Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский /

Конкурс двойников Киселева

Участники дискуссии: Степан Пачиков
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

Единое российско-украинское «пространство мнений» сейчас устроено примерно как крещенская прорубь (или как выгребная яма, кому какое сравнение ближе): окунулся — скорее вылезай и вытирайся. Во избежание проблем со здоровьем. Не нырять вообще — выбор слабаков. Остальным приходится разбираться в природе получаемых впечатлений.

Как уже известно читателям этой колонки, украинский кризис сделал меня зрителем — пусть и не постоянным — программ Дмитрия Киселева. Он ведь до такой степени уже участник событий, что и санкции против него введены в Европе (за что газета «Известия» окрестила Киселева «Юрием Гагариным современной журналистики»).

Киселев работает в жанре расчетливой истерики. В том же интервью «Известиям» он объяснил, что сжигать сердца геев в свое время призвал «в контролируемом запале специально для затравки полемической программы, где конфликт мнений с элементами шоу был заложен драматургически». По какому-то такому же принципу, видимо, сформулировал он и максиму про Россию — единственную страну, «способную превратить США в радиоактивный пепел».

У меня нет вопросов к Киселеву. Он все про себя хорошо объяснил: и про защиту того, что ему представляется интересами государства, на которое он открыто и официально работает, и про кликушеский тон — так он представляет себе полемический задор. Это все грани профессионализма, который Киселев определяет как журналистский. Внутри себя система под названием «Дмитрий Киселев» абсолютно логична, а безумной кажется только со стороны.

Гораздо труднее обнаружить внутреннюю логику в текстах людей, которые вдруг принялись исполнять роль Киселева в соцсетях, радикально повысив эмоциональный накал постов. Кажется, бесплатно.

Вот Дмитрий Ольшанский, не замеченный до украинского конфликта в кровожадности, а известный как экстремальный интеллигент:

«Хочется напомнить каждой либеральной гниде, которая довольно хихикает, глядя на то, как сотни людей забирают в украинскую госбезопасность, — вот какую вещь.
Да, на востоке Украины в любой момент сопротивление могут подавить, людей — разогнать, посадить, убить.
Они там стоят, не зная, доживут ли они до завтра.
Но здесь — не восток Украины. И, тем более, не Киев.
И здесь у вас, гниды, никакой жизни больше не будет.
Сейчас вас пинками выкидывают с работы, закрывают ваши медиа, вырубают вашу малину со всех сторон.
А дальше будет больше.
Думаю, вы уже догадываетесь, что будет дальше.
И поделом.
Потому что вы гниды».

Это почти стихи, поэтому привожу без изменений: каждое предложение — абзац. Киселев так не может, да и нельзя ему пока в государственном эфире. Зато у нас, наделенных фейсбуком, есть Ольшанский.

Он, правда, удалил один недавний пост, который перед этим мучительно редактировал, — в нем он призывал засевших в Донецкой обладминистрации сепаратистов «убрать из здания» московского журналиста Илью Азара, который «ищет гадости для медиа, лояльных киевскому режиму». Но не ранее, чем «ориентировка» распространилась среди сторонников Донецкой республики, которые принялись разыскивать Азара, чтобы объяснить ему за жизнь. Так Киселеву тоже пока нельзя.

Или вот Максим Кононенко, автор блестящего (я правда так думаю) блога про Владимира Владимировича (тм), — о Юлии Тимошенко:

«Тимоха ссыт и я счастлив.

С 2001-го года я ждал, чтобы эта сука оказалась под забором.

Янукович, мир ему и слава Ростову-на-Дону, засунул таки ее под забор.

Теперь она опять вылезла и я опять жду.

Апельсинки наколотые б****.

Вот - Гитлер.

p.s. самое большое моё разочарование в Путине — это когда он с этой п***** что-то такое подписывал.

Путину пришлось заплатить мне за тот позор Крымом. Я удовлетворен».

Кононенко много работает на государственные и прокремлевские СМИ: пишет колонки в «Известия» и на vzglyad.ru, что-то делает на ВГТРК. Он и раньше горячо поддерживал захват Крыма, объяснял, почему для России не страшна обструкция на Генеральной ассамблее ООН, — но я не помню, чтобы он сбивался на истерику. Я даже допускал, что он все это от чистого сердца: мне встречались спокойные и разумные сторонники Путина из среды, которую в советское время называли ИТР, а Кононенко как раз программист.

Но тут все по канону. Каждое предложение — абзац. Крик души. На мой вопрос, искренняя ли истерика или ему что-то пообещали за повышение градуса, Кононенко ответил, что с 2001 года испытывает к Тимошенко сильную личную неприязнь. Почему — объяснять не стал: «Не только моя тайна».

