Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: Холодное дыхание смерти

Иллюстрация: Corbis/Alloverpress
Иллюстрация: Corbis/Alloverpress
+T -
Поделиться:

Есть у меня приятель — весельчак, выпивоха, рыбак, охотник, любитель погонять по бездорожью на огромном джипе, либо же на сумасшедшем совершенно квадроцикле, каковой примерно раз в год, врезавшись в сосну, превращается в кучу металлолома, либо же тонет в великих мещерских болотах. Одним словом, приятель мой — веселый и жизнерадостный человек.

Живет он в деревне. В Москву наведывается редко. И исключительно с целью поддержания своего мебельного бизнеса, который, впрочем, налажен как-то и приносит доход более или менее сам собой. В свободное время приятель мой бездельничает и мечтательно смотрит в небо, не летит ли там вальдшнеп.

А еще у этого моего приятеля был сосед Колька, человек глубоко положительный. К чести Кольки надо сказать, что лет ему было около пятидесяти, что он два раза сидел в тюрьме и, следовательно, хорошо понимал жизнь. А кроме того тонко разбирался в изготовлении самогона, натаскивании охотничьих собак и ловле щук на жерлицы. И вот, несмотря на описанные выше положительные качества, Колька этот заболел раком гортани.

Деревенскому жителю Кольке даже и в голову не пришло как-то бороться с болезнью. Заболел — ну, и, стало быть, пора помирать. Но приятель мой — не вполне деревенский человек. Он посадил соседа в огромный свой джип, отвез в онкологическую клинику, а там при помощи препаратов химической терапии врачи продлили жизнь Кольки года на два, пока тот не умер.

Тогда мой приятель похоронил своего соседа по христианскому обряду на деревенском кладбище, выпил за помин души самогона и лег спать.

А ночью приснился ему страшный сон. Надо отметить, что приятель мой — человек не трусливый. Он бывал на войне. Он врезался на квадроциклах в сосны, что вовсе не отвратило его ни от квадроциклов, ни от сосен. Он проваливался под лед Оки, что вовсе не отвратило его от зимней ловли налима. Он даже на моих глазах однажды поехал в соседнюю деревню на субботнюю дискотеку, что, согласитесь, опаснее, чем квадроциклы, ледяная вода и война вместе взятые.

Но сон был и впрямь страшный. Обычно людям снятся картинки — статичные, движущиеся, цветные, черно-белые. Реже снятся звуки. Совсем редко — запахи. Тактильные ощущения не снятся почти никогда. Но в том-то и был ужас приснившегося моему товарищу сна, что приснился ему — холод. Лютый могильный холод. Такой холод, что пробирал до костей. Такой, что кровь стыла в жилах. Из этого холода вдруг вынырнула рожа только что похороненного соседа и заорала дурным голосом:

«Молись за меня! Молись за меня!»

Приятель мой проснулся в ледяном поту и, едва дождавшись рассвета, пошел в церковь, поставил за покойника свечек у всех икон и заказал по нему молебен.

На следующую ночь страшный сон повторился. Лютый холод опять сковал моего приятеля. Из лютой холодной тьмы опять появилась рожа новопреставленного и опять заорала:

«Молись за меня! Молись за меня, придурок!»

Так что еще до рассвета приятель мой сел в огромный свой джип и не успокоился, пока не объездил все окрестные монастыри, не понаставил свечей во всех окрестных церквях и не заручился обещанием всех в округе почтенных монахов молиться за новопреставленного раба Божьего Кольку.

Больше сосед Колька не являлся приятелю моему в кошмарных снах. И это я не к тому пишу, что существует-де Бог и требует ставить ему свечки. А к тому, что почувствовав ледяное дыхание смерти, даже и вполне отчаянные люди пугаются. А испугавшись, ведут себя самым нерациональным образом: не перестают пить самогон, не перестают врезаться на квадроциклах в сосны, не перестают проваливаться под лед… Даже на диспансеризацию не ходят, а на войну, наоборот, готовы идти. Потому что это все полумеры. Потому что смерть все равно неизбежна.

Преодолеть страх смерти русский человек старается магически, то есть радикально, навсегда, а не на несколько жалких лет, как американцы.

Никаких научных данных о том, что свечечки помогают обрести бессмертие, не существует. Но мой приятель хотя бы попытался. При сомнительности средств величие замысла несомненно. По крайней мере, если не сама смерть отступила, то страх смерти отступил точно. И это обнадеживает. Можно привинтить к квадроциклу иконку святого Серафима Саровского и привычно направить квадроцикл в сосну.

Теги: как жить
Комментировать Всего 2 комментария

Позавчера всю ночь с АКМ 5,45 бегал по лесам. Самолет разбился на глазах. это похоже привет с последней посадки в шторм в Калининграде, когда самолет некоторое время ехал боком. Но про автомат не совсем ясно. 

Короче, есть идея сделать глобальную базу снов населения. Может таких, как я позавчера в лес две сотни ходило.

Хоть расскажут, за каких хреном. 

Несколько лет назад в родительскую субботу перед Троицей на рынке, дождавшись момента, когда расплачусь за творог , старушка стала просить денежку -милостыню:

- Доча, завтра родительская, Христа ради, дай на хлеб.

В ту минуту , когда подавала десятку, вспомнила отца( он был мусульманином).

В эту же ночь приснился , избитый, лицо в синяках. 

- Никогда так не делай, нас здесь за это бьют.

Это про страну мёртвых в Исламе.

Схожие с видениями Вашего приятеля были после смерти одного алколика, у которого выкупила комнату, расселяя коммуналку... ужас могильного холода и просьбы молиться за него все сорок дней после кончины. Так думаю, что эта страна то же имеет свои границы, только разделение по религиозным принципам(((