже раз пятнадцать и с живой реальностью которой мне ни разу не было дано прийти в соприкосновение. Была ли профессия? Ведь только призрак или плод воображения можно успешно убивать много раз подряд.

Начну с того, что я лично – в физическом, то есть, смысле – с «настоящей профессией» никогда не сталкивалась. Отдельные ее продукты – статьи, проекты, фотографии – видела. Собственные тексты на электронные адреса представителей этой «настоящей профессии», бывало, отсылала. Но непосредственно я имела дело только с журналами о недвижимости, строительстве загородных домов и дизайне интерьеров. Этим ограничивался рынок журналистской работы в моем родном городе, когда я на него вышла лет десять назад. Был еще дивный журнал Top Manager, царство ему небесное. Он находился на таком же расстоянии от реальности простого российского гражданина, как и канализационная система UPONOR, о которой я вынуждена была вдохновенно писать. Нет, у меня не уникальный опыт. У меня просто немосковский опыт. Из чего следует, что «профессия», очередную смерть которой оплакивают в связи с разгромом «Ленты», существовала только в Москве. Всякие ее региональные проявления еще в первой половине нулевых были успешно искоренены - или переведены в единственное число. Например, в Петербурге, пятимиллионном городе, есть только один сайт, и все, что хоть как-то теплится, теплится исключительно под ним. Мне кажется, с настоящими профессиями так не бывает. Если бы объяснять третий закон термодинамики умели только в Москве, мы бы не говорили о наличии в России преподавательской профессии.

Теперь о многократных убийствах журналистики. Мой отчет начинается с реформы «Известий», которые ни одна живая душа тогда не читала. Помните феерическую историю про глобус – его забрал с собой прежний коллектив газеты в знак протеста против насилия над редакцией, нахождение которой в одном и том же здании с 1926 года по 2011-й тогда интерпретировалось самой этой редакцией как символ непрерывности российской истории. Переход «Известий» под крыло Арама Габрелянова анекдотически совпал с закрытием мужского журнала «Медведь». Меня тогда настолько развеселил жежешный плач Дмитрия Шушарина по изданию для российских плейбоев (они, по его словам, представляли собой последний оплот борьбы с тогда еще тандемом), что я посвятила этому отдельную ироническую колонку. С тех пор много воды утекло, много закрылось московских редакций. И каждый раз, когда «гребаная цепь» прирастала еще одним звеном, кто-нибудь обязательно провозглашал гибель профессии. Скажите, умирает ли медицина после увольнения из конкретного госпиталя конкретного хирурга? Очевидно, нет.

Но журналистика в России умерла. И это заставляет меня утверждать, что ее – в промежутке между 1991 и 2011 – и не было. Сейчас, когда смотришь в ретроспективе, бегство старых «Известий» с глобусом под мышкой кажется еще более символичным, чем тогда. Тогда старая советская школа, наконец, признала, что окончательно одряхлела, добрый глобус из советского детства (ах, какая тогда была журналистика! – «В аэропорту его встречали Воротников, Зайков, Слюньков и другие официальные лица») уступил дорогу Google maps, но пришли эти инновации на территорию старой профессии не на волне прогресса, а на плечах Арама Габрелянова. Вот он и стал новой российской журналистикой. Вернее, его таковым сделали. Теперь мы все читаем «Известия», чтобы узнать об очередной инициативе депутатов Мизулиной, Федорова, Яровой.

Ну и потом пошло-поехало: «Коммерсант», «Большой город», Citizen K, «Газета.ру» - c каждой из них умирала профессия. Журналистские стандарты, как их понимали до вчерашнего дня в «Ленте», существовали в отдельно взятых коллективах благодаря стечению счастливых случайностей (хороший главред, добрая атмосфера, неподверженный давлению инвестор и т.д.). Эти редкие островки интересного и живого были не профессией, а выставкой достижений народного хозяйства, красивыми многокилограммовыми хряками в столице голодающей страны. Поэтому, собственно, разгром одного из таких достижений никогда не приводил к серьезному сопротивлению или сбою в системе. Выращивание рекордсменов – дело частное, штучное. Профессия – это вопрос усредненно-всеобщего.

Здесь было бы красиво заявить, что никаких профессиональных стандартов в современной России нет, и нам еще предстоит их создать. Но на самом деле они, увы, уже действуют. В журналистике их утвердил условный Габрелянов, в образовании и науке – реформы РАН и высшей школы, а в культуре – министр Мединский. Наделавшее столько шуму письмо «в поддержку позиции Президента по Украине и Крыму» на сайте Минкульта – всего лишь результат применения правильно понятых культурных стандартов, а уничтожение «Ленты» - логичный в наши суровые военные будни отказ от роскоши.

Комментировать Всего 21 комментарий

Будем писать на заборах. Помните эту примету суетливых 90-х? Вдоль железных дорог. Лента (во всяком случае "старая") выручала много раз меня, как репортера. Когда вот надо найти, номер вот-вот. И раз! Есть. Однажды я обратил внимание на пост о "Плесе". Дескать, там строится дача тогдашнего президента и как хорошо и "удобно" стало местным жителям и дачникам-старожилам. Еще тогда подумал - можно доиграться. Факты были там неприятные. Точила капля камень, точила и доточила. Журналистика еще в 96 году закончилась, если интересно.

