Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Константин Зарубин

Константин Андреев: Как избежать геноцида

Фото: Anzenberger/Fotodom
Фото: Anzenberger/Fotodom
+T -
Поделиться:

Как всегда, я хочу поговорить о том, что напрямую касается и меня, и вас. Вернее, я попробую рассказать, почему события, случившиеся двадцать лет назад в маленькой африканской стране, касаются и меня, и вас. Заранее спасибо за ваше внимание.

7 апреля 1994 года в Руанде началось массовое истребление мужчин, женщин, стариков и детей. Основная волна убийств продолжалась сто дней. Чуть больше трех месяцев.

За это время, по самой распространенной оценке, погибло не менее 800 тысяч человек. В первые недели средняя скорость бойни составляла несколько сотен убитых в час. Почти 40 процентов жертв зарубили при помощи мачете. Примерно по 15 процентов застрелили и забили дубинками. Остальных убивали мотыгами, отвертками, молотками. Топили в водоемах. Сжигали заживо. Младенцев швыряли об стены.

До событий 1994 года в руандийских удостоверениях личности фигурировало то, что в России принято называть «национальность». У тех, кто убивал, там было написано «хуту». У большинства убитых — «тутси». Убивали также тех, кто был «похож на тутси», женат на тутси, дружил с тутси, укрывал тутси или не хотел убивать тутси.

В связи с геноцидом в Руанде можно много чего вспомнить и много кого пропесочить. Например, «мировое сообщество». По мнению экспертов, пятитысячный контингент, обеспеченный транспортом, боеприпасами и благословением Совбеза ООН, мог бы предотвратить значительную часть убийств. Более того, именно столько иностранных солдат и находилось в Руанде и окрестностях в середине того апреля, включая две с половиной тысячи миротворцев ООН. Но миротворцам так и не дали ни патронов, ни приказа вмешаться. А остальные — французы, американцы, итальянцы — занимались эвакуацией белых. То есть тех, кого не убивали.

Это важно — помнить, как Великобритания, США и Китай вымарывали слово «геноцид» из заявления Совбеза от 30 апреля. Как взводу бельгийских солдат приказали оставить школу в Кигали, где укрывались две тысячи тутси. Важно помнить многое. Но я обещал говорить о том, что касается меня и вас напрямую.

Таких вещей три: групповая идентичность, пропаганда ненависти, человечность. О них и пойдет речь.

Групповая идентичность

Первые европейцы, попавшие в Руанду, нашли там полуфеодальное королевство. Страной правил «мвами», божественный монарх. Мвами, как и почти вся правящая элита, причислял себя к тутси. Большинство тутси при этом не имело к элите никакого отношения. Как и хуту, рядовые тутси занимались сельским хозяйством, платили подати и не слышали о романтических идеях европейского национализма.

Нет, Руанда не была мирной обителью кротких туземцев из мечты антиглобалиста. Мвами воевал с соседними царьками. Случались стычки между кланами. Но хуту и тутси не убивали друг друга на почве групповой ненависти.

В 1894 году до Руанды добрался сивилизасьон: сначала в виде немцев, а после немецкого поражения в Первой мировой — в лице бельгийцев. Следуя передовой псевдонауке своего времени, бельгийцы измерили туземцам носы и черепа, приписали к высшей или низшей расе и снабдили паспортами с указанием этнической принадлежности.

Высшей расой бельгийцы, как и немцы, сочли тутси. Прежде всего, тутси было в разы меньше, чем хуту. Они, как правило, были выше ростом. У них были тоньше носы. Широкое хождение получила теория о «египетском» или «семитском» происхождении тутси.

А главное, из тутси уже состоял правящий клан. Колониальные власти слали в Брюссель отчеты, полные расовых восторгов. Уберменш-тутси не просто «одарен живым умом». «Он прирожденный лидер, наделенный крайним самообладанием и просчитанной доброй волей».

Тридцать лет подобные наблюдения вдохновляли политику бельгийской администрации. Бельгийцы сохранили и усилили власть состоятельных тутси. Тутси доминировали в экономике, образовании, католическом священстве. Расовая сказочка пошла в народ. Даже голытьба с пометкой «тутси» в паспорте нередко верила в свое превосходство над соседями-хуту.

После Второй мировой, когда сивилизасьон снова навалил миллионы трупов, а передовая наука о форме носов вылилась в газовые камеры, бельгийская политика в Руанде изменилась. Но переигрывать историю было поздно. Не помогло ни выравнивание доходов хуту и тутси накануне независимости, ни победа партий хуту на первых выборах в 1960-м. «Тутси алчны и коварны, — все чаще твердили те, в чьем паспорте значилось «хуту». — Они хотят вечно держать нас в рабстве».

Хуту и тутси живут бок о бок несколько веков. Говорят на одном языке. Вместе верили в Рьянгомбе, Повелителя Духов. Вместе обратились в колониальное католичество. В плане культуры и традиций они отличаются друг от друга примерно так же разительно, как долговязые жители Перми от жителей Перми среднего роста.