Я и сам не фанат кандидата в президенты Украины Тимошенко Ю. В., но не представляю себе, что могло бы сподвигнуть меня на вышеприведенный текст.

Такое впечатление, что некоторые авторы, чьи тексты мне случалось читать с удовольствием, теперь подрядились участвовать в конкурсе двойников Дмитрия Киселева. Ольшанский и раньше бывал эмоционален, но сейчас — накален до предела. Кононенко спокойно и иронично аргументировал, а теперь — вдруг брызжет ядовитой слюной.

Сам Киселев тоже участвует, но проигрывает. Тексты у него хуже.

В 30-е годы вроде бы случалось, что интеллигенты вдруг будто срывались с цепи, прославляя Сталина и проклиная его врагов, — от страха, что придут и за ними, как пришли за коллегами, соседями, приятелями. Чем им было страшнее, тем сильнее становилась правоверная истерия. Но здесь явно не тот случай. Во-первых, ни за кем еще по-настоящему не пришли, только болтают. Во-вторых, за Ольшанским и Кононенко никто и не придет никогда: они знают людей в правильных местах, работали с такими людьми и на них, они в любом случае на хорошем счету. Им совершенно нечего бояться даже в случае дальнейшего движения России вглубь истории, по советскому пути.

Скорее, так: чем ты резче, тем заметнее. В 2010 году Олег Матвейчев, бывший мелкий служащий кремлевской администрации, а на тот момент заместитель волгоградского губернатора, опубликовал в своем блоге и поныне знаменитый комментарий:

«знаете о чем я мечтаю?
чтоб в один прекрасный день собрались вы все на большом майдане
все горлопаны крикуны сетевые хомячки борцы с корупцией выступающие за власть народа завистливые козлы считающие деньги в чужом кормане манипулируемые лохи и неудачники всех мастей обвиняющие в этом кого угодно только не себя
собрались со всеми вашими знаменами
с пеной у рат и криками чиновников на фонари!!! нет коррупции! власть -народу!
чтоб собрались все
чтоб ни один сука дома не остался
главное чтоб все вылезли
жаль только площади такой нет в
вот в китае хорошо было
Тянь ань мыынь вмещает 1 миллион человек

и вот когда все бы вы вылезли
вышла бы танковая армия и всю сволоту все говно нации наматало бы на гусеницы
ыжгло бы все каленым железом
и вот тогда как после Тяньань мынь в Китае у нас бы тоже 20-30 лет подряд был бы экономический рост по 10 процентов в год

а через 20-30 лет всю процедуру опять повторить потому что опять народиться новгое поколение майданщиков неудачников лохов и горлопанов

ты к народу имеешь такое же отношение как кал к телу
а всякое тело периодически должно самоочищаться
путем тяньанбмыня
иначе, если либеральничать кал майданутых и впямь может попасть в мозг
как это было на украине после майдана
и за 5 лет старна была отброшена на 10 лет назад

или как у нас в революцию после выстрела авторы
когда старна 10 миллионов человек потеряла из за власти горлопанов
хорошо товарищ сталин этих перемнентых революционеров и горлопанов революции и ленинскую гвардию отправил работать на север».

Все как полагается. Почти стихи. Каждое предложение — абзац. Даже грамматические ошибки работают на общее впечатление. Вот кто выиграл бы конкурс двойников Киселева, запости он это сейчас! Но Матвейчеву уже можно быть спокойнее: положение обязывает. Автор текста про говно нации, которое следовало бы «наматать на гусеницы», теперь профессор Высшей школы экономики, где студенты в 2012 году признали его одним из лучших преподавателей (есть в ВШЭ такая традиция — голосовать за лучших).

В моменты нестабильности нельзя быть умеренным. Градус истерики лучше повышать до отметки, близкой к максимуму. Больше одного предложения в абзаце допускать в любом случае не стоит, но нужно оставить себе возможность в крайнем случае перейти исключительно на прописные буквы. Запомнятся только такие тексты. Кому запомнятся? Ну, тут уж как повезет. Но Большой Брат так или иначе все видит. Потом, когда все устаканится, можно будет сделать следующий карьерный шаг или, по крайней мере, не лишиться уже наигранных связей. Никто не задаст вопроса «А где ты был, когда?..»

Есть и еще один вариант: неудержимая искренность.

Допускаю.

Но ведь искренность достойна не только уважения, но и награды?

Комментировать Всего 1 комментарий

"Во-вторых, за Ольшанским и Кононенко никто и не придет никогда: они знают людей в правильных местах, работали с такими людьми и на них" 

Кох тоже знает людей в правильных местах, работал с ними и на нах ...

За Максимом еще как придут, он с Павловским работал ...

У Паркера (с "их" точки зрения) есть большой недостаток: он для них слишком умный.

Эту реплику поддерживают: Алексей Байер