Эту реплику поддерживают: Нелли Ляховски

"Теперь мы все читаем «Известия»"

Я не читаю.

Эту реплику поддерживают: Тимур Седов

Это потому что вы не в России живете и не чувствуете угрозы непосредственно себе и своим близким. А кто чувствует - те следят. Очень внимательно

почти все мои друзья и родственники живущие в россии известия не читают

об опасности

я испытываю опасность за близких, да и за себя когда бываю в москве

я не читаю так как не   хочу своим кликом способствовать успеху желтой газеты

Эту реплику поддерживают: Тимур Седов

ну а про законопроекты Мизулиной, Федорова, Яровой вы откуда узнаете?

из интернета

о них ведь не только известия пишут

Эту реплику поддерживают: Тимур Седов

а те, кто пишут в интернете, думаете откуда узнают об этих законопроектах? Из "Известий". Других доступов к официальной государственной информации нет. Интернету депутаты Яровая и Мизулина интервью не дают

я же не предлагаю известия закрыть

я просто объяснил, почему я их не читаю

а я хочу донести ту мысль, что даже не читая "Известия" непосредственно, Вы все равно их читаете.

Если под журналистикой понимать трансляцию сведений, то сведения, имеющие политическую значимость, сегодня транслируют только "Известия" и т.п. Что приводит к маргинализации независимой журналистики - у нее просто нет доступа к источникам.

Об этом вчера писал Рагозин: http://www.newrepublic.com/article/117001/russias-putin-cracks-down-media-when-we-need-journalism-most

Я думаю, что откроются новые медиа. Ещё в нулевых гиганты интернета (Яндекс, тот же рамблер), запустили в этот рынок огромный локомотив бабла, и даже предсказанный кризис или роскомнадзор не сможет по причине тупости перейти к системе веб3,0. время ещё не пришло, и годик подожите , увидите; вырасту как грибы. я вот готовлю стартап и авторов уже нашёл. наберет популярность, закроют - открою новый, который покроет убытки после ситуации с первой, и сам закроюсь на пике. коанда разбежится и поиски выгодного предложения не затянутся на срок больше недели. Они плохо понимают Интернет. 

Вы готовите общественно-политический стартап?

нет, не общественно политический. 

поясните, уважаемая. не улавливаю ваш месседж. Могу спросить так:"а вы делаете такой стартап?"Вы мне напишите что нет, мол, не делаю. А я вам напишу "в том-то и дело". Вы любите такие разговоры? Семья от вас наверное стреляется.. Чтобы немного вас успокоить скажу, что мои друзья такие проекты делают. стартапы такие есть. Все как заказывали. Но вас там скорее всего забанят, как демагога. 

Мой мессидж состоит в том, что журналистика - это прежде всего общественно-политическая тематика. Все остальное существует обыкновенно в дополнение к ней. Поэтому я и спросила, о чем Ваш стартап.

Эту реплику поддерживают: Никита Барбара

Интернет-радио, музыкальный блог. 

ну да, это супер-интересно, и этого не хватает, и это должно быть. Но просто когда говорят о смерти журналистики в связи с кончиной "Ленты.ру", имеют в виду новостную и репортерскую машину, у которой очень сложная технология (24-часовой цикл, строгие правила проверки источников, редактура, гарантия полноты и непредвзятости информации, корреспондентская сеть и т.п.). Вот это все в России уничтожено в независимом виде. Есть только в государственном.

площадку найти - это плюнуть и растереть. А вот где контент качественный брать- вопрос другой. 10 лет такой тягомотины тут обеспечены. Родине давно п-ц, я уже на стадии принятия. Журналисты могут лишь описывать этот конец странной эпохи и абсолютного зла. Причюдливые, ужасные проявления дикой и пьяной жизни тех, кто остался дожидаться смертельной дозы химического котейля marty ray. красиво и честно ответить на вопросы кто?что?когда?почему? можно на любой площадке. вы бы нашли такого журналиста? Оракулы смолкли ещё во времена Плутарха, уважаемая. Страна погибла, а вы тут о ленте горюете. не всем это заметно, потому что удав истории скручиает кольца медленно. Путин президент, у него беда с психикой, у него неограниченная власть и грандиозные планы на эту страну. А потом его не станет. И очень многим людям придётся почесать в затылке. нет больше химических котейлей, ничего больше нет. поля, снег, и прочее говно русской природы под гул проводов, покоторым из города в город бежит уныние. 

Можете это делать на любой площадке. 

http://www.novayagazeta.ru/news/1679412.html

Дорогие коллеги!

Мы с большим уважением относимся к вашей работе и поступкам. В такое время терять такие головы нельзя. «Новая газета» предлагает команде, покинувшей «Lenta.ru», свой портал для продолжения профессиональной деятельности на гонорарной основе. Эту возможность изыскал наш акционер А.Лебедев.   

По поручению редколлегии «Новой газеты», Д.А. Муратов

Эту реплику поддерживают: Алексей Федосеев, Тимур Седов, Наталья Яннаева

Молодцы "Новая" и Лебедев!

Своих надо поддерживать, особенно в трудное время

Эту реплику поддерживают: Наталья Яннаева