Однако на пороге шестидесятых, когда начались первые массовые убийства тутси, это уже мало кого интересовало. Значение имели только групповые ярлыки, намертво впечатанные в паспорта.

Сильное чувство принадлежности к группе — первое необходимое условие массовых убийств.

Пропаганда ненависти

Спорадическое истребление тутси продолжалось все шестидесятые. Погибло не менее 15 тысяч человек; сотни тысяч тутси бежали из Руанды в сопредельные государства.

В 1988-м дети тех, кто нашел убежище в Уганде, создали военизированную организацию под названием Патриотический фронт Руанды (RPF). Своей главной целью они объявили возвращение беженцев-тутси на родину. Как и прежде, правящий режим хуту отказывался обсуждать эту тему, и в октябре 1990-го силы RPF начали войну против руандийского правительства.

Именно тогда члены правящей элиты и армейского командования начали планировать полное истребление тутси на территории Руанды.

Подготовка заняла четыре года. Четыре года президент Руанды Хабьяримана заговаривал зубы Западу, изображал многопартийность и даже подписывал с RPF договоры о прекращении огня и правительстве «национального согласия». Вся эта показуха сопровождалась массовым импортом мачете и созданием по всей стране ячеек «гражданской обороны» хуту. Для пущей эффективности завели и «народное ополчение» (Интерахамве) — отряды хунвейбинов, обученных убивать конвейерным методом.

Формула, из которой вывели геноцид, была предельно проста. RPF, гласила она, хочет «восстановить» владычество тутси. Всем хуту грозит «феодальное порабощение». Абсолютно все тутси — потенциальные «соучастники» коварного плана. Единственный способ их остановить — тотальное уничтожение.

К началу девяностых многие хуту с пониманием относились к подобной логике. Но для того, чтобы рядовые обывателя начали кромсать собственных соседей, требовался качественно иной градус ненависти. Расчеловечить тутси требовалось полностью. И здесь ключевую роль сыграли СМИ: газета «Кангура» и радиостанция Radio Télévision Libre des Mille Collines (RTLM).

У этих рупоров геноцида синонимом «тутси» служило слово inyenzi — «тараканы». Вот типичная цитата из передовицы в «Кангуре»: «Таракан рожает таракана… История Руанды показывает, что тутси не может измениться». В подшивке «Кангуры» можно нарыть весь катехизис типового борца с жидомасонами: тутси прибрали к рукам банки; тутси подсылают своих женщин соблазнять наших мужчин; тутси притворяются хуту, чтобы подорвать наше дело изнутри.

«Кангуру» читали взахлеб — те, кто умел читать. Уровень грамотности в Руанде начала девяностых не превышал сорока процентов, и львиная доля зомбирования легла на плечи RTLM. RTLM именовало себя «голосом демократического большинства». Дикторы говорили неформальным, дружеским тоном. Они использовали сленг и ставили заводную музыку. Успех радиостанции, возникшей за год до геноцида, был феноменален. RTLM слушали все, включая бойцов RPF. В отдаленных районах люди забирались на крыши, чтобы поймать слабый сигнал, да так и стояли, прижав к уху приемник.

Завороженные, они слушали, как просто устроен мир. Тараканы — враги. Тараканы виноваты в наших бедах. Тараканы готовят расстрельные списки. Тараканы насилуют наших женщин. Тараканы убили нашего президента. Патриоты должны вооружаться. Патриоты должны защищаться. Тот, кто ищет мира с тараканами, — предатель.

По оценке исследователей, не менее 50 тысяч человек стали убийцами непосредственно с подачи RTLM. Косвенное влияние радиостанции на масштабы геноцида измерению не поддается.

Пропаганда ненависти к другой группе — второе необходимое условие массовых убийств.

Человечность

Эта часть самая короткая. Я не буду разъяснять, что такое человечность. Пусть это сделает тот, кто оставался человеком в Руанде в апреле 94-го. Например, Дисмас Мутезинтаре Гизимба, хуту. Три месяца, рискуя жизнью, он спасал 400 детей и взрослых, укрывшихся в приюте для сирот.

«То, чему меня научили родители, — сказал он впоследствии, — очень помогло не поддаться злу во время геноцида. Если бы родители [убийц] по-настоящему объяснили детям, что тутси сделаны из такой же плоти и крови, они не посмели бы с такой жестокостью убивать людей».

Способность преодолеть групповую идентичность и не поддаваться пропаганде — единственное средство против массовых убийств.

Послесловие

Напоследок хочу рассказать, когда я понял, что должен написать этот текст. Это было недели четыре назад. Одна мать двух маленьких детей — сверху донизу белая, светловолосая уроженка Ленинградской области с высшим образованием — сказала мне, что поддерживает любые действия российской власти на Украине, потому что не хочет, чтобы «под окнами» ее квартиры — ее петербургской квартиры — «бегали бандиты с автоматами». Если Путин хочет «их давить» на Украине, добавила она, то пусть «давит».

