Маруся Ищенко /

Зима близко. Как в России выжить без дома

«Сноб» расспросил бывших бездомных о том, как они жили на улице, чем занимаются сейчас и что нужно для того, чтобы вернуться к нормальной жизни

+T -
Поделиться:
Фото: Anzenberger/Fotodom
Фото: Anzenberger/Fotodom

Василий, соцработник, бывший бездомный: «Некоторым просто нравится такой образ жизни»

Экс-сотрудник пешей бригады «Соцпатруля» — 38-летний Василий. Он проработал там три года и был не прочь сменить профессию (что он и сделал некоторое время назад, устроившись на склад кладовщиком-комплектовщиком). Василий говорит: главное, что он не сдавался и «потихонечку шел вверх»: давно бросил пить, недавно — курить, в прошлом году женился и переехал к жене. До этого два года снимал вместе с другом квартиру, а еще раньше — жил в соцгостинице.

Вернувшись в 2010 году из тюрьмы, Василий обнаружил, что идти ему некуда. Поддавшись на уговоры подруги-коллеги со швейной фабрики, его парализованная мама решила обменять «двушку» в Алтуфьево на «однушку» с доплатой — и оказалась в Бескудниково, в квартире сына этой самой подруги. «Ее туда впихнули на полгода, безо всяких прав, безо всего, — рассказывает Вавилий. — Когда она спросила про документы, ей ответили: “Тебе что, плохо живется? Тогда мы тебя сейчас вывезем на твоей инвалидной коляске в лес и там оставим”. Документы к тому моменту давно уже выкинули и ее, и мои». К счастью, до леса дело не дошло, и мама Василия попала в пансионат для ветеранов труда в Коньково, где живет до сих пор (наивно спрашиваю, не пробовали ли они вернуть квартиру? «Нет, — мрачно отвечает Василий. — Тут без вариантов»).

Сам он, по совету мамы, поехал в «дешевую гостиницу в Люблино», которая «оказалась просто бесплатным бомжатником». Василий предполагал остаться там на пару дней, а застрял на полтора месяца. Уехал из Люблино после того, как ему пообещали место администратора, но обманули. Следующие полтора года Василий жил в Марфино, параллельно работая там номинально дворником, а по сути разнорабочим. «Но мне это изрядно поднадоело, и я решил, что надо что-то улучшать, и устроился социальным работником».

Василий честно признается, что к тем людям, с которыми общался по долгу службы, относится не очень хорошо. Да, он согласен, что «упасть можно в любой момент, а вот выбираться оттуда сложно», и понимает, что «такой разнузданный образ жизни — это болото, которое затягивает». Но о своей бывшей работе рассказывает все-таки с явной досадой: «К некоторым подходишь: “Чем-то помочь, какие-то проблемы?” — “Да не, все нормально”. То есть валяться в непонятном состоянии где-то на картонке — это нормально?! Есть такие люди, они просто бичи — у них есть квартира, прописка, но им просто по нраву такой образ жизни. Он ни к чему не обязывает, сердобольных же хватает: и приоденут, и помоют, и покормят. Так что для некоторых жизнь на улице — это их сознательный выбор».

Карина: «Все эти 8 лет я спала по 2-3 час в сутки»

Главная причина бездомности

Бизнес на вшах: как выжить на улице

Денис: «Запьешь — и придется начинать все с нуля»

 Ресоциализация бездомных: пока что больше на словах
 Василий: «Некоторым просто нравится такой образ жизни»
 «Селективный» законопроект
 Юрий Потапенко: «Людей нужно подталкивать в правильном направлении»

 Александра Лукасевич: «Помыть, одеть и накормить бездомного — это только начало пути»

 Анджей: «Больше не хочу искать приключений на свою голову»
 Карина: «Я такая одна на миллион»
 

Назад Читать дальше

Перейти к седьмой странице