В 2003 году Международный трибунал по Руанде нашел троих создателей «Кангуры» и Radio Télévision Libre des Mille Collines виновными в преступлениях против человечества. Один из осужденных уже умер. Двое других отсиживают свои тридцаточки в малийской тюрьме. Сомневаюсь, что они знакомы с последними достижениями российских СМИ.

Жаль. Ведь интересно же. Очень интересно было бы узнать их мнение. Всегда приятно послушать настоящих профессионалов.

Комментировать Всего 11 комментариев
"Рубите высокие деревья!"

А еще есть отличные художественные фильмы на эту тему:

"Отель Руанда" и "Отстреливая собак".

Очень тяжелые но, на мой взгляд, must see.

Эту реплику поддерживают: Константин Зарубин, Андрей Шухов

Когда я жил в Брюсселе, там судили двух монашек-хуту. Такие с виду интеллигентные благочестивые черные бабки в очечках. Каждая своими руками убила несколько сот человек. Я так и не отделался от ощущения, что не понимаю, куда, в какой раздел миропонимания это поместить - монашки, очечки, тысячи трупов...

Но хуту и тутси не убивали друг друга на почве групповой ненависти.

Увы, но это более чем сомнительно. Они не убивали В ТОТ МОМЕНТ, поскольку социальная пирамида была устойчивой. Но до этого тутси завоевали эту территорию и подчинили себе хуту. Кроме того, статус хуту был близок к статусу общественных рабов, что предполагает насилие. Илоты в древней Спарте не сосуществовали в гармонии со спартанцами.

Как говорится, за что купил, за то и продаю: 

http://www.amazon.com/The-Rwanda-Crisis-History-Genocide/dp/023110409X

www.amazon.com/Conspiracy-Murder-Genocide-Linda-Melvern/dp/1844675424/

(Ссылки не хотят вставляться.)

Я знаю. Это так принято теперь - объяснять все несчастья в мире кознями евр......белого человека. По большому счету это тот же расизм, но вывернутый наизнанку. Типа, чернокожие люди генетически неспособны перерезать несколько сот тысяч себе подобных, если бы их белые не обучили. :)

Сергей, я надеюсь, Вы не в моей статье прочитали такие утверждения. Надеюсь, потому что их там нет.

Пояснение на всякий случай:

Африканцы, разумеется, убивали друг друга и до прихода белых. Примерно в таких же масштабах, как европейцы в период позднего Средневековья или раннего Возрождения. То есть обыденно, повсеместно, но не сотнями тысяч. Насколько я могу заключить из всех источников, которые просмотрел, работая над этим текстом, никаких свидетельств геноцида хуту или тутси до прихода европейцев просто нет.

Разумеется, "белые" не учили "чёрных" убивать. Они просто принесли с собой кое-какой идеологический багаж. Например, последовательный расизм вместо стихийной ксенофобии. Идею "национального" государства с "национальной" мифологией. Политику, построенную по "национальному" признаку. А также средства массовой информации. То есть всё то, без чего групповую идентичность и групповую ненависть очень трудно раздуть до масштабов геноцида - что белого (Холокост), что чёрного (Руанда).

Заводить речь о "генетических способностях" здесь как минимум неуместно. Люди массово убивали и убивают себе подобных везде. Но для того, чтобы убивать сотнями тысяч, нужны устойчивые группы, состоящие из сотен тысяч - "национальности", "классы", "единоверцы". И эта "макроидентичность" должна идеологически подавить "микроидентичность".

Сергей, я надеюсь, Вы не в моей статье прочитали такие утверждения.

Нет, естественно.

Насколько я могу заключить из всех источников, которые просмотрел, работая над этим текстом, никаких свидетельств геноцида хуту или тутси до прихода европейцев просто нет.

Нет, потому, что доколониальная Африка за малым исключением не зналла письменности и не было свидетелей-иностранцев, оставивших записи. Там, где свидетели были - в Южной Африке - остались детальные описания такого явления как Мфекане, в ходе которого зулусским вождем Чака были уничтожены миллионы люддей. По консервативной оценке - не меньше миллиона. При том, что плотность населения в КваЗулу была на порядки ниже, чем в сегодняшней Руанде.

То есть всё то, без чего групповую идентичность и групповую ненависть очень трудно раздуть до масштабов геноцида - что белого (Холокост), что чёрного (Руанда).

Не нужна была никакая европейская "национальная мифология" монголам для уничтожения миллионов населения Хорезма в 13 веке и вьетнамцам для истребления тьямов в 15 веке. Геноцид - порождение европейской цивилизации (ИМХО!) лишь в том смысле, что она сделала его предметом осмысления, рефлексии (в форме оправдания или осуждения), а как "нормальное", неосмысляемое явление жизни, геноцид существовал всегда. Так были уничтожены многие народы в разные исторические периоды и на разных континентах.

 

Новости наших партнеров